Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Взыскание убытков с арбитражного управляющего в делах о банкротстве с участием банков
30.06.2022 Best-practice

Взыскание убытков с арбитражного управляющего в делах о банкротстве с участием банков

В большинстве случаев заявители по делам о банкротстве — кредиторы, среди которых много банков. Цель кредитора в делах о банкротстве состоит в удовлетворении требований с максимальным экономическим эффектом. Обеспечить достижение этой цели должен арбитражный управляющий, действуя добросовестно и разумно, в интересах должника, кредиторов и общества


Под принципом добросовестности и разумности подразумевается деятельность арбитражного управляющего, направленная на то, чтобы не допустить необоснованного расходования конкурсной массы и проводить только те действия, которые приведут к ее пополнению.

В распоряжении арбитражного управляющего имеется широкий перечень способов пополнения конкурсной массы. Среди них — оспаривание сделок, взыскание дебиторской задолженности, привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и взыскание убытков.

За неправомерные действия или бездействие арбитражного управляющего в процедуре банкротства должника, которые повлекли убытки для кредиторов, управляющий подлежит привлечению к ответственности в виде возмещения убытков (п. 4 ст. 20.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), п. 48 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение конкурсной массы или утрата возможности ее увеличения, которые произошли из-за неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 № 150).

Взыскание убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам ст. 15 ГК РФ. Истец, а в данном случае кредитор, должен доказать совокупность следующих обстоятельств:

  • противоправность действий арбитражного управляющего;
  • факт причинения убытков;
  • вину арбитражного управляющего;
  • причинно-следственную связь между причинением арбитражным управляющим убытков и наступившими неблагоприятными последствиями (ущербом).

При недоказанности хотя бы одного из указанных обстоятельств правовые основания для взыскания убытков отсутствуют.

Требования о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим, могут быть предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве, а в случае завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве — в общеисковом порядке в пределах срока исковой давности.

За какие действия или бездействие с управляющих могут быть взысканы убытки, установлен ли критерий разумности действий арбитражного управляющего?   

Оценка пределов добросовестности и разумности, безусловно, является субъективной. Ни на законодательном уровне, ни на уровне судебной практики единые критерии такого поведения не установлены.

По вопросу оспаривания сделок наиболее четкая позиция разумности действий управляющего сформулирована Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ в Определении № 308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020. В нем указано, что не всякое оспаривание сделок может привести к положительному для конкурсной массы результату: «Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив на положительное удовлетворение. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным. Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков».

По мнению автора этой статьи, аналогичный подход может и должен быть применен при взыскании управляющим дебиторской задолженности. Однако и по этому вопросу единого подхода в судебной практике не сложилось. В схожих обстоятельствах суды в одних случаях привлекают управляющего к ответственности в виде взыскания убытков, а в других — отказывают, признавая его действия разумными<1

Перечисленные основания наиболее часто встречаются в судебной практике.

Из иных распространенных оснований привлечения управляющих к ответственности в виде взыскания убытков можно выделить следующие:

  • нарушение очередности и/или порядка погашения требований кредиторов, как текущих, так и реестровых;
  • нарушение обязанности по формированию и обеспечению сохранности конкурсной массы;
  • неосмотрительность в выборе контрагентов;
  • необоснованное привлечение специалистов и/или необоснованное завышение оплаты таких услуг;
  • иные основания.

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики по спорам о взыскании убытков в делах о банкротстве с участием банка.

В деле о банкротстве завода «Крастяжмаш» Совкомбанк взыскал с арбитражного управляющего в свою пользу убытки в размере 4 172 191,62 рубля за нарушение требований ст. 138 Закона о банкротстве по распределению  денежных средств, полученных от реализации предмета залога2.

Денежные средства, в том числе вырученные от реализации заложенного имущества, были перечислены конкурсным управляющим в счет исполнения обязательств по договорам охраны и аренды, а также в счет оплаты расходов, связанных с оценкой имущества, публикацией информационных сообщений, оплатой услуг электронной площадки. В результате у должника не осталось средств для расчетов с залоговым кредитором.

Суды указали, что расходы на охрану имущества могут быть отнесены на залогового кредитора лишь частично, пропорционально стоимости соответствующего залогового имущества, а платежи по договору аренды не являются расходами, необходимыми для обеспечения сохранности имущества, находящегося в залоге у банка. Следовательно, действия конкурсного управляющего по распределению денежных средств, полученных от продажи предмета залога, не могут быть признаны соответствующими закону, а банк в отсутствие кредиторов первой и второй очередей был вправе претендовать на получение денежных средств в заявленной им сумме за вычетом необходимых расходов и пяти процентов.

В другом деле с арбитражного управляющего были взысканы убытки в размере 202 388,56 рубля в пользу Банка ВТБ за незаконное удержание денежных средств, поступивших в результате использования заложенного имущества3.

Законом о банкротстве не установлены сроки распределения между кредиторами денежных средств, поступивших в конкурсную массу, однако, как уже отмечалось, конкурсный управляющий должен руководствоваться принципами добросовестности и разумности. Применительно к обстоятельствам этого спора суд указал на возможность применения по аналогии положений п. 2 ст. 314 ГК РФ. Суд признал, что управляющий длительное время не перечислял (удерживал) денежные средства, причитающиеся залоговому кредитору, а это не соответствует требованиям ст. 138 Закона о банкротстве и нарушает права на своевременное погашение обязательств, обеспеченных залогом имущества должника. В результате суд взыскал с управляющего убытки в виде упущенной выгоды, расчет был произведен по правилам ст. 395 ГК РФ.

Еще в одном деле конкурсный управляющий проявил неосмотрительность в выборе банка для размещения средств должника, и в результате с него были взысканы убытки в размере 24 787 700 рублей4.

Сначала денежные средства для удовлетворения требований залогового кредитора были размещены на специальных банковских счетах в ПартнерКапиталБанке. Расчеты с кредитором произведены не были, так как у банка отозвали лицензию на осуществление банковских операций. После этого управляющий открыл специальный счет в КБ «Алжан», на который и поступили денежные средства от реализации предмета залога. Полученные денежные средства по их получении не были перечислены конкурсным управляющим в пользу Глобэксбанка вопреки положениям ст. 138 Закона о банкротстве. Менее чем через месяц у КБ «Алжан» была отозвана лицензия, а впоследствии банк признали банкротом.

Суд удовлетворил заявление залогового кредитора, так как пришел к выводу о том, что конкурсный управляющий не провел оценку степени финансовой устойчивости банка. По мнению суда, при проведении надлежащего анализа общедоступных финансовых показателей использованного банка разумный управляющий должен был отказаться от перечисления вырученных денежных средств на счет в этом банке, а также отказаться от открытия в нем любых счетов. Кроме того, реализованный предмет залога был передан покупателю до получения от него полной суммы оплаты в отсутствие условия о залоге имущества в пользу продавца до получения полной оплаты по нему в договоре купли-продажи. Эти действия привели к прекращению залога без погашения обеспеченных им требований Глобэксбанка. Как следствие погасить требования залогового кредитора стало невозможно.

В деле о банкротстве КБ «Холдинг-Кредит» суд взыскал с конкурсного управляющего — АСВ убытки в размере 6 071 554,30 рубля за необоснованное дополнительное вознаграждение привлеченного специалиста по договору об оказании юридической помощи5.

Суд указал, что дополнительное вознаграждение не является непосредственной оплатой оказываемых привлеченным специалистом услуг. Оно зависит лишь от размера поступления денежных средств в конкурсную массу, но фактически не зависит непосредственно от деятельности привлеченной организации, степени сложности оказанной услуги или объема совершенных действий, за которые предусмотрена ежемесячная оплата в размере фиксированной денежной суммы.

По сути, управляющий дважды оплачивал привлеченной организации оказанные услуги. Ее сотрудники получали ежемесячную оплату и дополнительное вознаграждение в форме выплаты процентов от денежных средств, фактически возвращенных в конкурсную массу. А это противоречит требованиям п. 4 ст. 20.3, 189.78 и 20.7 Закона о банкротстве.

Практика взыскания убытков с арбитражного управляющего в делах о банкротстве с каждым годом набирает обороты, растет количество дел, растут и суммы взыскания, появляются новые основания для взыскания убытков с управляющих. Все чаще кредиторы, в том числе банки, защищают свой материально-правовой  интерес путем взыскания убытков с арбитражных управляющих. Причина проста — деятельность арбитражных управляющих подлежит обязательному страхованию, и в случае взыскания убытков кредиторы получат денежные средства в пределах страховой суммы. 

Несомненно, нельзя отрицать право кредитора на возмещение понесенных им убытков арбитражным управляющим. Но представляется, что этот институт должен быть доработан для установления пределов ответственности — как минимум на уровне разъяснений ВС РФ.


1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.09.2020 по делу № А28-9162/2013; Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.11.2020 № Ф07-11275/2020 по делу № А56-115295/2018; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.12.2020 по делу № А40-84091/2016; Определение Арбитражного суда Воронежской области от 28.12.2020 по делу № А14-6753/2015.
2. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.04.2022 по делу № А33-8305/2011.
3. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.01.2022 по делу № А51-4296/2017.
4. Определение Арбитражного суда города Москвы от 09.03.2021 по делу № А40-93748/16-30-145 Б.
5. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.03.2019 по делу № А40-77625/2012.







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ