Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Растут риски — растет и спрос на страхование
01.03.2010

Растут риски — растет и спрос на страхование

О том, как страховщики развивают свои страховые программы и подходы в соответствии с меняющимися потребностями рынка и заемщиков, «Банковскому обозрению» рассказал первый заместитель генерального директора Страхового Дома ВСК Александр Каменецкий.


Александр Каменецкий

— Александр Наумович, изменились ли как-нибудь принципы взаимодействия банков и страховых компаний из-за кризиса?

— Для бизнеса сегодня характерны новые риски, а цена ошибки может быть высока. В связи с этим спрос на инструменты риск-менеджмента, в том числе страховую программу защиты со стороны банков, растет. В настоящее время можно говорить о хороших перспективах для делового взаимовыгодного сотрудничества. По результатам первого полугодия 2009 года ВСК удалось сохранить взаимодействие с основными партнерами — банками.

При этом ВСК руководствуется приоритетностью интересов потребителей банковских и страховых услуг. Мы находим механизмы, которые повышают возможности потребителя осуществлять заимствование за счет правильного применения страхования. Более того, убежден, что сегодня отдельные страховщики по уровню профессионализма и применяемых бизнес-технологий не уступают банкам и готовы реализовывать для банков и их клиентов целый комплекс услуг, среди которых наиболее значимыми являются: аудит потребностей в страховании; профессиональное управление рисками, что выражается прежде всего в разработке и реализации комплексных программ страхования, характеризующихся оптимальным сочетанием содержания и стоимости страховой защиты; консультации по вопросам риск-менеджмента и страхования.

— У страховщиков, кстати, в новых условиях как-то меняются подходы к формированию программ страховой защиты? Подстраиваетесь под «кризисный» спрос?

— Безусловно. Например, у нас есть такое предложение: «защищенный карточный счет». Суть его в том, что если клиент, имеющий карточный счет в банке, перестал получать доходы, обеспечивающие исполнение его обязательства перед банком, то страховая компания на какой-то период берет на себя риск поддержания уровня доходов клиента для обеспечения выплат по этому счету при соблюдении определенных условий. Скажем, если человек стал безработным, то требуются официальные подтверждения его статуса безработного. И он лишается права поддержания уровня доходов со стороны страховщика, если немотивированно отказывается от вариантов трудоустройства — как это происходит по стандартам службы занятости.

Существуют разные модификации продукта — как по карточным зарплатным проектам, так и по кредитным картам. Есть технология реализации этого продукта с ипотечным кредитом. Подобное предложение у нас существует с 1996 года, но именно сейчас эта программа стала особенно востребована банками, да и их клиентами — заемщиками.

Однако следует отметить, что и в работе по данной программе мы стали более осторожными и вносим необходимые «кризисные» поправки в процесс андеррайтинга. То есть подстройка происходит как из-за возрастания спроса, так и по причине увеличения рисков.

Например, с одним банком мы прорабатывали условия страхования заемщиков потребительских кредитов. Одним из оснований для страхового возмещения по программе является утрата трудоспособности. Если человек стал инвалидом, это достаточно сложно фальсифицировать. А банк говорит: «Давайте мы будем страховать еще и временную утрату трудоспособности». То есть если человек заболел и находился на больничном 15 дней, недополучал доходы, то это должно рассматриваться как страховой случай и страховая компания должна нести обязательства за такого заемщика. Теоретически у заемщика сразу же возникает соблазн пойти и взять больничный лист. И если ты месяц проболел, то за этот месяц кредит за тебя погасит страховая компания. Поэтому, безусловно, и страховщик должен предпринимать меры, которые защищают его от недобросовестного поведения потребителей.

Чтобы сохранить сотрудникам привычный уровень медицинского обеспечения, банки предлагают им софинансирование расходов на медицинское страхование.

— А как меняется рынок с точки зрения страхования банками собственных рисков? Банки экономят?

— Безусловно, изменения есть, причем как в сторону сужения спроса на одни программы, так и в сторону увеличения спроса на другие. Заметно снизились расходы банков на страхование своих имущественных интересов — зданий, автотранспорта, а также на страхование персонала, медицинское страхование сотрудников. При этом многие банки нашли другой выход: чтобы обеспечить сотрудникам привычный уровень медицинского обеспечения, предлагают им софинансирование расходов на медицинское страхование.

Банки столкнулись с необходимостью постоянно поддерживать высокие объемы наличности в банкоматах, кассовых узлах, отделениях банков. Это повысило внимание к обеспечению защиты операций с наличными деньгами, в том числе путем страхования. Если раньше, случаи посягательства, например, на банкоматы были достаточно редки, то сейчас мы отмечаем явный всплеск спроса на страхование банкоматов, денежной наличности в банкоматах, страхование перевозок денежной наличности.

Кстати, здесь очевидна закономерность, характерная для страхового бизнеса. Риски, где статистика благоприятная для страховщиков, не вызывают интереса у страхователей. И наоборот, риски с угрожающей статистикой менее интересны для страховщиков, но востребованы у наших клиентов. В страховании банкоматов и перевозки наличности как раз наблюдается рост рисков для страховых компаний.

— Значит, у страховых компаний автоматически уменьшается интерес к этим программам?

— Нет, так нельзя сказать. Если есть спрос, есть и предложение со стороны страховщиков.

Просто профессиональные страховые компании применяют достаточно глубокий подход к оценке рисков. Например банк, учитывающий при размещении банкоматов требования удобства в использовании для потребителей и безопасности, вправе расчитывать получить от страховой компании страховую защиту.

— Изменились ли подходы банков к страхованию при кредитовании реального сектора?

— Действительно, в сегменте страхования при кредитовании малого и среднего бизнеса произошли наиболее заметные изменения. Банки прорабатывают этот сегмент довольно активно, стремясь диверсифицировать свои кредитные риски и более внимательно относятся к гарантиям возврата денежных средств. Если раньше банки предъявляли требования по страхованию залога только при крупных кредитах малым предприятиям в объеме 10–30 млн рублей, то сейчас эти требования распространяются даже на микрокредиты от одного до двух миллионов рублей.

Банкам часто приходится принимать в залог автомобили, разного рода товарно-материальные и имущественные ценности изначально невысокой стоимости при работе со средним и малым бизнесом. Банки обязывают заемщика страховать такие залоги, стремясь обезопасить свои риски.

Эта тенденция становится устойчивой, и это мы должны учитывать в своей работе. Поясню на примере. Страховые полисы в данных случаях оформляются в рамках стандартных правил. Банк и клиент нацелены на быстрое принятие решений. Для того чтобы упростить процедуры андеррайтинга без потери качества, мы адаптируем свои программы под кредитные программы конкретного банка. Благодаря сокращению времени и расходов на принятие, согласование решения, расчет тарифов страховой полис может быть оформлен в течение часа.

Мы отмечаем явный всплеск спроса на страхование банкоматов, денежной наличности в банкоматах, страхование перевозок денежной наличности.

— В условиях снижения кредитной активности многие банки больше внимания уделяют комиссионным доходам. Страховщикам заметна эта тенденция?

— Конечно. Причем у данной тенденции имеется вторая составляющая. От прежней тактики захвата рынков банки переходят к тактике удержания клиентов и предоставления им более широкого спектра услуг.

Безусловно, главная цель — повысить устойчивость своей клиентской базы и предложить больше услуг из «одних рук». Но есть и стремление получить дополнительные доходы за счет участия в реализации сопутствующих услуг, в том числе страховых. Например, в связи со снижением объемов кредитования у сотрудников банков появилось время для реализации страховых полисов.

— Неужели кросс-продажи активизировались?

— Да. Со своей стороны мы можем утверждать, что у многих банков есть интерес к тому, чтобы предложить своим клиентам больше услуг. Банкиры и страховщики понимают, что партнерские отношения способны принести ощутимый результат и уже сегодня готовы предложить потребителю единую программу, включающую в себя как банковские услуги, так и встроенный механизм страховой защиты.

Наша компания разрабатывает сразу несколько новых проектов с банками в этой сфере. Причем к традиционным стандартизированным программам (так называемым «коробочным продуктам»), к которым пока относилось, пожалуй, только ОСАГО, добавляются новые, более инновационные. У нас есть страховые программы «Талисман», «Хранитель». Это страхование домашнего имущества, загородных строений, страхование от несчастного случая. Практически это уже унифицированные стандартизированные программы.

Отмечу еще, что страховщики модернизируют не только программы, но и сами подходы к процессу страхования.

— В чем это выражается?

— Например, мы идем навстречу клиенту в вопросах предоставления рассрочки платежа. Это касается как договоров страхования заемщиков-предприятий, так и в отдельных случаях договоров страхования ипотечных заемщиков — частных лиц. Кстати, о поддержке последних нас зачастую просят банки, и мы, изучив все факторы, стремимся предоставить отсрочку в один-два месяца уплаты страховой премии.

— А как вы относитесь к политике дисконтирования, применяемой банками при оценке залогового имущества? Говорят, дисконт уже иногда доходит до 70%.

— Несмотря на то что многие банки сейчас перестраховываются, занижая стоимость залогового имущества в договорах кредитования, мы опираемся на действительную, восстановительную стоимость имущества. Таковы требования законодательства и андеррайтинга в ВСК.

Для одного кредита залоговая масса объекта бывает явно избыточна. А если разбить это имущество на лоты, то можно страховать их отдельно.

— Восстановительная стоимость получается больше, чем залоговая?

— Как правило, да. Важно, чтобы не были нарушены принципы страхования. По закону мы не можем установить страховую сумму, превышающую действительную стоимость имущества. В то же время мы не стремимся страховать на суммы, меньшие, чем действительная стоимость. При страховом случае должны быть покрыты реальные убытки, причем как банку-залогодержателю, так и залогодателю.

Больше того, мы стараемся с клиентами и с банками строить отношения так, чтобы это имущество выводить из-под залога по мере роста ссудной задолженности перед банком. В нынешних условиях это, как минимум, связывает руки предпринимателю — он больше не может использовать этот объект для залога при получении других кредитов. При этом для одного кредита залоговая масса объекта явно избыточна. А если разбить это имущество на лоты, то можно страховать их отдельно. Такой подход требует доверительного и эффективного диалога между банком и страховщиком.

— Многим банкам сейчас нужна ликвидность, и они еще более заинтересованы в привлечении средств от страховщиков…

— Да, по-прежнему многие банки настаивают на том, чтобы страховые компании, сотрудничающие с банками по программам страхования банковских рисков, продолжали размещать у них денежные средства. Однако, задумайтесь, зачем банкам в условиях кризиса привлекать избыточные средства, формируя тем самым дополнительные обязательства, если активы не работают, многие программы кредитования сокращены? Может быть, чтобы поддерживать на определенном уровне не столько ликвидность банка, сколько возможность финансировать издержки, «пересидеть» кризис?

Это довольно тревожная ситуация, поскольку банки являются институтом, задача которого заставить деньги работать эффективно.

— Как все-таки обратить взаимодействие банков и страховщиков в сферу управления рисками?

— Нужно вернуться к теме оценки рисков при использовании банком любых финансовых инструментов. Особенно в тех случаях, когда банк выводит свои активы на рынок и финансирует в той или иной форме предприятия. На этот счет у Страхового Дома ВСК есть целый ряд предложений. Они, кстати, касаются не только управления рисками, но и способов взаимного снижения издержек банков и страховщиков. Ведь очень часто и банк, и страховая компания проделывают одну и ту же работу при оценке рисков, заемщика, эффективности использования заемщиком своих основных фондов и, конечно, при оценке защищенности имущества заемщика от ключевых рисков.

Поэтому необходимо наладить взаимодействие банков и страховщиков на разных стадиях реализации совместных проектов. Банкирам нужно активнее использовать инструментарий риск-менеджмента страховых компаний — это позволит не только реализовать защиту от рисков, но и ощутимо снизить издержки. Страховщики со своей стороны готовы к такому диалогу, нам нравится помогать нашим партнерам сохранять и приумножать капитал.

Показатели Страхового Дома ВСК

Александр Каменецкий:

В первом полугодии 2009 года ВСК продемонстрировала стабильность ключевых финансовых показателей деятельности. Объем премии по добровольным видам страхования и ОСАГО за шесть месяцев 2009 года составил 9,1 млрд рублей. Размер выплат — 4,8 млрд рублей.

ВСК остается прибыльной компанией. Прибыль компании за первое полугодие превысила 664,4 млн рублей (по итогам 2008 года — 605,5 млн рублей).

На фоне общего снижения страхового рынка, по ключевым направлениям бизнеса ВСК был достигнут рост: по корпоративному страхованию — 100,3%, по розничному — на 107%. Наиболее высокие темпы роста за первые шесть месяцев 2009 года компания продемонстрировала по страхованию в авиационной и космической сферах — темп роста 151%; страхованию водных судов — 134%; добровольному медицинскому страхованию — 124%; страхованию строительно-монтажных рисков и ответственности строителей — 115%; страхованию имущества, строения, жилья граждан — 107%.

Показателем удовлетворенности качеством работы ВСК стало увеличение числа новых клиентов, повышение уровня пролонгации договоров на 7,6%. Общее число заключенных договоров за первое полугодие 2009 года возросло и составило 1,5 млн. В общем сборе премий доля договоров с юридическими лицами составляет 52%, с физическими лицами — 48%, что говорит о сбалансированности портфеля.

Диверсификация по отраслям, отсутствие зависимости от одного клиента — всегда были нашими конкурентными преимуществами, а в условиях экономического кризиса роль этих факторов в обеспечении устойчивости ВСК существенно возросла. Мы уверены, что деятельность компании в этом году останется прибыльной.






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ