Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Верховный Суд разрешил погашать налоги за счет выручки залогового кредитора
03.09.2021 Best-practice
Верховный Суд разрешил погашать налоги за счет выручки залогового кредитора

Практика в отношении залоговых кредиторов ужесточается. Верховный Суд рассмотрел дело, в рамках которого решался вопрос о возможности выплаты налогов за счет выручки, полученной в результате реализации имущества должника1. Основной нюанс спора — должник продолжил хозяйственную деятельность в период банкротства по воле залогового кредитора. О новом подходе к вопросу уплаты налогов в банкротстве читайте в этой статье


Обстоятельства дела

Должник — ООО «Ростовский электрометаллургический заводъ» — продолжал хозяйственную деятельность и на стадии конкурсного производства. Решение об этом принял мажоритарный кредитор ПАО «Банк Траст», в залоге у которого находился основной производственный комплекс должника. Конкурсный управляющий подал заявление, в котором просил суд разрешить оплату по договорам поставки энергоресурсов в составе четвертой очереди до прекращения должником хозяйственной деятельности. 

Суд разрешил отступить от очередности уплаты текущих платежей, посчитав, что это необходимо для обеспечения сохранности имущества должника. Это также способствовало повышению ликвидности предприятия, возможности реализации имущества должника единым лотом на торгах, а также предотвращению увольнения работников.

ФНС посчитала, что в результате продолжения хозяйственной деятельности мажоритарный кредитор получил максимальное удовлетворение требований за счет сохранения предмета залога в ликвидном состоянии в ущерб бюджету РФ, так как в результате продолжения убыточной хозяйственной деятельности текущая задолженность по обязательным платежам увеличилась на 424 786 397,05 рублей. 

В состав задолженности входили:

  • НДС — 326 163 849,10 рублей;
  • отчисления в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМСЗ — 59 036 208,09 рублей;
  • отчисления в Фонд социального страхования (ФСС) — 28 418 426,90 рублей;
  • отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации (ПФР) — 8 374 481,16 рублей. 

По мнению ФНС, прирост задолженности ПФР, ФФОМС и ФСС произошел в результате продолжения хозяйственной деятельности, так как сотрудники должника осуществляли деятельность, связанную с производством металлопродукции. 

На собрании кредиторов ФНС вручила конкурсному управляющему требование о расторжении договора на проведение работ по переработке давальческого сырья и материалов. В ответ на данное обращение конкурсный управляющий обратился в суд с ходатайством о разрешении разногласий по вопросу о расторжении указанного договора. Суд разрешил продолжить проведение работ.

По результатам торгов имущество реализовано за 6 531 562 026,85 рублей. Причем в результате продолжения должником хозяйственной деятельности основной производственный комплекс (завод) реализован в 1,3 раза выше рыночной стоимости. Согласно отчетам об оценке, рыночная стоимость основного производственного комплекса составляла 4 948 336 465 рублей.

После реализации имущества требования уполномоченного органа могли быть погашены на 58% совокупной задолженности.

ФНС посчитала, что в результате продолжения должником хозяйственной деятельности выгодоприобретателем является ПАО «Банк "Траст"», поскольку в результате залоговое имущество сохранено в наиболее ликвидном состоянии, что позволило его реализовать в 1,3 раза выше рыночной стоимости. 

У ФНС и конкурсного управляющего возник спор о распределении денежных средств, вырученных от реализации залогового имущества. 

По мнению ФНС, текущая задолженность, возникшая по обязательным платежам вследствие продолжения должником хозяйственной деятельности, является расходами, направленными на обеспечения сохранности имущества завода, и подлежит погашению в соответствии с п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве.

В связи с этим уполномоченный орган просил суд разрешить разногласия по очередности удовлетворения текущих платежей и определить погашение задолженности по обязательным платежам, возникшей в результате продолжения хозяйственной деятельности должника на общую сумму 424 млн рублей в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. 

Позиция судов трех инстанций

Суды трех инстанций отказали ФНС. Они исходили из того, что требование залогового кредитора имеет приоритет перед требованием об уплате текущих налоговых обязательств, относящихся к соответствующей очереди удовлетворения текущих требований.

Денежные средства, вырученные в результате реализации залогового имущества должника, сами по себе не представляют отдельную налогооблагаемую базу и соответственно не подлежат распределению в порядке, указанном ФНС, поскольку иное противоречит правилам очередности удовлетворения требований кредиторов и тем самым приводит к нарушению прав залогового кредитора. 

При этом Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отклонил ссылку ФНС на Определение Верховного Суда РФ от 19.10.2020 № 305-ЭС20-10152 по делу № А40-46117/2019 (п. 11 Обзора № 4 (2020)), поскольку оно принято при иных фактических обстоятельствах дела, в данном случае доход от давальческой деятельности получал должник, а не залоговый кредитор.

Позиция Верховного Суда

ФНС обратилась в Верховный Суд РФ. Верховный Суд отменил указанные выше судебные акты и в Определении от 08.07.2021 № 308-ЭС18-21050 (41) указал, что толкование п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве приводит к выводу о необходимости применения правового режима, установленного данной нормой, к обязательствам должника по уплате налогов, начисление которых связанно с продолжением эксплуатации залогового имущества в период нахождения должника в банкротных процедурах. 

Позиция Верховного Суда сводится к тому, что системное и телеологическое толкование п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве приводит к выводу о необходимости применения правового режима, установленного данной нормой, к обязательствам должника по уплате налогов, начисление которых связанно с продолжением эксплуатации залогового имущества в период нахождения должника в банкротных процедурах. 

По мнению Верховного Суда, противоположный подход ведет к дисбалансу между правами залогового кредитора и прочих кредиторов, поскольку имущественная выгода от продажи предмета залога будет предоставляться исключительно залоговому кредитору, а расходы, непосредственно связанные с этим имуществом (в данном случае текущие обязательства по уплате обязательных платежей), будут погашаться за счет иных активов должника в ущерб интересам незалоговых кредиторов, что явно не соответствует принципам справедливости. 

В обоснование своей позиции Верховный Суд указал, что аналогичная позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 08.04.2021 № 305-ЭС20-20287 по делу № А40-48943/2015, а также в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2020 № 305-ЭС20-10152 по делу № А40-46117/2019, вошедшем в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2020), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.12.2020 (п. 11). 

В связи с этим Верховный Суд указал, что выводы судов о том, что денежные средства, вырученные от реализации залогового имущества, не подлежат распределению в предлагаемом уполномоченным органом порядке, основанные на буквальном толковании п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, несостоятельны.

Таким образом, Верховный Суд РФ в очередной раз упомянул системное и телеологическое толкование п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, в рамках которого фактически осуществляется введение в практику новых правил (норм) об очередности удовлетворения текущих налоговых обязательств.

Данный подход является продолжением тренда, заданного ВС РФ ранее. В октябре 2020 года Верховный Суд указал, что при получении дохода от аренды имущества должника, находящегося в залоге, НДС (полученный в составе арендной платы) подлежит уплате приоритетно в порядке п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, и такой НДС не зачисляется в пятую очередь текущих платежей2.

Ранее судебные органы применяли другой подход — относили это обязательство к пятой очереди текущих платежей, как это прямо следует из Закона о банкротстве. Соответственно такой подход был и у арбитражных управляющих, и во многих ситуациях этот НДС так и не был уплачен ввиду отсутствия на это средств в конкурсной массе.

В апреле 2021 года Верховный Суд РФ указал, что в составе таких расходов нужно погасить налог на имущество и земельный налог.

Таким образом, Верховный Суд РФ последовательно расширяет состав расходов, предусмотренных п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве.


1. Спор рассматривался в деле о банкротстве № А53-32531/2016.
2. Определение ВС РФ от 19.10.2020 № 305-ЭС20-10152, которое вошло в Обзор судебной практики, утвержденный Президиумом ВС РФ 23.12.2020.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ