Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Российская банковская система — кто усидит на стуле с тремя ножками?
01.04.2008

Российская банковская система — кто усидит на стуле с тремя ножками?

Для российских банков нынешний апрель может оказаться очень тяжелым: «пик» платежей по внешним долгам и огромные налоговые выплаты могут привести к очередному «обмелению» банковской ликвидности. Финансовые власти устами первого зампреда Банка России Алексея Улюкаева призвало банки в этой сложной ситуации опереться на три «ножки» — внешние заимствования, депозитную базу и остатки на счетах юрлиц. Однако комфортно усидеть на таком трехногом стуле смогут лишь государственные банки и, возможно, те финансово-кредитные структуры, которые в последние несколько лет жертвовали высокими прибылями ради создания депозитной базы.


Золотое прошлое и «замороженное» настоящее

То, что внешние заимствования — вернее, «пиковые» платежи по ним — могут привести к очередному обострению дефицита банковской ликвидности, неудивительно. За последние несколько лет российские банки успели «непосильным трудом» нажить изрядное долговое бремя. Лучше всего об этом говорят цифры: объем зарубежных заимствований российских банков превысил по состоянию на конец 2007 года 150 млрд долларов. При этом, как отмечает заместитель директора парижского офиса международного рейтингового агентства Standard & Poor’s Екатерина Трофимова, доля иностранных заимствований в структуре пассивов российских банков к началу нынешнего года уже превысила 20%, хотя еще в 2004 году она составляла не более 12%.

Вряд ли стоит удивляться таким переменам, говорят специалисты. Времена, когда нашим банкам трудно было выйти на рынок внешних заимствований, давно ушли в прошлое, и период с 2005 до середины 2007 года был для российских банков настоящим золотым временем. Национальные финансово-кредитные структуры активно осваивали новый вид заимствований — секьюритизацию своих кредитных портфелей; обращались к уже испытанному — размещению еврооблигаций, и не брезговали старым и самым надежным — привлечением синдицированных кредитов. Получить необходимые для развития бизнеса средства на выгодных условиях можно было во всех трех случаях, говорят эксперты. Причем во всех трех случаях стоимость заемных средств оказывалась существенно ниже, чем стоимость тех же средств на внутреннем российском рынке межбанковского кредитования.

«Финансовые институты достаточно активно использовали рынок внешних заимствований до середины 2007 года, — рассказывает начальник отдела анализа рынка долговых обязательств инвестиционного банка «КИТ Финанс» Владимир Малиновский. — Возможность привлечь большой объем ресурсов под относительно низкую ставку и на достаточно длительный срок, с одной стороны, и высокий спрос на российские долги от западных инвесторов — с другой, способствовали тому, что множество российских банков спешили воспользоваться этим источником финансирования своего развития в России». Особенно «урожайным», по словам специалиста, оказался период с января по август 2007 года, когда российские кредитные организации привлекли путем выпуска различного типа еврооблигаций порядка 16,5 млрд долларов. При этом главными рекордсменами стали здесь два госбанка — ВТБ, разместивший LPN (Loan Participation Notes) на сумму в 30 млрд рублей, и Газпромбанк, привлекший путем продажи еврооблигаций 10 млрд рублей. Впрочем, не отставали от лидеров и банки поменьше: как подчеркивают аналитики, сообщения о размещении нового выпуска еврооблигаций появлялись на рынке чуть ли не ежедневно. Ну, в крайнем случае, еженедельно.

Особенность нынешнего кризиса: долги велики, внешние рынки заимствований «закрыты», но в повторение событий 2004 года, и уж тем более 1998 года мало кто верит. Правда, уповают банки не на три «ножки», призванные поддержать банковскую систему, сколько на великий и могучий ЦБ РФ.

То, что произошло дальше, иначе как иронией судьбы не назовешь. Хотя бы потому, что золотое время для российских банков-заемщиков закончилось 17 августа — именно с этой даты на рынке не было зафиксировано ни одной крупной сделки по размещению еврооблигаций российских банков. Только в отличие от «черного понедельника» 1998 года на этот раз наши финансово-кредитные структуры оказались не виновниками, а жертвами. Из-за кризиса рынка subprime в США и кризиса ликвидности на европейских рынках капитала спрос на российские еврооблигации упал до рекордно низкого уровня, а число банков, выходящих на внешние долговые рынки, сократилось практически до нуля. «Значительная часть эмитентов, в особенности банков, приняла решение отложить эмиссии, запланированные на осень–зиму 2007 года, до лучших времен», — говорит начальник казначейства Русфинансбанка Сергей Патрин.

«Дело не в том, что инвесторы перестали доверять российским активам — они перестали доверять друг другу, и, главное, перестали доверять рейтингам, которые международные рейтинговые агентства присваивали кредитным обязательствам и ценным бумагам», — поясняет руководитель ипотечного направления ДжиИ Мани Банка по Центральной и Восточной Европе Уильям Шауб. Под подозрением, по словам специалиста, оказались даже облигации и ценные бумаги с рейтингами на уровне «ААА», которые всегда рассматривались как финансовые инструменты с минимальными уровнями рисков. Что уж говорить о российских корпоративных облигациях, чьи рейтинги не дотягивают до «трипл эй» хотя бы потому, что они ограничены «страновым потолком» — кредитным рейтингом Российской Федерации!

Весна тревоги нашей впереди?

Дмитрий Дмитриев, старший аналитик по банковскому сектору Дойче Банка:
Ирония судьбы в том, что в предыдущие несколько лет банки, активно привлекавшие вклады физлиц, проигрывали тем участникам рынка, которые развивали у себя более доходные направления бизнеса и привлекали для этого средства на внешних рынках. Теперь последние окажутся в невыгодном положении, так как создать за короткий срок «депозитную ножку» невозможно. Зато банки, привлекавшие вклады, получили шанс совершить прорыв и существенно увеличить свою долю на рынке.

Возможно, нынешняя патовая ситуация на международных рынках капитала воспринималась бы российскими банками менее болезненно, если бы осуществились первые, весьма оптимистичные прогнозы относительно развития ипотечного кризиса в США и кризиса ликвидности плюс кризиса доверия на международных рынках капитала. Авторы этих прогнозов полагали, что ситуация начнет стабилизироваться и возвращаться на круги своя уже в конце 2007–начале 2008 года, в крайнем случае, с наступлением новой весны. Однако, как пояснил «БО» эксперт одной из иностранных финансово-кредитных групп, пока все происходящее напоминает анекдот, где один персонаж говорит другому: «Я сказал вам прийти за деньгами завтра, что же вы все сегодня приходите?» «Сроки нормализации ситуации все время переносятся, сначала говорили о весне текущего года, теперь участники рынков надеются, что положение дел начнет улучшаться во второй половине года, а месяца через два-три, наверное, заговорят о первой половине будущего года», — сетует специалист.

Для российских банков подобный «перенос» является тем более болезненным потому, что именно на март-апрель выпадают у них «пиковые» платежи по внешним долгам. Только в марте им пришлось отдать в счет погашения долгов 16 млрд долларов, а в целом за первый квартал, по оценкам специалистов британского инвестиционного банка Barclays Capital, российские финансово-кредитные структуры будут вынуждены выплатить 36 млрд долларов.

Ситуацию осложняет то, что в этом году пик платежей по внешним долгам совпадет с другим «пиком», который условно можно назвать налоговым. Из-за изменения схемы выплаты налога на добавленную стоимость (НДС) первый кумулятивный платеж в этом году приходится на апрель, и общий объем выплат НДС должен составить около 500 млрд рублей. При этом нынешний индикатор банковской ликвидности — 700 млрд рублей, отмечает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова. «По сути, две трети всей текущей банковской ликвидности в апреле уйдет в бюджет просто за один день!», — подчеркивает специалист.

Однако подобная перспектива, похоже, совсем не тревожит российские финансовые власти. Комментируя сложившуюся ситуацию, первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев сравнил национальную банковскую систему со стулом, уверенно стоящим на трех ножках — внешних заимствованиях, депозитной базе и остатках на счетах юрлиц. И если вышло так, что одна «ножка» волею судеб — а точнее, волею событий, произошедших на международных рынках, — оказалась с изъяном, то следует переложить основную тяжесть на две оставшиеся. «Они равно крепкие, это сообщает специальную дополнительную устойчивость банковской системе. Если опора на одну ножку, только, например, пассивы внешние или только средства компаний, это опасно, а на трех ножках это довольно устойчивая конструкция», — уверяет второй человек в руководстве ЦБ РФ.

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка:
Общий объем выплат НДС в апреле должен составить около 500 млрд рублей. При этом нынешний индикатор банковской ликвидности — 700 млрд рублей. По сути, две трети всей текущей банковской ликвидности в апреле уйдет в бюджет просто за один день!

Три «ножки» — для кого-то опора, для кого-то подстава?

Если оптимистичные оценки первого зампреда ЦБ РФ об устойчивости «трехного банковского стула» кто-то на сегодняшний день и разделяет, то только госбанки, говорят эксперты. У них действительно даже в нынешней ситуации крепкими остаются все три «ножки». «Госбанки продолжают привлекать средства на внешних рынках, их кредитоспособность фактически находится на уровне кредитоспособности Российской Федерации, а в том, что Россия способна платить по долгам, сейчас мало кто сомневается. Особенно в свете недавнего повышения агентством Standard & Poor’s прогноза кредитного рейтинга нашей страны», — подчеркивает старший аналитик по банковскому сектору Дойче Банка Дмитрий Дмитриев. Правда, как поясняет специалист, и для «госов» стоимость внешних заимствований возросла в среднем на 1–2% по сравнению с докризисным периодом. Однако рынок для российских банков с госучастием, в любом случае, не закрылся. А вот для многих российских коммерческих финансово-кредитных структур условия заимствований настолько ухудшились, что им не имеет смысла в нынешних условиях привлекать здесь средства. Переложить возросшую стоимость кредитов полностью на клиентов они не смогут, а значит, для них рынок внешних заимствований фактически «замерз», подчеркивают аналитики.

нимой опорой для многих нынешних лидеров российского банковского рынка может оказаться и вторая «ножка» в лице депозитной базы. На рекордный приток средств частных лиц в 2008 году банкам рассчитывать не приходится — по прогнозам экспертов Агентства по страхованию вкладов, в текущем году темпы роста на этом рынке не превысят итоговых показателей 2007 года. «Что и неудивительно, — говорит Наталия Орлова (Альфа-Банк), — объемы рынка депозитов физлиц составляют всего 17% ВВП, а в условиях высокой инфляции люди, как правило, предпочитает тратить, а не сберегать». Не укрепляет данную «ножку» и то, что банки не предлагают клиентам не то что супервыгодных, но даже просто привлекательных условий. Так, по данным ЦБ РФ, в четвертом квартале 2007 года средневзвешенная ставка по срочным депозитам населения (с учетом Сбербанка) составила 7,2% по вкладам в рублях на срок до одного года и 6,8% на срок свыше одного года. При нынешнем уровне инфляции это означает, что реальная процентная ставка по вкладам населения оказывается отрицательной, и средний вкладчик, по оценкам экономистов ЦБ РФ, относя деньги в банк, за год теряет около пяти рублей из каждой сотни. Стоит ли после этого удивляться, что люди в массовом порядке не несут деньги в банки, а если и несут, то предпочитают класть их на сроки, не превышающие одного года.

Мишель Перирен, председатель правления МДМ-Банка:
В нынешней ситуации для государственных банков практически нет пределов роста, и они будут пользоваться этой возможностью. Их доля активов постепенно увеличивается, и, кроме того, они всегда будут иметь возможность приобрести при желании те банки, у которых есть проблемы, и таким образом, будут иметь возможность увеличить свою долю на рынке.

Дмитрий Дмитриев из Дойче Банка, со своей стороны, указывает на другое обстоятельство. «Депозитная ножка» в состоянии помочь сейчас только банкам, у которых есть депозитная база к настоящему моменту. К числу таких структур относятся, конечно, госбанки, но наряду с ними и некоторые региональные финансово-кредитные структуры. Ирония судьбы в том, что в предыдущие несколько лет банки, активно привлекавшие вклады физлиц, проигрывали тем участникам рынка, которые развивали у себя более доходные направления бизнеса и активно привлекали для этого развития займы на внешних рынках». Теперь последние, как поясняет эксперт, окажутся в невыгодном положении, так как создать за короткий срок «депозитную ножку» невозможно, а рефинансирование путем получения кредитов на рынках капитала стало недоступным. Зато банки, активно привлекавшие вклады, получили шанс совершить прорыв — и в привилегированном положении при этом, конечно, оказались все те же госбанки.

Третья «ножка» — остатки средств на счетах юрлиц — может, по мнению экспертов, оказаться самой лукавой. Она есть у многих, если не у всех крупных российских банков, однако реальной поддержкой она, похоже, станет только для избранных. «В последние несколько лет эта ножка постоянно «укреплялась» благодаря высоким темпам роста российской экономики, — рассказывает Дмитрий Дмитриев (Дойче Банк). — И сейчас спрос на банковские ресурсы со стороны российских компаний остается очень высоким — более того, он только возрос на фоне кризиса ликвидности на международных рынках капитала, так как российским предприятиям волей-неволей пришлось переориентироваться на внутренний рынок заимствований». «И здесь в привилегированном положении вновь оказываются госбанки, так как они имеют возможность кредитовать юрлиц на достаточно выгодных для себя условиях. Поскольку спрос на кредитные ресурсы очень высок, банки-кредиторы получают возможность и компенсировать возросшую стоимость внешних займов, и работать с маржой. Банки же, для которых внешние рынки заимствований закрылись или стали недоступными в силу ухудшения условий получения кредитов, такой возможности по понятным причинам лишены», — резюмирует эксперт.

Госбанки — вперед, остальные — подвиньтесь!

Итак, куда ни кинь — всюду выигрывают госбанки! Если для большинства крупных российских частных структур нынешний кризис обернется замедлением темпов роста бизнеса и, возможно, потерей лидирующих позиций, то госбанкам тот же кризис поможет значительно укрепить свои позиции на рынке. Причем у них, по мнению экспертов, при нынешнем раскладе появляется реальный шанс «обставить» не только своих конкурентов-соотечественников, но и «дочек» иностранных финансово-кредитных структур. Потому что «варяги» как раз страдают наравне с российскими частными банками — возможно, не так сильно, но вполне ощутимо.

«У иностранных банков возможны проблемы в головных офисах, и в результате «дочки», работающие в России, могут быть ограничены в фондировании или даже не получить никакого фондирования, и поэтому они могут быть вынуждены сократить объемы кредитования, — прогнозирует председатель правления МДМ-Банка Мишель Перирен. — Что касается госбанков — посмотрите, мы живем в стране, где ВВП в прошлом году вырос больше чем на 8%, резервы находятся повсюду, недостатка в ликвидности нет. У госбанков при этом есть доступ к фондированию у ЦБ под залог ценных бумаг, и они платят за это очень низкую процентную ставку». «В этой ситуации для государственных банков практически нет пределов роста, и они будут пользоваться этой возможностью. По моему наблюдению, государственные банки становятся наиболее важной частью банковской системы, их доля активов постепенно увеличивается. И, кроме того, они всегда будут иметь возможность приобрести при желании те банки, у которых есть проблемы, и таким образом будут иметь возможность увеличить свою долю на рынке», — резюмирует специалист.

Привилегированное положение госбанков особенно бросается в глаза, если сравнить условия, на которых они привлекают средства на внутреннем рынке, с условиями, на которых ЦБ кредитует частные российские банки. «Банк России также предоставляет возможность доступа к рефинансированию и частным банкам, но в этом случае стоимость рефинансирования находится на уровне 16%. И на самом деле надо очень серьезно подумать, прежде чем обращаться за рефинансированием по такой высокой процентной ставке, — поясняет Мишель Перирен. — Частные банки сейчас имеют также возможность получать рефинансирование под гарантии банков, имеющих высокие кредитные рейтинги, прежде всего госбанков, по ставкам в районе 8%. Это уже хорошая мера, но необходимо работать над ее совершенствованием, потому что 8% — это достаточно дорогие заимствования. При этом приходится платить за получение гарантий, и необходимо еще найти такой банк, который обеспечит такие гарантии, потому что обычно банки не очень расположены предоставлять их».

Алексей Улюкаев, первый зампред ЦБ РФ:
Три основных источника фондирования банков — это депозиты населения, остатки средств на счетах юридических лиц и внешние займы. В настоящее время они и по темпам роста, и по объемам схожи между собой, они равно крепкие, это сообщает специальную дополнительную устойчивость банковской системе. Если опора на одну «ножку», только, например, пассивы внешние или только средства компаний, это опасно, то на трех ножках это довольно устойчивая конструкция.

Точку зрения главы МДМ-Банка разделяет и Дмитрий Дмитриев (Дойче Банк). «У госбанков сейчас появляются действительно неплохие условия для прорыва, а вот дочерние структуры иностранных банков, возможно, будут чувствовать себя в течение нескольких следующих месяцев хуже, чем в докризисный период. Дело в том, что их финансирование со стороны «матерей» и их фондирование могут несколько сократиться, так как не секрет, что их материнские структуры сталкиваются сейчас с серьезной проблемой с переоценкой активов и списанием долгов. Понятно, что эти проблемы вряд ли будут носить долгосрочный характер: когда долги будут списаны, а риски переоценены, «дочки», я полагаю, снова начнут получать необходимые для быстрого развития бизнеса ресурсы». Однако эксперт не исключает того, что в краткосрочной перспективе объемы финансирования «дочек» несколько сократятся, и, как результат, замедлятся темпы роста их бизнеса и темпы роста их долей на российском банковском рынке.

Проблема еще и в том, поясняют специалисты, что иностранные «дочки» обычно занималась обслуживанием верхней категории клиентов — и юрлиц, и физлиц. Среди иностранных игроков на нашем рынке очень мало тех, кто активно укреплял «ножку» в лице депозитной базы, и по пальцам можно перечислить тех, кто занимался обслуживанием компаний мелкого и среднего бизнеса. Между тем, как подчеркивают аналитики, сейчас как раз со стороны таких предприятий наблюдается активный и постоянно растущий спрос на кредитные ресурсы. И выигрывают в этой ситуации снова «госы», которые кредитовали «малышей» и «середняков» и по собственному желанию, и потому, что такова была «государева воля». «Конечно, «западники» могут перестроиться и «пойти в народ», однако сделать это в нынешней ситуации им будет нелегко. Во-первых, не факт, что их материнские структуры одобрят такое изменение стратегии, так как кредитование малого и среднего бизнеса, например, связано с более высокими рисками. И, во-вторых, подобная «перестройка» в любом случае потребует от банков много времени для создания необходимой инфраструктуры, филиальной сети и т.д. Ясно, что решить проблему поддержания высоких темпов роста в краткосрочной перспективе с помощью развития таких новых направлений бизнеса иностранным банкам не удастся», — считает Дмитрий Дмитриев (Дойче Банк).

Центробанк в ореоле спасителя

Получается, что госбанки благодаря кризису поднимутся к новым высотам, иностранные «дочки» волей-неволей будут вынуждены уступить им (во всяком случае, в среднесрочной перспективе). А что будет с российскими частными финансово-кредитными структурами, особенно с теми из них, кто активно заимствовал средства на внешних рынках и набрал к настоящему моменту много «длинных» долгов? Ждут ли их дефолты, а национальную банковскую систему потрясения, вызванные неспособностью ряда банков платить по своим долгам?

Стоит отметить особенность нынешнего кризиса: вроде бы он есть, долги велики, внешние рынки заимствований «закрыты», но в обвал и повторение событий 2004 года, и уж тем более 1998 года, никто не верит. Правда, уповает большинство экспертов не на три «ножки», призванные поддержать российскую банковскую систему, а на Банк России. В способности ЦБ РФ спасти банки от очередного дефицита ликвидности после прошлогодних осенних событий не сомневаются ни российские аналитики, ни иностранные эксперты.

«Отдельные банки, делавшие ставку на внешнее фондирование, столкнутся с определенными трудностями, так как возникает необходимость рефинансирования полученных займов. В результате они будут вынуждены сконцентрировать усилия на обслуживании текущих обязательств, что приведет к сокращению объемов кредитования», — поясняет Сергей Патрин (Русфинансбанк). Однако ничего более страшного, по мнению специалиста, не случится. «По моему твердому убеждению, ситуация не угрожает стабильности банковской системы в целом. Кроме того, Центральный банк обладает определенными инструментами и возможностями, позволяющими регулировать положение дел», — говорит специалист.

С Сергеем Патриным согласен и Владимир Малиновский («КИТ Финанс»). «На мой взгляд, ЦБ способен поддерживать текущую ликвидность банковской системы, снабжая ее при необходимости деньгами тем или иным способом. Кредитные учреждения во многом начинают ориентироваться на возможность привлечения средств у ЦБ, например через операции РЕПО. Таким образом, портфели формируются из облигаций, включенных в ломбардный список, кроме того, банки стремятся включить в этот перечень и свои займы, чтобы иметь возможность занимать у ЦБ, закладывая эти бумаги», — поясняет эксперт.

«Центральный банк достаточно эффективно урегулировал осенний кризис ликвидности, и совершенно очевидно, что он и сейчас готов провести денежные «вливания» с целью поддержки необходимого уровня ликвидности. Понятно, что интервенции, скорее всего, «разгонят» инфляцию, как это было в конце прошлого года. Понятно и то, что российские финансовые власти заинтересованы в снижении темпов роста цен, однако еще больше они заинтересованы в том, чтобы национальная банковская система оставалась стабильной», — считает Дмитрий Дмитриев (Дойче Банк).






Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ