Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Такое вот пропорциональное регулирование
22.02.2019 Аналитика
Такое вот пропорциональное регулирование

Продолжаем публикацию материалов от авторов лучших финансовых телеграм-каналов. В этот раз — колонка для «Б.О» от «Жирных котов»



Александр Соколов, глава банка «Траст», на основе которого создается специализированный банк непрофильных активов, заявил на своей пресс-конференции, что Банк намерен судиться за рубежом с бенефициаром O1 Group Борисом Минцем и бывшими владельцами Промсвязьбанка Алексеем и Дмитрием Ананьевыми. «То, что люди покинули страну и, по сути, сбежали с деньгами, не значит, что тема закончена», — сказал Александр Соколов.

Возникает ощущение, что против банкиров-мошенников объявлен настоящий крестовый поход. Достаточно вспомнить недавнее решение Следственного комитета об объявлении в розыск бывшего главы Банка «ФК Открытие» Евгения Данкевича. По версии следствия, летом 2017 года, будучи председателем правления Банка, Данкевич вступил в преступный сговор с неустановленными руководителями компаний О1 Group и «О1 Груп Финанс» (того самого Бориса Минца). Эти компании выпустили облигации, которые и были куплены Банком «ФК Открытие» на общую сумму более 34 млрд рублей. По мнению следствия, Данкевич знал, что реальная стоимость бумаг как минимум в два раза ниже.

Но обратим внимание вот на какой момент: компании-эмитенты и бумаги прошли все необходимые процедуры листинга на бирже. Кроме того, учитывая, что Банк «ФК Открытие» на тот момент был системно-значимым, в нем находились кураторы из ЦБ, пристально рассматривая все операции, тем более такие крупные. Более того, по заявлениям самого ЦБ, он не просто наблюдал за Банком, но наблюдал усиленно. Тем не менее Данкевич провернул эту сделку и покинул страну, как позднее и сам Борис Минц.

Не оспаривая тезис о том, что сбегать с деньгами плохо, мы бы хотели задать простой вопрос: как так вышло, что упомянутые персоны и ряд других, не менее известных личностей, ухитрились это проделать в условиях непрерывного контроля за их деятельностью со стороны Банка России?

При этом у одних получается неспешно исчезнуть из российской юрисдикции, других же призывают к ответу немедленно. Причем, чем крупнее проблемный банк, тем больше шансов у его владельцев и руководителей оказаться «вне зоны доступа». Например, Анатолия Мотылева начали преследовать почти через два года после того, как подконтрольные ему НПФ и банк «Российский кредит» остались без лицензий, а сам он покинул Россию. Основной владелец Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Андрей Вдовин был заочно арестован через полгода после того, как перебрался в Германию. В обоих случаях речь идет о претензиях на десятки миллиардов рублей. При этом, например, Вячеслава Бармина, бывшего главу Эргобанка, обвиненного в хищении 760 млн рублей, но не пытавшегося скрыться, осенью прошлого года приговорили к восьми годам лишения свободы.

Вряд ли ЦБ, вводя пропорциональное регулирование, имел в виду именно это.

Жирные коты




Присоединяйся к нам в телеграмм