Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Споры, связанные с проведением торгов в процедурах банкротства
09.07.2021 Best-practice
Споры, связанные с проведением торгов в процедурах банкротства

Реализация имущества банкрота на торгах — завершающая стадия банкротства. Как показывает практика, данный этап имеет очень плодородную почву для конфликтов. Между кем чаще всего возникают конфликты и по каким причинам, что отстаивает каждая из сторон, каковы позиции судов в спорах? Ответы на эти и другие вопросы — в нашей статье


Причины возникновения споров

Реализация имущества банкрота на торгах завершает процедуру банкротства. От результатов продажи имущества зависит размер удовлетворения требований кредиторов. В связи с этим между кредиторами и конкурсным управляющим возникают споры и разногласия относительно начальной цены и порядка реализации имущества.  

Кроме того, торги представляют собой своего рода соревнование между их участниками. Проигравшие участники часто отказываются признать поражение, подозревая (порой небеспочвенно) организатора торгов в сговоре и махинациях в пользу конкретных лиц. Это также порождает споры о признании торгов недействительными либо признании проигравшего лица победителем торгов.

Помимо этого споры возникают в случаях отказа арбитражного управляющего от заключения договора с победителем или единственным участником торгов.

Отдельные категории споров, относящихся к проведению торгов в банкротстве, характерны для продажи определенных видов имущества. В частности, для продажи долей в обществах с ограниченной ответственностью или долей в праве общей собственности актуальны споры о нарушении преимущественного права покупки долей. Также некоторые споры являются специфическими для отдельных категорий должников, например физических лиц, а также для финансовых организаций и застройщиков. Ввиду узкой специфики данных споров они останутся за рамками настоящей статьи.

Отметим, что большое количество споров отчасти порождается запутанным правовым регулированием. Так, нормы, имеющие отношение к торгам в банкротстве, содержатся в следующих статьях:

  • статьи 110 и 111 Закона о банкротстве — регулируют продажу предприятия и части имущества должника в процедуре внешнего управления. Данные статьи содержат базовые правила, которые применяются также в процедуре конкурсного производства в силу отсылочных норм;
  • статья 139 Закона о банкротстве — регулирует продажу имущества должника в процедуре конкурсного производства;
  • статьи 447–449 ГК РФ — посвящены заключению договора на торгах, а также основаниям и последствиям признания их недействительными;
  • Приказ Минэкономразвития России от 23.07.2015 № 495, которым утверждены Порядок проведения торгов в электронной форме1 и Требования к операторам электронных площадок и электронным площадкам.

Столь объемный массив норм, в том числе отсылочных, неизбежно порождает правовые коллизии. Под влиянием общей конфликтной среды, господствующей в процедурах банкротства, эти коллизии ложатся в основу множества судебных споров. 

Ниже мы рассмотрим наиболее типичные категории споров, возникающих в связи с проведением торгов в процедурах банкротства.

Разногласия относительно порядка реализации имущества 

Порядок продажи на торгах имущества должника регулируется п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве (для залогового имущества) и п. 1.1 ст. 139 Закона (для остального имущества).

Начальная продажная цена, порядок и условия продажи залогового имущества определяются залоговым кредитором, а иного имущества — собранием кредиторов или комитетом кредиторов.

Споры, касающиеся начальной продажной цены, порядка и условий проведения торгов, рассматриваются в рамках особой процессуальной формы, а именно процедуры разрешения разногласий между арбитражным управляющим и кредиторами либо должником (п. 1 ст. 60, п. 4 ст. 138, п. 3 ст. 140 Закона о банкротстве).

Как правило, наиболее спорным моментом является начальная продажная цена имущества, так как от нее зависят дальнейшая судьба торгов и интересы конкурсных кредиторов. Если цена будет занижена, то есть шанс, что кредиторы получат от продажи имущества меньше, чем могли бы (например, в случаях заключения договора с единственным участником торгов или оставления его за собой залоговым кредитором). При завышенной начальной цене сроки проведения торгов могут быть затянуты, поскольку первые и повторные торги могут не состояться и имущество будет реализовано только путем публичного предложения.

В ряде случаев Закон о банкротстве предусматривает обязательное привлечение независимого оценщика, например при определении стоимости заложенного имущества (п. 2 ст. 131 Закона о банкротстве), при получении требования конкурсного кредитора о проведении оценки (п. 1 ст. 139 Закона о банкротстве).

Оотметим, что для установления начальной продажной цены заложенного недвижимого имущества предусмотрены специальные правила. Как указал Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре судебной практики ВС РФ № 3 за 2019 год (утв. 27.11.2019), начальная продажная цена недвижимого имущества, переданного в залог, должна составлять 80% рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика. 

Суд при разрешении разногласий может внести изменения в Порядок и условия продажи заложенного имущества. Пленум ВАС РФ в Постановлении № 58 указал в качестве примеров следующие основания для таких изменений:

  • предложения по порядку или условиям проведения торгов способны негативно повлиять на возможность получения максимальной цены от продажи заложенного имущества, в том числе на доступ публики к торгам;
  • порядок и условия проведения торгов не являются в достаточной степени определенными.

На практике суды выработали ряд правил, конкретизирующих эти основания:

  • продажа имущества на торгах должна максимально способствовать достижению цели конкурсного производства. Так, в одном из дел суды признали допустимым продажу единым лотом разнородного имущества, из которого отдельные объекты находились в залоге у банка. Суды пришли к выводу, что продажа спорного имущества единым лотом в данном случае позволит максимально достичь цели конкурсного производства2;
  • залоговый кредитор не может произвольно определять начальную продажную цену. Так, в деле, рассмотренном Арбитражным судом Западно-Сибирского округа, установленная залоговым кредитором начальная цена значительно превышала его оценочную стоимость. Суды посчитали это недопустимым и указали, что это не приведет к ожидаемому результату — продаже имущества в целях получения наибольшей прибыли. При этом искусственное завышение неизбежно приведет к увеличению сроков торгов, что противоречит целям конкурсного производства3;
  • порядок продажи имущества не должен противоречить императивным положениям Закона о банкротстве. Если порядок не предусматривает обязательную продажу залогового имущества посредством публичного предложения в случае признания несостоявшимися повторных торгов, суд может внести в Порядок соответствующие имения, приведя его в соответствие с законом4.

Как нам представляется, указанные выводы судов в равной степени применимы к порядку продажи незалогового имущества.

Споры о признании торгов недействительными

Электронная форма торгов, существующая уже около 10 лет, по замыслу законодателя должна обеспечивать прозрачность их проведения. Тем не менее случаи махинаций с участием организаторов торгов и операторов электронных площадок в наши дни не единичны. Это порождает споры о признании проведенных торгов недействительными.

В соответствии с п. 1 ст. 447 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, если были допущены следующие нарушения:

  • кто-либо необоснованно отстранен от участия в торгах;
  • на торгах неосновательно не принята высшая предложенная цена;
  • продажа произведена ранее указанного в извещении срока;
  •  допущены иные существенные нарушения порядка проведения торгов, повлекшие неправильное определение цены продажи;
  • допущены иные нарушения правил, установленных законом.

К заинтересованным лицам помимо участников торгов, должника и арбитражного управляющего относится также любой кредитор при недостаточности имущества должника для удовлетворения требований его очереди5.

Как следует из буквального толкования, указанный список оснований для признания торгов недействительными не является исчерпывающим. При этом формулировку «иные нарушения правил, установленных законом», сложно назвать удачной. Остается непонятным, любые ли «иные нарушения правил, установленных законом», могут считаться основанием для признания торгов недействительными. 

Пленум Верховного Суда РФ толкует эту норму ограничительно, вводя критерий существенности нарушения (применительно к публичным торгам в рамках исполнительного производства), однако мы не видим препятствий для применения этого подхода также к торгам в рамках процедур банкротства. Данный критерий устанавливается индивидуально с учетом конкретных обстоятельств дела и проявляется в следующем:

  1. нарушения повлияли на результаты торгов, в частности на формирование стоимости реализованного имущества и на определение победителя торгов;
  2. нарушения привели к ущемлению прав и законных интересов истца6.

Пленум Верховного Суда РФ привел примеры таких существенных нарушений (мы же приводим пункты, которые могут относиться к торгам в банкротстве): 

  • публикация информации о проведении торгов в ненадлежащем периодическом издании (с учетом объема тиража, территории распространения, доступности издания); 
  • нарушение сроков публикации и полноты информации о времени, месте и форме торгов, их предмете, о существующих обременениях продаваемого имущества и порядке проведения торгов, в том числе об оформлении участия в них, определении лица, выигравшего торги, а также сведений о начальной цене; 
  • необоснованное недопущение к участию в торгах7.

Примером явных нарушений, ограничивающих доступ к торгам, может служить необоснованное завышение размера задатка. Нормой п. 8 ст. 110 Закона о банкротстве установлен верхний предел размера задатка — 20% начальной цены лота. Если размер задатка превышает указанную сумму, это является основанием для признания торгов недействительными. В одном из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, размер задатка превышал процентный барьер, а также превосходил общую стоимость двух лотов в несколько раз. Как отметил Верховный Суд, это противоречит как смыслу внесения задатка, так и самой природе поиска покупателя посредством торгов8. На наш взгляд, общий вывод о недействительности торгов актуален не только для таких вопиющих случаев, но и для других ситуаций, когда размер задатка необоснованно и существенно завышен по сравнению с установленным в законе.

Еще одним примером нарушений, влекущих недействительность торгов, может служить необоснованный отказ в принятии заявки на участие в торгах. В другом деле, которое также было рассмотрено Верховным Судом, задаток от потенциального участника торгов поступил по истечении установленного в конкурсной документации срока для внесения задатков, но до даты составления протокола об определении участников торгов. Организатор торгов отказал этому лицу в допуске к торгам. 

Как указал Верховный Суд, такое нарушение по смыслу абз. 5 п. 12 ст. 110 Закона о банкротстве может являться основанием для отказа в допуске к участию в торгах только в случае непоступления задатка на дату составления протокола об определении участников торгов. В связи с этим внесение задатка после установленной в конкурсной документации даты является несущественным нарушением, носит устранимый характер и не влечет отказ в допуске к участию в торгах9.

Как разъяснил Пленум ВС РФ10, требование арбитражного управляющего и любого другого заинтересованного лица о признании недействительными торгов по продаже имущества должника, в частности торгов, проведенных в ходе исполнительного производства, после введения в отношении должника процедуры наблюдения и вплоть до завершения дела о банкротстве подлежит предъявлению в рамках дела о банкротстве по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве.

Данное решение кажется нам удачным (объяснение нашей позиции — далее в статье). Тем не менее остается не вполне ясным, какие именно нормы гл. III.1 Закона о банкротстве подлежат применению в данном случае. Так, специальные основания для оспаривания сделок, предусмотренные ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, не подлежат применению к оспариванию торгов в силу п. 1 ст. 61.4 Закона о банкротстве. 

Также кажется очевидным, что ст. 61.9 указанного закона (лица, уполномоченные подавать заявления об оспаривании сделки должника) не должна применяться к оспариванию торгов.

Что касается п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве (последствия признания сделки недействительной на основании норм ГК РФ в виде включения реституционного требования контрагента по сделке в реестр кредиторов), то он не подлежит применению в силу других разъяснений, данных в п. 18 указанного Постановления Пленума ВС РФ. Поскольку денежное обязательство контрагента по заключенному на торгах договору возникло после принятия заявления о признании банкротом, восстановленное требование относится к текущим платежам.

Остальные статьи гл. III.1 Закона о банкротстве, на наш взгляд, вполне могут быть применены к оспариванию торгов, проведенных в процедурах банкротства. 

Примечательно, что Верховный Суд РФ толкует свои же разъяснения в расширительном ключе, указывая, что в рамках дела о банкротстве подлежат также рассмотрению иски о признании торгов несостоявшимися11. Несмотря на то что условия и последствия для признания торгов недействительными и несостоявшимися различаются, этот подход Верховного Суда РФ, на наш взгляд, стоит поддержать. Именно суд, рассматривающий дело о банкротстве, обладает всей полнотой информации о должнике, его имуществе и кредиторах. Поэтому он должен иметь компетенцию рассматривать все споры, связанные с проведенными в процедурах банкротства торгами. 

По нашему мнению, этот подход заслуживает того, чтобы закрепить его на уровне официальных разъяснений высшей судебной инстанции, а не выводить путем толкования.

Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, и применение последствий, предусмотренных ст. 167 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности вернуть полученное в натуре возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Если покупатель по договору купли-продажи, заключенному на торгах, реализовал предмет третьему лицу, то он обязан возместить в конкурсную массу его рыночную стоимость. Если будет установлено, что он приобрел имущество по цене ниже его рыночной стоимости, с него может быть взыскана разница между рыночной стоимостью и стоимостью по договору12

Кроме того, конкурсный управляющий от имени должника вправе помимо реституции от первого приобретателя истребовать предмет торгов в порядке виндикации от третьего лица, в случаях, указанных в ст. 302 ГК РФ. Согласно практике высших судов, виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки13. Поскольку при проведении торгов имущество выбывает из владения должника по его воле, истребовать его у третьего лица можно только в том случае, если такое лицо будет признано недобросовестным приобретателем. 

Как правило, конкурсный управляющий, реализовавший имущество должника на торгах, не заинтересован в его истребовании у последующих приобретателей. Если конкурсный управляющий не воспользуется своим правом на взыскание исполненного по договору или истребование предмета торгов у недобросовестного приобретателя, с него могут быть взысканы убытки в соответствии с п. ч ст. 20.4 Закона о банкротстве.

Споры о признании участника победителем торгов

Лицу, проигравшему на торгах, проведенных с нарушениями, либо не допущенному до участия в них, не всегда выгодно требовать признания их недействительными. Признание торгов недействительными будет означать необходимость проведения новых торгов. Если будут проведены новые торги, нет никакой гарантии, что он сможет приобрести имущество по той же цене, которую был готов заплатить на первоначальных торгах. Кроме того, с учетом времени на возврат предмета торгов в конкурсную массу такие новые торги могут быть проведены гораздо позже, чем это было бы интересно проигравшему участнику.

В большинстве случаев проигравший участник больше заинтересован в признании именно его победителем торгов. Вместе с тем ни ГК РФ, ни специальные нормы Закона о банкротстве не предусматривают такого права для проигравшего на торгах лица. 

Тем не менее в судебной практике встречаются примеры, когда суды удовлетворяют подобные требования участника, который не стал победителем. Так, суд может признать лицо победителем торгов, если установит, что организатор торгов незаконно не допустил его к участию в торгах и/или не рассмотрел предложение о цене, которое было выше, чем предложение лица, признанного победителем. Так, в одном из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, организатор торгов в форме публичного предложения не допустил одного из участников, так как сумма внесенного им задатка якобы не соответствовала установленному размеру, и признал победителем другого участника. При этом заявка не допущенного к торгам участника содержала более высокое предложение по цене. Суды признали этого участника победителем торгов14. Данный подход мы считаем справедливым и заслуживающим закрепления на уровне закона или разъяснений высшей судебной инстанции.

При этом в другом деле Верховный Суд РФ при аналогичных обстоятельствах признал торги недействительными и отказал в признании не допущенного к торгам лица победителем торгов, несмотря на то что его заявка содержала предложение о цене выше, чем у лица, признанного победителем15. Суд указал, что на торгах, признанных недействительными, не может быть выявлен победитель. По факту, в данном случае имели место взаимоисключающие исковые требования. Однако Верховный Суд, на наш взгляд, разрешил коллизию между этими требованиями неверно: при наличии в заявке предложения о цене выше, чем у лица, признанного победителем, иск о признании такого лица победителем торгов следовало удовлетворить, а в иске о признании торгов недействительными — отказать. 

Споры о понуждении к заключению договора по итогам торгов

В соответствии с п. 6 ст. 448 ГК РФ, если иное не установлено законом, лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора.

Если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, при уклонении организатора торгов от подписания протокола победитель торгов вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а также о возмещении убытков, вызванных уклонением от его заключения.

В связи с особенностями регулирования торгов в процедуре банкротства возникает вопрос, насколько указанные правила применяются к такого рода торгам. 

Нормы Закона о банкротстве не указывают, кем именно подписывается протокол, указывая лишь, что решение организатора торгов об определении победителя оформляется протоколом, который направляется всем участникам торгов в форме электронного документа. Порядок проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве16, уточняет, что протокол подписывается квалифицированной электронной подписью организатора торгов. Следовательно, победитель торгов не обязан подписывать протокол.

В течение пяти дней с даты подписания этого протокола арбитражный управляющий направляет победителю торгов предложение заключить договор купли-продажи предприятия с приложением проекта данного договора в соответствии с представленным победителем торгов предложением о цене предприятия.

Несмотря на то что Законом о банкротстве предусмотрен иной, нежели в ст. 448 ГК РФ, порядок подписания протокола, норма о праве победителя торгов на иск о понуждении к заключению договора и возмещении убытков в любом случае должна применяться. Право на возмещение убытков может быть реализовано, например, в случае, когда предмет торгов был фактически реализован иному лицу. 

Так, в деле, рассмотренном АС Западно-Сибирского округа, должник реализовал предмет торгов, определяемый родовыми признаками (автозапчасти), иному лицу по недействительной сделке. Суды посчитали, что при фактическом отсутствии товара у должника расходование конкурсной массы на закупку аналогичного товара не соответствует целям конкурсной процедуры и нарушает интересы кредиторов. Это не исключает право победителя торгов требовать заключения договора по итогам торгов, в том числе для возмещения своих убытков при невозможности исполнения обязательства по передаче товара в натуре17

При этом суд не может понудить победителя торгов к заключению договора по требованию арбитражного управляющего. Санкцией за отказ от заключения договора будет утрата внесенного задатка. 

Если в торгах приняло участие только одно лицо, то организатор торгов может заключить договор купли-продажи с этим лицом. Если такой участник откажется от заключения договора, его также нельзя понудить. Более того, некоторые суды даже признают за таким отказавшимся участником право на возврат задатка. В одном из дел конкурсный управляющий не возвратил задаток, уплаченный обществом в целях участия в торгах по продаже имущества должника, которые впоследствии были признаны несостоявшимися. Суды, удовлетворяя требование о возврате задатка за счет средств должника, пришли к выводу, что положения закона не содержат обязанности единственного участника торгов заключить договор купли-продажи. Следовательно, к нему не может быть применена такая санкция, как возврат задатка18. На наш взгляд, этот вывод является спорным, так как единственный участник принципиально ничем не отличается от победителя торгов. Подав заявку и внеся задаток, он принял на себя обязанности заключить договор купли-продажи в случаях, установленных законом: победа на торгах или отсутствие других участников. Если бы он согласился заключить договор, то задаток выполнил бы платежную функцию. В случае отказа участника от заключения договора он должен нести обеспечительную функцию, то есть не подлежать возврату.

В рамках данной статьи мы рассмотрели лишь малую часть споров, которые возникают в связи с реализацией имущества должников на торгах. Тем не менее из приведенных примеров видно, насколько конфликтной средой в принципе является стадия реализации имущества. Проведение торгов в электронной форме, призванное обеспечить прозрачность всей процедуры реализации имущества, очевидно не может гарантировать отсутствие злоупотреблений со стороны организатора торгов и операторов электронных площадок. Ситуация усугубляется запутанностью правового регулирования. В связи с этим, судебной практике еще предстоит выработать основные подходы к разрешению наиболее типовых споров, которые возникают в этой сфере. 


1. Порядок проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве.
2. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.06.2012 по делу № А11-2324/2009.
3. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.04.2019 по делу № А45-24692/2016.
4. Постановление АС Волго-Вятского округа от 09.08.2017 по делу № А43-17812/2014.
5. Пункт 16 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019.
6. Пункт 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства».
7. Там же.
8. Определение Верховного Суда от 01.07.2016 № 305-ЭС16-3457.
9. Определение Верховного Суда РФ от 01.07.2016 N 306-ЭС16-3230.
10. Пункт 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением гл. III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"».
11. Определение Верховного Суда РФ от 01.12.2016 N 302-ЭС16-16046 по делу № А33-14096/2016.
12. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 13.06.2017 по делу № 301-ЭС16-20128, А28-12640/2015.
13. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 9 октября 2017 года № 308-ЭС15-6280, п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 года № 63.
14. Определение Верховного Суда РФ от 07.10.2019 № 303-ЭС17-23261(3) по делу № А73-11583/2015.
15. Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2018 № 303-ЭС18-18750 по делу № А73-11184/2015.
16. Утв. Приказом Минэкономразвития России от 23.07.2015 № 495.
17. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.03.2020 по делу № А75-13826/2015.
18. Постановление ФАС Поволжского округа от 18.12.2012 по делу N А55-1693/2012.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ