Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Уголовные риски сотрудников финансовой организации
28.12.2021 Best-practice

Уголовные риски сотрудников финансовой организации

Финансовые продукты с повышенной доходностью — что с ними не так?


За последние несколько лет возросла популярность сложных финансовых продуктов. В 2005–2008 годах, они уже были очень востребованы, но после кризиса, в результате которого множество инвесторов обанкротились, о продаже сложных инструментов надолго забыли. Сейчас, когда на рынок пришло новое поколение инвесторов, доходность по депозитам стала приближаться к нулю, вложения в недвижимость за счет изменения законодательства также потеряли былую привлекательность, а на рынках накопился большой объем ликвидности, финансовые организации снова стали комбинировать и придумывать различные инструменты, обещающие клиенту доходность выше рыночной. Иногда эти инструменты недостаточно прозрачны, инвесторы оказываются неготовыми к значительным рискам, и начинаются недовольства, разочарования и судебные разбирательства. Поговорим о сегодняшней ситуации в этой сфере.

Недовольство вкладчиков

Если поначалу данные продукты предлагали состоятельным клиентам, то сейчас их продают независимо от размера портфеля и финансовой грамотности, под предлогом, что данный продукт — это тот же депозит с точки зрения рисков, но доходность при этом выше. По оценке ЦБ РФ, в начале 2021 года на руках клиентов находилось только структурных продуктов на сумму около 600 млрд рублей. Например, несколько лет назад широко было распространено предложение по замене средств на депозите на кредитные ноты аффилированной с банком офшорной организации. Данные денежные средства кредитное учреждение направляло на пополнение своего капитала 2-го уровня. За это банк выплачивал повышенную ставку в валюте. 

Все были довольны до тех пор, пока VIP-клиенты, несмотря на близость к собственникам банка, не оказались среди потерпевших с наименьшими шансами возврата вложенных средств.

Продажа кредитных нот была политикой банка, вспоминал один из сотрудников, все инструкции шли от головного офиса вместе с планом продаж.

О том, что ноты содержат в себе высокие дефолтные риски, клиенты узнали только после санации банка, когда субординированные кредиты, обеспечивавшие выплаты по нотам, были списаны в ходе санации, и они остались и без процентов, и без возможности реализовать ноты на свободном рынке. 

Теперь владельцы бумаг судятся с банком, ГСУ МВД России по г. Москве возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере», потерпевшая сторона — держатели нот. 

Аналогичная ситуация произошла и с другим банком, продавшем кредитные ноты на 20 млрд рублей. 

Позиция вкладчиков понятна, однако имеется ли в действиях сотрудников банка объективно состав преступления, на чем настаивают потерпевшие клиенты, или же сами клиенты виноваты, что не вникают в приобретаемый ими продукт? 

Мисселинг и уголовная ответственность

В финансовом мире утвердился термин «мисселинг» — практика финансовых организаций по недобросовестной продаже банковских, страховых, финансовых продуктов, когда неопытному клиенту с помощью нехитрых манипуляций присваивается статус квалифицированного инвестора, а затем вместо известного и надежного продукта продается непрозрачный производный продукт. 

В результате клиент, сам того не подозревая, подписывается на риск, явно не соответствующий его планам и предлагаемой доходности. 

Отличительная черта таких бумаг, о которой забывают сообщить продавцы, — получение дохода в зависимости от выполнения установленных условий или событий, которые должны произойти, или же отсутствие достаточного обеспечения в случае наступления дефолта. Так, сотрудники одной из управляющих компаний называют принцип структурной ноты «довольно простым и выгодным»: инвестор получает купонный доход в зависимости от изменений цен входящих в ноту бумаг в течение четырех кварталов подряд.

Как обычно, менеджер рассказывает о двух сценариях: позитивном, предполагающим доходность 30% годовых, и умеренном — доходность 15% годовых. Про худший сценарий обычно не упоминают, однако при его реализации возможно потерять до 80% депозита. 

Ежегодно банки выпускают такие ноты на несколько десятков миллиардов евро.

В чем может быть состав преступления в действиях сотрудников, имеющих отношение к разработке и продажам такого продукта? 

Сотрудники финансовой организации могут быть привлечены к уголовной ответственности, если в ходе проверки, проводимой в порядке ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ, или в рамках расследования уже возбужденного уголовного дела будет установлено следующее:

  • статус квалифицированного инвестора был присвоен клиенту незаконно, условия для соответствия статуса были искусственно созданы сотрудниками организации;
  • сотрудник принимал непосредственное участие в разработке продукта, который по своим свойствам больше похож на пари с финансовым учреждением, зависящим от ряда случайный факторов, чем на финансовый продукт;
  • клиенту обещали гарантированно высокий доход и умалчивали о скрытых рисках;
  • вопреки заверением сотрудника эмитентом продукта выступает не сам банк, а офшорная структура, у которой отсутствуют ценные активы, да и нахождение в иностранной юрисдикции снижает шансы инициирования судебного процесса;
  • денежные средства граждан не вкладывались в обозначенные в рекламе продукты, а использовались в иных проектах.

В настоящее время в Следственном департаменте РФ возбуждено и расследуется уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения денежных средств вкладчиков, при том что помимо бенефициара компании, находящегося в розыске, под стражей находятся директор по стратегическому развитию и руководитель юридического департамента. Они в свою защиту говорят, что являлись наемными работниками и не были осведомлены о мошеннических действиях компании.

Приговором Ленинского районного суда г. Самары от 18.01.2021 к реальным срокам лишения свободы осуждены 10 должностных лиц ОАО КБ «Волга-кредит» за совершение в составе организованной группы преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, организация и участие в организованной преступной группе). Согласно решению суда, подконтрольные сотрудники банка были привлечены к совершению хищения денежных средств ОАО «ВКБ», размещенных во вкладах 2872 граждан. 

В основу обвинительного приговора легли следующие доказательства:

  1. признание вины несколькими обвиняемыми, которые полностью согласились с предъявленным обвинением, а также сообщили о ролях иных лиц в совершении преступления; 
  2. показания потерпевших, которые сообщили об обстоятельствах взаимоотношений с банком и хищениях денежных средств;
  3. допросы свидетелей и очные ставки между фигурантами дела, в ходе которых устранялись противоречия и подтверждались события произошедшего;
  4. вещественные доказательства в виде изъятого у одного из обвиняемых жесткого диска с доказательствами преступления;
  5. заключения экспертов, в которых была установлена принадлежность подписей на финансовых документах.

Cуд, проверив все доказательства и допросив свидетелей, счел доводы защиты несостоятельными, а подсудимых виновными в совершении инкриминируемого им преступления. 

Несмотря на то что в настоящее время процветает так называемое легальное мошенничество, которое зиждется на невнимательности клиента, его наивности, неинформированности, все же случаются прецеденты, когда совокупность ряда факторов приводит к возбуждению уголовного дела. При этом нужно учесть, что рискуют быть привлеченными к уголовной ответственности не только руководители и бенефициары финансовых организаций, извлекающие прибыль от продаж таких продуктов, но и рядовые сотрудники, участвующие в реализации данных планов.