Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Вопросы правового обеспечения деятельности арбитражного управляющего
20.03.2024 Best-practice

Вопросы правового обеспечения деятельности арбитражного управляющего

В статье рассматриваются вопросы профессиональной деятельности арбитражного управляющего, связанные с проблемами, возникающими в при процедурах банкротства


Арбитражный управляющий в соответствии с законодательством о банкротстве должен осуществлять свою деятельность открыто и добросовестно, в интересах кредиторов, общества и государства. Однако при выполнении этих требований управляющий может столкнуться с тем, что каждый его шаг внимательно анализируется участниками процедуры банкротства для возможного отстранения неудобного управляющего и назначения кандидатуры, более выгодной для кредитора. Для этой цели участники процедуры банкротства используют существующие пробелы в законодательстве о банкротстве. Например, законодательство не ограничивает перечень лиц, которые могут обратиться с жалобой на арбитражного управляющего. Это могут быть и лица, не участвующие в процессе банкротства. В это трудно поверить, но жалоба может быть анонимной. Такая ситуация усложняет работу управляющего, ему приходится привлекать своих сотрудников для работы с жалобами, отвлекая их от иных текущих дел, связанных с ведением процедур банкротства, заставляет нести дополнительные расходы и повышает профессиональные риски, если жалоба будет удовлетворена. Помимо судов, Росреестра, органов прокуратуры и внутренних дел, саморегулируемой организации арбитражных управляющих, «прилететь» управляющему может еще и из ФАС, Роскомнадзора, Роструда. И, к сожалению, это неполный перечень.

Назрела и даже перезрела давно обсуждаемая необходимость ввести ограниченный законом круг лиц, имеющих право обращаться с жалобой на арбитражного управляющего.

В ситуации, когда лицо, в отношении которого проводится процедура банкротства, отказывается взаимодействовать с арбитражным управляющим, не допускает его на свою собственность, скрывает или уничтожает документацию, игнорирует запросы, письма управляющего, а случается — и вовсе угрожает ему, арбитражный управляющий не может в должной мере осуществлять свои обязанности, что вредит интересам кредиторов. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает ответственность за воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, однако соответствующая ч. 3 ст. 195 УК РФ применяется очень редко, буквально в единичных случаях. Более активная позиция правоохранительных органов для содействия арбитражному управляющему в осуществлении его деятельности могла бы снизить остроту и частоту подобных ситуаций, а также способствовать ускорению достаточно продолжительных процедур банкротства. Но это, по-видимому, тоже вопрос будущего.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предоставляет арбитражному управляющему право требовать и получать любую информацию, необходимую для проведения процедур банкротства. Положениями п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве установлена обязанность граждан и юридических лиц предоставлять запрашиваемую конкурсным управляющим информацию и отвечать на запросы.

В случае если запросы арбитражного управляющего игнорируются, он в соответствии со ст. 66 АПК РФ1 может обратиться в суд за оказанием содействия в истребовании документов. Однако суд может посчитать, что истребуемая документация не относится ни к одному из обособленных споров и что процессуальных норм, обязывающих суд производить сбор документов, необходимых для проведения процедуры конкурсного производства, в частности документации должника, ни АПК РФ, ни Закон о банкротстве не содержат.

Таким образом, практика применения норм, содержащихся в ст. 20.3 Закона о банкротстве и ст. 66 АПК РФ, еще требует приведения к единообразию, что на практике будет способствовать реализации права арбитражного управляющего получать необходимую ему информацию. По этому вопросу существуют Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 310-ЭС19-4761 и Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.02.2019 (дело № А08-4342/2018).

Следует также отметить, что весьма непросто различить обоснованные и необоснованные жалобы участников процедуры банкротства на арбитражного управляющего. А санкции, которые могут последовать после удовлетворения таких жалоб, достаточно серьезны. Нормы, в частности п. 3, 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ2, правоприменителями трактуются предельно широко, что способствует безнаказанным злоупотреблениям со стороны отдельных участников банкротства, которые стремятся сменить неудобного по каким-то причинам арбитражного управляющего.

Снижению давления на управляющего способствовало бы сокращение числа причин для его отстранения от процедуры банкротства и (или) введение иных видов взысканий. По ряду негрубых предполагаемых нарушений на первом этапе должна существовать упрощенная процедура рассмотрения жалоб, не требующая вызова управляющего либо его представителя в Росреестр для дачи объяснений. Кроме того, назрела необходимость обобщить на уровне Верховного Суда судебную практику по административным делам в отношении арбитражных управляющих.

Отдельно следует рассмотреть вопросы личной безопасности арбитражного управляющего. Не исключена ситуация, когда недопуск арбитражного управляющего на объекты собственности должника, подчеркнуто негативное отношение к нему со стороны кредиторов и контролирующих должника лиц может перерасти в физическое насилие по отношению к нему. Наличие серьезных оснований опасаться за собственную неприкосновенность при проведении процедур банкротства (например, при проведении инвентаризации имущества и собрания кредиторов) должно позволить арбитражному управляющему использовать дополнительные денежные средства на привлечение услуг охраны. Для этого необходимо разработать механизм, указывающий на наличие таких оснований. Такая мера может косвенно побудить иных участников процедуры банкротства действовать добросовестно, так как денежные средства, израсходованные на охранные услуги, могут быть либо извлечены из конкурсной массы, либо взысканы с самих участников процедуры банкротства (если необоснованное вмешательство происходило по их вине).

Значительный перечень обязанностей арбитражного управляющего, вытекающих из Закона о банкротстве и иных нормативных правовых актов, большое количество оснований для наложения на него взысканий, а также для дисквалификации при проведении, как правило, нескольких процедур банкротства одновременно (иначе его деятельность была бы экономически нецелесообразна) необоснованно усложняет его работу и становится причиной, по которой численность управляющих остается практически неизменной. Изменение в Законе о банкротстве размера фиксированных сумм, выплачиваемых арбитражному управляющему и установленных еще в 2002 году, должно соответствовать уровню ответственности, возложенной на управляющего. Смягчение взысканий за формальные незначительные нарушения, сокращение перечня оснований для отстранения/дисквалификации арбитражного управляющего будут способствовать возврату в профессию опытных профессионалов, массово покидающих рынок.

Механизм банкротства — это важнейший инструмент очищения и оздоровления экономики государства.

С учетом тех требований, которые возлагаются на арбитражного управляющего как при получении доступа к профессии, так и при осуществлении своей деятельности, а также значимой роли этого механизма в экономике государство в лице своих органов должно оказывать арбитражным управляющим исчерпывающе полное необходимое содействие, отвечающее духу и букве Закона о банкротстве. Также следует предоставить арбитражным управляющим определенные гарантии, в частности гарантии личной неприкосновенности при осуществлении установленных в Законе функций, и обеспечение таких гарантий со стороны государства.


1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 18.03.2023, с изм. от 22.06.2023).
2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 04.08.2023, с изм. и доп., вступ. в силу с 15.08.2023).






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ