Банковское обозрение

Финансовая сфера


27.05.2020 Аналитика
Вакцина для банков

Есть ли инструменты для предотвращения финансового кризиса?


Мы впервые за очень долгое время столкнулись с проблемами прежде всего не финансовыми, а социально-экономическими. И проблемы реального сектора, заемщиков, клиентов банков будут транслироваться на сами банки и финансовые структуры. Пока что банки держат удар неплохо: не наблюдается ни заметных признаков ухудшения ситуации с ликвидностью, ни финансовых проблем даже у уязвимых игроков рынка. 

Хотя неизбежно в этом году проявятся три удара по банковскому сектору: резкое снижение оборачиваемости активов и рост доли проблемных, давление на структуру фондирования, существенное снижение прибыли, а значит, и возможностей использования внутренних источников докапитализации. И это на фоне очевидных проблем и у самих акционеров банков с позиции других генераций доходов. 

Что может стать триггером потенциального кризиса? Конечно, это не будет кризис плохих долгов. Хотя именно такой сценарий обычно звучит в прогнозах аналитиков. Но пока что ни разу в России не было именно кризиса плохих долгов — не будет и на этот раз. Кредитные каникулы, реструктуризации, возможности банков не резервировать консервативно под ухудшение качества кредитов фактически отложат проблемы на будущие периоды, размазав их во времени.  Сейчас более серьезными выглядят вызовы с позиции ликвидности и драматического сокращения доходной базы. Банковский рынок в настоящий момент гораздо более подготовлен к стресс-сценариям, чем в предыдущие «трудные» периоды,  в2008-м или в 2014-м: существенный профицит ликвидности — более 2,5 трлн рублей. Введены регулятивные послабления: отменены требования по надбавкам к капиталу и необходимость досоздания резервов, также банки имеют возможность льготной переоценки портфелей ценных бумаг. Это существенная мера, поскольку, например, по оценкам «Эксперт РА», обесценение бумаг на 10% означает для банковского сектора потерю 200 млрд рублей. Системно значимые банки имеют возможность открывать в ЦБ безотзывные кредитные линии, причем регулятор снизил ставку по ней с 0,5 до 0,15%. Первым из банков задействовал этот механизм Сбербанк, который не только пролонгировал, но и расширил лимит по кредитной линии от ЦБ до 500 млрд рублей. Разумеется, не факт, что она будет выбрана, но таким образом Сбербанк создал для себя большой резерв ликвидности. Другие крупные банки также  задействовали этот механизм.

Насколько этот механизм может оказаться нужным? Пока серьезных проблем с оттоками пассивов сектор не испытывал: даже мартовские движения (сокращение как средств юрлиц, так и депозитов физических лиц) не стали для банковского сектора серьезным испытанием. Однако неизбежно дальнейшее снижение пассивной базы, причем, вероятно, в несколько этапов или волн. В корпоративном сегменте будет наблюдаться снижение остатков на текущих счетах и депозитах за счет падения выручки компаний при одновременном сохранении значительной части расходов, это в одинаковой мере относится и к малым, и к крупным предприятиям. 

Депозиты физлиц по тем же причинам будут показывать отрицательную динамику, в лучшем случае — стагнировать. Падение доходов, «проедание запасов» станут главными факторами снижения общей базы вкладов и счетов. В итоге в пассивах упадут доли привлеченных рыночных средств от физлиц и предприятий и вырастет доля средств привлеченных под залог ценных бумаг, а также, вероятно, привлечений ликвидности от ЦБ РФ. Примерно так происходило в 2008-2009 годах, только тогда беззалоговые антикризисные кредиты были доступны гораздо более широкому кругу банков. На фоне изменения срочности активов и, по-видимому, стагнации их величины очевидно, что объемы кредитования будут снижаться, но частично замещаться ростом портфелей ценных бумаг и иными активами — произойдет и одновременное сжатие рыночной пассивной базы. 

В наилучшем положении окажутся крупнейшие, системно значимые банки, разумеется, государственные и находящиеся на санации. В худшем — некрупные рыночные банки с очень высокой долей привлечения не связанных с акционерами или с государством пассивов. 

Параллельно с этим происходит серьезное ослабление доходной базы, как из-за выпадения части доходов из-за режима самоизоляции и нерабочих дней, так и за счет снижения экономической и транзакционной активности в большинстве секторов экономики. Банки получили снижение как процентных, так и комиссионных доходов при сохранившихся инфраструктуре и занятости, а возможно, даже с дополнительными новыми расходами. Падают и комиссионные доходы от РКО, операций по оплате услуг ЖКХ, эквайрингу, денежным переводам. И в перспективе на год комиссионный бизнес не перейдет к росту. Процентные доходы падают еще и потому, что пролонгированные и реструктурированные портфели генерируют меньший уровень доходов на один рубль действующих кредитов. В общем, наблюдается ситуация «идеального шторма»: все одно к одному. Это заметный удар по финансовому результату.

Хотя банкам придется в этом году очень тяжело, но если не прилетят новые черные лебеди, система пройдет это испытание, потеряв в размерах прибыли и переложив часть проблем на будущие периоды

В то же время регуляторные послабления в части временной отмены досоздания резервов и отмены переоценки портфелей ценных бумаг отложены не «в долгий ящик», а пока лишь до осени этого года. Фактически, негативные эффекты, которые могли бы проявиться уже сегодня с точки зрения их отражения в банковской отчетности перенесены на полгода вперед. Если Банк России не продлит действие этих послаблений, то досоздание резервов и переоценка ценных бумаг станут очевидным ударом по финансовому результату в четвертом квартале, что, собственно, и отразится на итогах года.

Надо ли бояться этих сценариев и, например, срочно забирать средства из банков в ожидании банкротств? Будут ли очереди в банкоматы и офисы и паника вкладчиков? Будут ли санации крупных банков? Ответы на эти вопросы — нет. Вероятность подобного катастрофического сценария мала. Банковский сектор и регулятор готовы к стрессу и имеют механизмы нормализации. И хотя банкам придется в этом году очень тяжело, но если не прилетят новые черные лебеди, система пройдет это испытание, потеряв в размерах прибыли и переложив часть проблем на будущие периоды. Некоторые банки могут стать объектами вынужденных сделок поглощения. Остается открытым вопрос сроков восстановления кредитной активности, особенно в базовых секторах — таких, как ипотека и беззалоговое кредитование физлиц. 







Сейчас на главной