Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Стратегии оптимального отступления с розничного рынка беззалогового кредитования
09.07.2014 Аналитика
Стратегии оптимального отступления с розничного рынка беззалогового кредитования

Работа в беззалоговом розничном сегменте (кэш-кредиты, кредитные карты, POS-кредиты) начиная со II полугодия 2013 года стала убыточной для многих банков. Вариантов решения этой проблемы не так много — либо закрыть бизнес и списать потери, либо продать накопленные портфели и бизнес. Так ли это и что делать?



Почему прибыль сокращается

Сокращение объема получаемой прибыли у большинства розничных банков впервые явно обозначилось по итогам первых четырех месяцев 2013 года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Спустя еще один год ситуация стала совсем удручающей — за последние 24 месяца при росте активов почти в 1,5 раза положительную динамику роста прибыли сумели продемонстрировать только 3 крупных игрока (см. таблицу 1).

 

Таблица 1. Снижение получаемой прибыли (по РСБУ) на фоне роста активов

Место по величине прибыли на 01.05.2012

Банки

Прибыль в тыс. руб. на 01.05.2012

Прибыль в тыс. руб. на 01.05.2014

Изменение прибыли, в %

Рост активов, в %

1

Сбербанк России

127 263 758

129 825 742

2,01

51,2

2

ВТБ24

10 390 139

2 655 238

−74,44

86,1

3

Хоум Кредит Банк

3 643 752

-19 374

-

82,4

4

ОТП Банк

2 618 727

499 174

-80,9

16

5

«Русский Стандарт»

1 859 870

1  343 115

-27,8

87,5

6

Русфинанс Банк

1 540 161

203 566

-86,8

11

7

«Ренессанс Кредит»

1 430 888

− 719 472

-

67,4

8

«Тинькофф Кредитные Системы»

1 296 015

1 999 435

54,3

185,6

9

Восточный Экспресс Банк

1 223 173

-1 844 476

-

69,3

10

Совкомбанк

1 094 299

3 595 168

228

148

11

Кредит Европа Банк

999 199

841 536

 -15,8

51,3

12

Азиатско-Тихоокеанский Банк

998 827

498 022

-50,1

69,9

13

СКБ-Банк

785 368

244 475

-68,9

9,8

14

НБ «Траст»

652 817

646 844

-0,9

35,1

15

Связной Банк

594 685

-561 700

-

34

16

УБРР

375 938

48 205

-87,2

86,7

Источник: Банк России

 

1. Сокращение рынка и числа хороших оригинальных заемщиков

Характеризуя динамику розничного рынка, обычно оценивают ее в денежном выражении, однако это не совсем корректно, поскольку за последние годы значительно выросло значение среднего размера кредита, предоставляемого одному заемщику. Переход на учет «в штуках» показывает, что объем выдачи новых кредитов в I квартале 2014 года оказался равен 192 % (по сравнению с количеством кредитов, выданных по итогам IV квартала 2010 года = 100 %). Заметим, что устойчиво ниже 200 % объем количества выданных кредитов был весь 2011 год и в I квартале 2012 года, т. е. в этом смысле на рынке произошел откат на 2 года назад (см. рис. 1).

 

 

2. Рост стоимости риска

Об увеличении потерь и росте просрочки в розничных портфелях большинства банков говорят и пишут многие годы, однако для нас важно оценить, как это ведет к снижению доходности по кредитным портфелям? Судя по рисунку 2, за последние два года стоимость риска в розничном портфеле увеличилась с 8–12 % годовых до 14–22 % годовых, в то время как сам портфель в денежном выражении вырос почти в 2 раза. Таким образом, происходил нездоровый процесс накопления «плохих» кредитов на балансах розничных банков, индикатором которого служит растущая стоимость риска.

 

 

3. Новые ставки резервирования непросроченных кредитов

Банк России последовательно повышает требования к резервированию по портфелям необеспеченных розничных кредитов. Наиболее существенным для банков является вступившее в силу с 1 января 2014 года повышение в части непросроченных ссуд: с 1 % до 5 % от размера выданной ссуды. Речь идет об up-front резервировании, что при среднем сроке выданного кредита 1 год дает снижение доходности (до погашения) около 7 % годовых. То есть банки получают доходы по кредиту по мере его погашения, а сформировать резерв (уменьшить текущую прибыль) должны в момент выдачи.

Характеризуя динамику розничного рынка, обычно оценивают ее в денежном выражении, однако это не совсем корректно, поскольку за последние годы значительно выросло значение среднего размера кредита, предоставляемого одному заемщику

Надо также учитывать, что при сохранении данных ставок резервирования и при даже минимальном росте кредитных портфелей, банкам нельзя рассчитывать на доходы от роспуска резервов, т. к. эти потенциальные доходы «связаны» новыми рисками, которые банк постоянно принимает, выдавая новые ссуды. Таким образом, происходит прямое снижение текущей прибыли банка с неочевидным по срокам возвратом.

4. Снижение привлекательности инвестиций в розничный сегмент российского банковского сектора на 35 %

Ключевым показателем для любого инвестора является ROI (доход на капитал). Действующие с января 2014 года нормы обеспечения капиталом различных групп необеспеченного розничного портфеля (см. пример — таблица 2) в очередной раз повышают требования к капиталу, необходимому для функционирования розничного бизнеса российских банков. По сравнению с началом 2013 года этот рост составил 55 %, что снижает доход на вложенный капитал (в предоставление розничных ссуд) примерно на 35 % по сравнению с требованиями на 01.01.2013 года.

 

Таблица 2. Снижение доходности на вложенный капитал. Условный розничный банк с консервативным портфелем

 

Распределение кредитного портфеля по доходности, % годовых

%% ставки

До 25

25–35

35–45

45–60

Доля

20

30

30

20

Вес по ЦБ:

100

110

140

300

Нагрузка на капитал

0

+3

+12

+40

Рост требований к необходимому капиталу

+55

Суммарное снижение ROI

+35 (1/1,55)

 

5. Оптимизация расходов vs рост рисков

Оптимизация расходов и бизнес-процессов — ежедневная рутинная работа любого бизнеса, поэтому банки в этом смысле не исключение. Однако странно слышать оптимистичные заявления некоторых экспертов, что банкиры смогут покрыть рост стоимости риска за счет сокращения издержек на ведение бизнеса.

Рассмотрим условный пример. Гипотетический банк с портфелем 10 млрд рублей решил сократить 50 офисов, содержание каждого из которых ежемесячно обходится в 1 млн рублей. Потерю доходов банка от деятельности этих офисов, проблему со сбором платежей по выданным ранее кредитам и другие факторы не будем учитывать, чтобы упростить модель. Итак:

потеря от прироста риска = «портфель 10 млрд рублей»*8% годовых (см. п. 2) = убыток 800 млн рублей;

сокращение расходов = «50 офисов»*10 месяцев*1 млн рублей = экономия 500 млн рублей,

где 10 месяцев — реальный срок сокращения издержек за первый год, т. к. не менее 2-х месяцев уйдет на сокращение персонала и прекращение (расторжение) договоров аренды и т. д.

В результате полученная разница у нас оказалась равна убытку в размере 300 млн рублей.

При этом заметим, что максимальное сокращение сети офисов, объявленное на российском рынке в 2013–2014 годах, равно 200 единицам, и проводится оно банком с объемом розничного кредитного портфеля существенно больше 100 млрд рублей.

6. Дилемма фондирования

Кризис на Украине и закрытие внешних финансовых рынков, а также сжатие рынка ценных бумаг привело к существенному ограничению источников фондирования для большинства российских банков. Вклады населения и фондирование от ЦБ — сегодня это два основных источника, которые доступны большинству банков. И вполне естественно, что в этой ситуации банкам приходится выбирать, в какие активы им следует инвестировать дефицитные и к тому же значительно подорожавшие пассивы. Ожидается также, что новая редакция федерального закона «О страховании вкладов» существенно ограничит возможности банков по динамике привлечения средств населения. Таким образом, банкам придется делать выбор и направлять ресурсы в наиболее привлекательные направления бизнеса. К сожалению, розничное беззалоговое кредитование по перечисленным нами выше причинам (см. пункты 1–5) таковым сейчас не является.

7. Где искать прибыль?

Рассмотрим кратко гипотетические сценарии роста прибыли в розничном беззалоговом сегменте.

Сценарий 1: за счет роста ставок для конечного потребителя.

Однако рынок уже много лет демонстрирует тренд на снижение ставок для конечного потребителя. Единственный шанс к реализации этого сценария – уход с рынка значительного числа игроков и появление нового баланса спроса и предложения, что может реализоваться только в среднесрочной перспективе в течение 2–3 лет.

С 1 января 2015 года Банк России получил полномочия ограничивать максимальные ставки по кредитованию физлиц, кроме того, также существенно ограничены размеры штрафов и пенни, которые могут взимать банки при просрочке.

Рост прибыли банковского сектора в целом возможен за счет других рыночных сегментов. Но, к сожалению, рост доли убыточных банков у нас продолжается (см. таблицу 3).

 

Таблица 3. Рост доли убыточных российских банков, в %

01.04.2012

01.04.2013

01.04.2014

 

%

 

%

 

%

98 из 961

10

123 из 938

13

179 из 880

21

Источник: данные Banki.ru

 

Сценарий 2: за счет размывания риска новым бизнесом или роспуска резервов по текущему портфелю.

Однако этот сценарий не реализуется для банков, продолжающих розничное беззалоговое кредитование в прежнем объеме (т. е. имеющих постоянный портфель беззалоговых ссуд), в силу двух причин:

во-первых, требования к резервам по вновь выдаваемым ссудам с 01.01.2014 года выше, чем по ранее выданным ссудам;

во-вторых, уровень просрочки по текущему портфелю постоянно растет, а это требует от банка досоздания резервов.

Сценарий 3: за счет создания или развития нового бизнеса в беззалоговом розничном сегменте.

Создание и развитие нового бизнеса могло бы поддержать или компенсировать потери, генерируемые старым бизнесом. Однако за исключением нескольких нишевых игроков большинство банков не могут такой бизнес быстро создать по следующим причинам: во-первых, наиболее доходные рыночные сегменты и проекты уже освоены; во-вторых, по уже освоенным рыночным продуктам наблюдаются существенные потери; в-третьих, новые и перспективные проекты требуют от банков инвестиций, а самое главное — много времени для их разработки и наращивания существенных объемов выдачи кредитов.

Возможные сценарии выживания

Как известно, на этом рынке работают банки-профессионалы, так называемые розничные банки, или монолайнеры (Хоум Кредит, Русский Стандарт, Восточный экспресс, OTP-банк, Ренессанс Кредит, Тинькофф Кредитные Системы и др.), и банки-универсалы (универсальные банки, где розничный бизнес занимает до 30–40 % портфелей). Это деление критично для наших дальнейших рассуждений, поскольку банкам-профессионалам некуда деваться: они могут либо справиться с ухудшением внешней среды, либо погибнуть. Для них смена модели бизнеса — например, попробовать стать универсальным банком либо отказаться от беззалогового розничного кредитования — практически невозможна. Поэтому «профессионалы» будут бороться до конца.

При этом у них есть всего две стратегии выживания: рост конкурентоспособности за счет повышения эффективности бизнес-моделей или за счет наращивания масштабов бизнеса.

Победители, скорее всего, сумеют создать удачную комбинацию обеих стратегий, ведь они больше дополняют друг друга, чем исключают. По этой причине наиболее трудно будет выживать небольшим банкам-профессионалам, то есть тем, кто не входит в топ-100 российских банков, поскольку для них доступна только стратегия выживания за счет повышения эффективности бизнес-моделей.

У банков-универсалов есть выбор. И хотя для большинства из них поиск альтернатив беззалоговому розничному кредитованию будет болезненным, но не влекущим угрозу их существованию.

Упрощая ситуацию, можно сказать, что выбор у «универсалов» ограничен тремя альтернативами.

Во-первых, «можно замереть»: сократить затраты, «закрутить риски и выдачи», прекратить инвестиции в развитие.

Сделки по форме структурирования можно классифицировать самым различным образом, но они бывают только двух типов по объекту покупки: покупка бизнеса и покупка кредитных портфелей

Во-вторых, «начать метаться»: срочно искать чудо-продукт, выходить в новые сегменты, нанимать чудо-менеджеров, менять бизнес-модель и т. д. ( о последствиях такого подхода читайте у Джима Коллинза в книге «Как погибают великие»).

В-третьих, «раскручивать маховик»: усиливать свои конкурентные преимущества и делать то, что лучше всего получается. У этого пути есть свои плюсы и минусы, причем основной минус — в случае выбора неудачной стратегии крах наступит быстрее и в большем масштабе.

Главное, что ни одна из трех альтернатив поведения не дает возможности банку динамично расти и наращивать прибыль при продолжении ухудшения внешних условий. Дело в том, что по сравнению с «профессионалами» банки-универсалы имеют значительно более худшие показатели эффективности (в пересчете на одного сотрудника, на портфель и на один офис) и, как правило, более высокие риски. Поскольку риск-менеджмент — дорогое удовольствие и его максимальная эффективность достигается при командной работе профессионалов, которые чаще всего сосредоточены в банках-профессионалах.

Очевидно, что в среднесрочной перспективе 2-3 лет, определяемой эффективностью используемой бизнес-модели и получаемой прибылью, наличием эксклюзивных рыночных ниш, запасом капитала и готовностью акционеров финансировать бизнес беззалогового розничного кредитования за счет смежных направлений деятельности банка, уход из этого сегмента для банков-непрофессионалов практически неизбежен. Необходимо лишь ответить на вопрос: как сделать это максимально эффективно?

Прямой дорогой к консолидации

К сожалению, следует признать, что бизнес большинства уходящих банков стоит меньше вложенных в него средств. Ориентиром являются иностранные розничные банки, покидающие российский рынок, — их сделки достаточно прозрачны и открыты, поэтому по ним можно оценить фактические размеры предлагаемых продавцу дисконтов.

Следует также заметить, что со временем эти дисконты будут увеличиваться, т. к. круг покупателей на эти активы весьма ограничен — это государственные банки и банки-профессионалы. При этом вероятность прихода внешних игроков (зарубежных или из смежных сегментов рынка) крайне мала, поскольку в краткосрочной перспективе сегмент беззалогового розничного кредитования для инвестиций не будет привлекательным.

Сделки по форме структурирования можно классифицировать самым различным образом, но они бывают только двух типов по объекту покупки: покупка бизнеса и покупка кредитных портфелей.

У будущих потенциальных покупателей есть ограничения в виде наличия у них капитала и свободной ликвидности (которая сегодня сжимается, как мы обсуждали ранее). И если госбанкам деньги для сделок могут быть предоставлены государством, то частным банкам стоит надеяться только на себя. Для понимания ограниченности капитальной базы банков-профессионалов достаточно посмотреть на таблицу 4.

 

Таблица 4. Ограниченность капитальной базы банков-профессионалов

SPECIALISED RETAIL BANKS

янв.2013 г.

апр.2013 г.

июл.2013 г.

окт.2013 г.

дек.2013 г.

апр.2014 г.

Regulatory capital ratio N1 (%)

Regulatory capital ratio N1 (%)

Regulatory capital ratio N1 (%)

Regulatory capital ratio N1 (%)

Regulatory capital ratio N1 (%)

Regulatory capital ratio N1 (%)

JSC Russian Standart Bank

n.a.

n.a.

n.a.

n.a.

n.a.

n.a.

Home Credit & Finance Bank

14,7

14,1

14,0

14,1

14,8

14,8

Orient Express Bank

12,0

12,5

11,7

11,8

13,7

12,6

Sovcombank

11,45

15,49

14,06

13,47

14,21

11,4

Open Joint Stock Company OTP Bank

16,3

14,7

14,5

13,2

14,2

12,7

CB Renaissance Capital

16,6

15,6

13,3

12,2

13,0

10,8

Svayznoy Bank

13,0

12,2

11,9

11,6

11,9

11,3

Tinkoff  Credit Systems

17,4

17,6

17,1

14,6

15,8

18,3

Источник: данные из отчета Fitch ratings Russian Banks Datawatch

 

Поэтому, видимо, мы скоро будем наблюдать рост сделок, проходящих путем обмена активами или долями собственности. Ключевой мотивацией банков-профессионалов к сделкам по приобретению новых активов в своем сегменте рынка будет: во-первых, получение эффекта масштаба или рост операционной эффективности, например, путем достижения эффекта размывания издержек на портфель (см. рис. 3).

 

 

Во-вторых, эффект масштаба даст доступ к рыночному фондированию и IPO, т. е. снимет у банка это одно из ключевых ограничений. Очевидно, что ближайшие годы пройдут под знаком дефицита ликвидности, и только банковские «голубые фишки» из топ-50 смогут получить доступ к ресурсам в минимально необходимом объеме. Вот так может выглядеть своеобразный чек-лист (это конкретный пример, составленный для сделки по приобретению Cовкомбанком GE Money Bank) для банка, претендующего на попадание в этот узкий круг (см. таблицу 5).

Третьей, и, как правило, дополнительной, движущей силой таких сделок является попытка найти компетенции, зайти в новые рыночные ниши, купить технологии, отсутствующие у банка-покупателя. Совсем редкими, но наиболее привлекательными являются сделки между комплементарными банками, т. е. между банками, бизнес которых в основном взаимно дополняет друг друга. Примером комплементарной сделки является приобретение Cовкомбанком GE Money Bank — сделка имела существенную стратегическую ценность (см. рис. 4).

 

 

Надо признать, что в свершившейся сделке был элемент удачи и невероятно сложный труд наших коллег, готовивших эту сделку. Вообще M&A (сделки по слиянию и поглощению), как правило, являются невероятно сложными и длительными.

В России к классическим трудностям M&A добавляются наши отечественные реалии:

— неадекватная оценка собственного бизнеса;

— взаимное недоверие;

— неумение и нежелание работать в долгосрочных партнерствах;

— отсутствие навыков M&A;

— слабый проектный менеджмент;

— существенное отвлечение ресурсов от основной деятельности;

— и, повторюсь, отсутствие «живых» денег и капитала.

Уверен, что все эти трудности будут преодолены и российский рынок в сегменте беззалогового розничного кредитования войдет в стадию активной консолидации.

Основные выводы

1. Розничный рынок необеспеченного кредитования в России находится в среднесрочной стагнации.

2. В связи с этим многие банки-универсалы и собственники не выдержавших конкуренцию банков-профессионалов захотят выйти из низкодоходного, инвестиционно непривлекательного и зарегулированного сегмента рынка.

3. Покупка портфелей, бизнеса уходящих игроков банками-профессионалами — правильный путь динамичного роста и наращивания собственной конкурентоспособности. Существенную конкуренцию им могут составить госбанки.