Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Реальный сектор защищает от кризиса
01.11.2008
Реальный сектор защищает от кризиса

Так случилось, что перед интервью с председателем совета директоров банка «Гарант-Инвест» Алексеем Панфиловым корреспондент «БО» провел весь день на конференции. И хотелось узнать, как сегодня вели себя биржи. Удивительно, но на вопрос о точном показателе индекса РТС Алексей Панфилов ответить не смог, заметив только, что он опустился. Банк «Гарант-Инвест» никак не связывает свои успехи с фондовыми спекуляциями.



— Алексей Юрьевич, «Гарант-Инвест» в этом году отмечает 15-летие. Для банка солидный возраст. Как вы пришли в этот бизнес?

— Банк «Гарант-Инвест» получил лицензию 12 ноября 1993 года. Учредителями были 203 человека. Это был второй банк в России, принадлежащий исключительно частным лицам. Об этом даже на CNN показали репортаж. Я тоже был среди учредителей, но в основном это были профессора и академики Института мировой экономики и международных отношений. Уставный капитал был минимально допустимым, поэтому банк занимал две тысячи пятьсот какое-то место среди банков России. Их тогда было много.

Поначалу банком управляли профессора, и подход их, понятное дело, был несколько академичным. В тех условиях к успеху это привести не могло. С 1995 года я уже более активно включился в деятельность банка. И 14 мая 1996 года, в мой день рождения, меня избрали председателем правления.

— Сколько вам тогда исполнилось?

— 24 года. На тот момент я был самым молодым председателем правления банка в России. С того дня, можно сказать, началась нынешняя история банка.

Был взят курс на реальный сектор экономики, причем с прицелом как на кредитование предприятий, так и на прямые инвестиции. Это позволило нам не только выжить в 90-е, да и в 2000-е, но и создавать вокруг банка дочерние предприятия, которые затем оформились в финансово-промышленную корпорацию «Гарант-Инвест».

Логика была проста: маленькому банку было довольно сложно заниматься только клиентским бизнесом, кредитовать сторонних заемщиков. Не хватало денег, технологий, элементарно даже не хватало средств привлечь хорошие кадры. Поэтому стали создавать дочерние производства — линии по выпуску продовольствия, лекарств. Причем мы создавали полные циклы: производство, оптовая дистрибуция, розничная торговля. С тех пор у нас сохранилось свое направление розничной торговли — собственная сеть супермаркетов «Мой магазин». Помимо собственности это еще и постоянный денежный поток, который легко планировать.

Так и повелось, что источниками ресурсов для банка были не только клиентские платежи, которые могут колебаться в трудную минуту, но и оборот дочерних компаний, бизнес которых понятен и подконтролен банку.

Такой подход — опора на дочерние бизнесы в реальном секторе — позволил нам пережить 98-й год без потерь для клиентов. Банк «Гарант-Инвест» никогда не проводил ни одной операции с ГКО. Все 15 лет своей истории мы практически не занимались спекуляциями, какую бы прибыль они ни сулили. Это позволило без проблем пройти все кризисы. У нас и сейчас минимальный портфель ценных бумаг. Он, конечно, упал в цене, но мы даже не собираемся его продавать. От него ликвидность банка не зависит, пусть полежит, пока котировки не восстановятся.

У нас и сейчас минимальный портфель ценных бумаг. Он, конечно, упал в цене, но мы даже не собираемся его продавать.

— Когда вы стали специализироваться на развитии недвижимости?

— В 2001 году мы начали заниматься девелопментом недвижимости, причем, подчеркну, исключительно коммерческой недвижимости. К сожалению, сейчас под недвижимостью понимают все вместе. Но в разных сегментах недвижимости совершенно разное поведение рынка. В России, особенно в Москве, удивительный рынок жилья. Во многих новостройках, сданных пять-семь лет назад, живет 10% покупателей. Все остальное — инвестиционные квартиры. Они пока еще не падают в цене, но уже не всегда ликвидны.

Что касается рынка торговых или офисных площадей, то тут по-прежнему сохраняется и дефицит, и высокий платежеспособный спрос. У нас на каждое место в торговом центре претендуют пять–шесть подходящих нам по концепции и платежеспособности арендаторов.

Сегодня в корпорации «Гарант-Инвест» построены и работают шесть торговых центров. Еще семь строек идет. Такие центры дают рентабельность до 35%, окупаются за четыре года и дальше приносят гарантированный доход. Мы остаемся собственниками этих центров, это наши дочерние предприятия. И при выборе арендаторов мы, конечно, отдаем предпочтения тем, кто готов открывать счета в банке «Гарант-Инвест». Поэтому если вы зайдете в торговый комплекс «Галерея Аэропорт» или в ТЦ «Ритейл парк», другие наши торговые центры, то вы во входной зоне в большинстве магазинов увидите наклейку «Visa, Master card — Банк «Гарант-Инвест».

             

— То есть вы по-хорошему привязываете арендаторов к обслуживанию в банке.

— Именно по-хорошему. Вот в торговом центре 65 магазинов. Можно гонять туда 65 броневиков инкассации. А можно пригнать один броневик и закинуть в него 65 мешков. Мы даем скидку на услуги инкассации, потому что и у нас транспортные расходы меньше, и арендатору-клиенту так выгоднее. То же самое с эквайрингом. Протянули одну оптоволоконную линию, запитали от нее все терминалы в магазинах и обеспечили более дешевый эквайринг для всех арендаторов в этом торговом центре.

Справка.БО

КБ «Гарант-Инвест» — создан в 1993 году. Является основателем финансово-промышленной корпорации «Гарант-Инвест». Приоритетные направления работы банка: инвестиционная деятельность на рынке коммерческой недвижимости, организация финансирования коммерческих проектов и персональное обслуживание корпоративных и частных клиентов. Входит в Ассоциацию российских банков и является участником системы страхования вкладов.

По состоянию на 01.10.2008 г. валюта баланса банка составляет 4 449 631 тыс. рублей, собственный капитал — 463 261 тыс. рублей. Активы группы КБ «Гарант-Инвест» по МСФО — 11 316 210 тыс. рублей, капитал — 4 508 920 тыс. рублей.

— А по аренде даете скидку, раз они клиенты?

— Нет. Желающих взять в аренду помещение сегодня очень много. Это опять же говорит о том, насколько востребованы качественные торговые и офисные площади. Арендаторы, становясь клиентами банка, получают скидки на дополнительные банковские услуги, потому что для нас себестоимость таких услуг тоже снижается из-за концентрации клиентов в одном месте. Кроме того, такие клиенты имеют очень хорошие кредитные возможности, ведь их бизнес в буквальном смысле развивается у нас на глазах.

— Но если бы вы продавали торговые центры, а не оставляли в собственность, выручали бы больше.

— Рентабельность бы тогда доходила до 100%. Но мы не продаем. Почему? Ну, вот построили, продали, а что дальше? Где гарантия, что завтра будет хороший проект, хорошее место — в Москве все застроено. Мы думаем о завтрашнем дне.

Не надо забывать, что торговые центры — это еще и собственность со своей рыночной стоимостью. Если «Галерея Аэропорт» была построена за 16 млн долларов, то сейчас этот объект оценивается в 60 млн долларов. Более того, это залоговая масса. Мы провели рефинансирование через один из западных банков и получили под этот объект 40 млн долларов на 10 лет по западным ставкам. А еще это 5 млн арендной выручки в год и косвенные доходы. Вот такой бизнес.

— Как вы сами себя квалифицируете — это нишевый банк?

— Мы предоставляем весь перечень банковских услуг, исключая только работу с драгметаллами. В этом смысле «Гарант-Инвест» все-таки банк универсальный. Другое дело, что мы выбираем такую направленность бизнеса, которую считаем наиболее эффективной с точки зрения нашей конкурентоспособности.

Конечно, «Гарант-Инвест» не может конкурировать с розничными гигантами, и мы не ставим перед собой такую задачу. В розничных банках клиенту оказывают услугу по принципу конвейера: большой поток, стандартный продукт. У нас другая ситуация, мы не конвейер. В «Гарант-Инвест» идут те клиенты, которым уже надоело быть участниками конвейера и получать услуги конвейерного типа. К нам даже переходят клиенты из первой двадцатки банков, особенно из розничных. Это корпоративные и частные клиенты, которым нужно индивидуальное обслуживание, которым нужны нестандартные продукты. Например, нужен депозит не на 12, а на 11 месяцев. Или депозит к конкретному дню.

Поэтому в банке «Гарант-Инвест» активно развиваются два направления — это investment banking и private banking. При этом для нас и наших клиентов принципиально, что инвестиционно-банковские услуги — это услуги по управлению прямыми инвестициями. Еще раз скажу, что у нас спекулятивных операций практически нет, в фондовый рынок мы почти не инвестируем ни свои средства, ни средства клиентов.

Private banking мы переводим как «персональное обслуживание». В банке «Гарант-Инвест» не десятки тысяч клиентов, а несколько тысяч. И мы можем себе позволить практически индивидуальное обслуживание.

Справка.БО

Панфилов Алексей Юрьевич родился 14 мая 1972 года в Москве. В 1995 году окончил МГТУ им. Н.Э.Баумана. С 1990 года занимается бизнесом. Является основателем и президентом ФПК «Гарант-Инвест» (www.garant-invest.ru). Общая численность сотрудников — 2000 человек.

С 1999 года А. Ю. Панфилов является советником заместителя мэра Москвы в правительстве Москвы на общественных началах.

Женат, дочери 6 лет. Увлекается спортом: лыжные гонки, футбол, гольф.

— Обычно private banking понимают как обслуживание клиентов с определенным уровнем состоятельности.

— Как я уже сказал, для нас это прежде всего персональное обслуживание. Конечно, есть и параметр состоятельности — размер вклада от 200 тыс. долларов. Private banking — не просто реклама, это программа, куда входит определенный набор услуг, в том числе «личный банкир», «семейные финансы» и т. д. Очень популярен среди состоятельных людей такой продукт, когда, скажем, есть глава семьи, у него один ребенок учится в Лондоне, другой ходит в платный детский сад, надо помнить обо всех платежах, выделять деньги жене на покупки, на другие регулярные выплаты и т.д. Он дает поручение, аккумулирует определенный поток доходов на своем счете, мы структурируем эти деньги и направляем их на выполнение всех обязательств и платежей. И все получают свои деньги вовремя.

Но private banking, разумеется, это еще и система размещения капитала клиентов. В этой части программа private banking очень хорошо стыкуется с нашей инвестиционной деятельностью. Скажем, у нас сегодня шесть вексельных программ. Особенно важно в условиях кризиса, что люди видят, как их деньги идут на прямые инвестиции в конкретные объекты. Все наши проекты — успешные предприятия, деятельность любого торгового или офисного центра на виду. К тому же банк гарантирует возвратность этих инвестиций.

Основная функция инвестиционного банка — это организация финансирования. Мы занимаемся организацией вексельных программ, организацией синдицированных кредитов, прорабатываем организацию облигационного займа. Занимаемся также организацией проектного финансирования, в том числе от западных банков — мы сегодня имеем кредитные линии от западных партнеров для наших девелоперских проектов. Все это организовывал банк, у нас очень сильное инвестиционное подразделение. Подобные услуги мы оказываем и нашим клиентам и даже в большем объеме, так как работа в банке ориентирована прежде всего на клиентов, а обслуживание предприятий холдинга занимает 10–15% в общей работе банка. 

«Естественно, мы стали еще более консервативны.

Аккуратнее стали продавать межбанковские и коммерческие кредиты».

— В собственные девелоперские проекты вы дольщиков привлекаете?

— Нет, в долевое участие мы никого не привлекаем. Единственное исключение — с нашим участием создан закрытый ПИФ недвижимости по двум небольшим торговым центрам. Сейчас они еще в стадии строительства, говорить о доходности рано. Они тоже будут сдаваться в аренду, это так называемый рентный фонд, пайщики будут получать доход от аренды. Там не нужны большие инвестиции, эти центры быстро возводятся и окупаются менее чем за три-четыре года. Но это долевое участие с помощью такого инструмента, как ПИФ. Долевое участие в квадратных метрах для торговых и офисных центров класса «А» нецелесообразно. В таких зданиях должен быть один владелец.

— Почему обходитесь в своих проектах без сторонних инвесторов? Хватает своих средств?

— Нет, мы организуем внешнее финансирование для своих проектов. Но мы хотим иметь консолидированные активы на всех предприятиях группы, потому что в отдаленной перспективе видим возможность IPO либо для всей корпорации, либо для ее девелоперского дивизиона. Сейчас у нас есть 12 объектов, идет еще 7 строек. Возможно, когда количество объектов достигнет 30 и их капитализация уже будет достаточно серьезной, будет целесообразно выделить их и привлечь дополнительный акционерный капитал, чтобы еще больше повысить капитализацию, увеличить собственные средства, снизить кредитную нагрузку.

Но, разумеется, это дело не завтрашнего дня. В ближайшей перспективе — в 2009 или 2010 году — мы планируем привлечь дополнительные средства путем организации облигационного займа.

Но уже сейчас мы ставим перед собой задачу соответствовать критериям, которые обычно предъявляют внешние инвесторы — прозрачность собственности, прозрачность операций, поддержание определенного уровня доходности, корпоративного управления. А будем ли мы в отдаленном будущем выходить на IPO или решим развиваться за счет акционерного капитала и заемных денег — время покажет. Определимся в будущем. Но уже сейчас мы стараемся соответствовать этим критериям.

Сегодня мы закрытое акционерное общество, в банке 40 акционеров, физические и юридические лица. Структура собственности прозрачная, там абсолютно нет одиозных людей, оффшорных компаний и т. п., вся информация представлена на сайте банка.  

О юбилее банка

Александр Панфилов:— 15 лет все-таки серьезная дата. Ведь, кажется, еще ни один современный банк не отмечал 20-летия. Крупнейшее наше юбилейное мероприятие совместим с открытием торгово-делового комплекса «Тульский» в конце ноября. Это будет прием на 1000 человек. Этот новый комплекс войдет в двадцатку, если не десятку, лучших офисных зданий Москвы, при этом он будет многофункциональным. Там есть и четыре ресторана и торговая галерея. То есть гостям будет интересно посмотреть на новые идеи, которые применялись при планировке и организации здания. Устроим там своего рода выставку достижений, покажем все остальные наши объекты, всю нашу деятельность за 15 лет и планы на будущее.

— Кризис заставил вас предпринимать какие-то меры?

— Вернусь опять к словам «реальный сектор экономики». Это противоположность мыльным пузырям, которых очень много в американской экономике, есть они и в России. Любой кризис сразу сдувает мыльные пузыри. Но кто не рос как мыльный пузырь, тому и мало что угрожает.

Конечно, кризис может оказывать влияние на наших вкладчиков и клиентов, на их бизнес, их доходы. Но никто из банка не ушел, не забрал ни одного вклада. Мы же уже не один кризис пережили. Дело в том, что наши вкладчики очень хорошо информированы о нашей деятельности. Они прекрасно понимают, что сложности у банка могут начаться только в том случае, если вся экономика, включая торговлю и недвижимость, «встанет» или просто «умрет». Вот если предприниматели перестанут арендовать офисы, люди перестанут ходить в магазины, вот тогда начнутся проблемы. Если мы почувствуем настолько серьезное снижение потребительской способности населения, то тогда надо будет беспокоиться и принимать меры. Но сейчас это нереально. Все наши проекты востребованы и будут востребованы в будущем.

— Но в каких-то сферах пришлось принимать оперативные решения, чтобы подстроиться под макроэкономическую ситуацию?

— Мы, конечно, смотрели на уровень ставок по вкладам. Но менять почти ничего не стали, только по двум вкладам повысили ставки на один процент. Какие-то другие финансовые стратегии не изменились. Естественно, мы стали еще более консервативны. Аккуратнее стали продавать межбанковские и коммерческие кредиты. Кстати, мы являемся преимущественно продавцами на межбанке — в этом году соотношение 15:1, то есть на один купленный рубль продали пятнадцать. А сейчас и подавно межбанковские операции заморозили, продаем очень ограниченно. Ну вот, пожалуй, единственное существенное наше решение, которое связано с кризисом. Но у нас и раньше спекулятивные операции занимали ничтожную долю в объемах бизнеса.