Финансовая сфера

Банковское обозрение


07.12.2020 FinCorpFinRegulationFinTechАналитикаРазговоры финансистов
За баланс интересов и честный диалог

Вице-президент Ассоциации банков России Константин Артюх и президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Эльман Мехтиев поговорили о предлагаемом ЦБ новом механизме ипотечного страхования, навязывании страховых услуг и банкротстве физических лиц


Эльман Мехтиев: Константин, в среде финансистов ведется много споров о навязывании услуг страхования, и даже высказана позиция, что ипотечное страхование должно быть бесплатным для любого клиента. Почему появилась такая точка зрения, зачем вообще нужно ипотечное страхование и в каком направлении его развивать? 

Константин Артюх: Действительно, в апреле этого года Центральный банк анонсировал концепцию регулирования ипотечного страхования. Она вызывала много вопросов и сразу стала болезненной темой для банков, которые серьезно занимаются ипотекой. Существующую модель страхования предлагается изменить таким образом, чтобы банк-кредитор за свой счет и от своего имени страховал имущество, заложенное по договору ипотеки, а также жизнь и здоровье заемщика. Банки, обеспокоенные таким предложением, объединились, провели свой собственный анализ и представили банку России консолидированное мнение в отношении тех рисков, которые возникнут при реализации данной концепции.

Ассоциация банков России совместно с ВСС подготовила два письма — в Центральный банк и в Минфин — с предложением отказаться от озвученной концепции либо подумать о том, какие конкретные решения можно применить, чтобы не рушить сложившуюся систему ипотечного страхования. 

Реализация концепции повлечет негативные эффекты, которые могут затронуть весь рынок. Потребуются существенные изменения в большое количество федеральных законов: Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, Закон об ипотеке, законы об организации страхового дела, о кредитных историях, о потребительском кредите. В этом правовом поле и так происходят частые изменения, что дестабилизирует рынок.

И главное, поскольку банки в рамках концепции не вправе требовать от заемщика уплаты или возмещения страховой премии, стоимость такого страхования может быть компенсирована увеличением размера процентной ставки по кредиту и предложением заемщику дополнительных продуктов. По мнению наших экспертов, предложенная модель страхования вызовет увеличение ставки по ипотечному кредиту на 0,8–1,3 процентных пункта.

Президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Эльман Мехтиев

Эльман Мехтиев:  При любой изначальной ставке? 

Константин Артюх: Совершенно верно. Это приведет к увеличению полной стоимости кредита, реальной стоимости кредита и, может быть, увеличит расходы заемщика за счет приобретения дополнительных полисов страхования, что вызовет негативную реакцию заемщиков.

Существует риск возникновения ошибок при использовании новой модели, потому что она не имеет аналогов в международной практике. Эти изменения заставят банки перестраивать существующие бизнес-процессы в части соблюдения требований тайны страхования, при работе с медицинской информацией, с персональными данными, при приеме на рассмотрение заявлений о страховых событиях. Это огромный объем работы, который сейчас делают страховые компании, а поскольку банк в данном случае будет платить страховую премию за третье лицо, потребуется корректировка правил налогового и бухгалтерского учета для кредитных организаций.

Есть и риск снижения конкуренции на рынке ипотечного страхования. Банки будут заинтересованы в заключении договора страхования с аффилированными структурами или компаниями, которые могут предложить минимальный тариф. От этого может пострадать качество страховых услуг.

Кроме того, изменение механизма затронет рынок ипотечной секьюритизации. Многие ипотечные банки участвуют в подобных сделках. И если, например, за банком-оригинатором сохраняется обязанность по выплате страховой премии в течение всего срока этой сделки, то в случае его банкротства ипотечное покрытие окажется лишенным страховой защиты, а это обстоятельство негативно повлияет на рынок ипотечных ценных бумаг.

Взамен новой концепции мы предлагаем разработать единый стандарт ипотечного страхования, в котором будут прописаны минимальные страховые суммы и перечень рисков с учетом региональной специфики. Необходимо также усовершенствовать условия имущественного и личного страхования путем использования электронного обмена между банком и страховой компанией.

Мы находимся в диалоге с Центральным банком, привлекаем Минфин и ФАС. Надеемся, что голос банковского сообщества будет услышан. Конечно, услуга ипотечного страхования должна быть платной. Банковскому сообществу совершенно понятна идея Центрального банка, которая заключается в том, чтобы обеспечить большую доступность ипотеки для граждан. Но еще раз подчеркну: к сожалению, если будет реализовываться озвученная концепция, то произойдет обратное.

Эльман Мехтиев: А неграмотный потребитель спросит: «Подождите, обязательное страхование по ипотеке касается страхования только титула, правильно?». 

Константин Артюх: Речь идет о титуле прежде всего, но также о жизни и здоровье заемщика.

Эльман Мехтиев: Если обязательным является только страхование титула, то почему вообще возникла дискуссия о том, что должно быть бесплатным для заемщика еще и страхование жизни и здоровья? 

Вице-президент Ассоциации банков России Константин Артюх

Константин Артюх: Какое-то количество жалоб у Банка России на это, возможно, есть. Но если жизнь заемщика застрахована и что-то с ним происходит, то члены его семьи, например, не лишаются жилья, потому что есть соответствующее страхование. Страховых случаев не очень много, но они присутствуют. Мы ведь говорим о страховании не только жизни, но и здоровья, и есть прецеденты, когда человек лишается трудоспособности, например, и получает соответствующее покрытие. Эта практика применима во многих странах и доказала свою состоятельность. Хотя часто заемщики говорят: «Это необязательно. Я не хочу, я принимаю на себя риски».

Эльман Мехтиев: Предположим, страхование жизни и здоровья все же было банком навязано. Что мешает заемщику отказаться от него и вернуть деньги? Это первое. Второе: почему бы не предложить Банку России, если он действительно заинтересован в увеличении финансовой доступности ипотеки, поработать над страхованием первоначального взноса? 

Может быть, это банки действительно захотят взять на себя, ведь они вынуждены «докручивать» капитал, когда первоначальный взнос низок. Конечно, банки включат эту услугу в процентную ставку, но только для тех, у кого маленький down payment.

Константин Артюх: Действительно, здесь можно нащупать реальные механизмы повышения доступности ипотеки.

Эльман Мехтиев: Коль мы заговорили о навязывании, еще одна инициатива Банка России предполагает изменения в Законе № 353-ФЗ, направленные «на защиту прав потребителей». Были бурные споры по поводу максимального показателя полной стоимости кредита (ПСК), по поводу штрафа за навязывание дополнительных услуг. Какова в данном случае позиция банковского сообщества? 

Константин Артюх: Действительно, за последние два-три года в Закон № 353-ФЗ изменения были инициированы пять раз, что много. Об этом говорят не только хозяйствующие субъекты и все участники правоотношений, но и регулятор. Банки реально страдают от столь частых изменений законодательства.

Последние изменения, вступившие в силу в сентябре 2020 года, заключались в том, что при досрочном погашении кредита заемщик имеет право вернуть часть страховки в пропорции к оставшемуся периоду действия договора страхования. При этом, конечно, должны соблюдаться определенные условия — например, не должен наступить страховой случай. Еще одно изменение — право банка в некоторых случаях повысить ставку по договору потребительского кредита, если ранее на это было получено согласие заемщика.

 

 

Сейчас на рассмотрении Госдумы находится еще один законопроект о внесении изменений в Федеральный закон о потребительском кредитовании, По задумке инициаторов, законопроект направлен на защиту интересов заемщиков. В частности, стоит вопрос об ограничении ПСК в рамках ипотечного кредитования. На площадке Комитета Госдумы по финансовому рынку состоялось обсуждение этой инициативы. Банки предложили установить отдельные среднерыночные значения ПСК для разных сегментов ипотечного кредитования. Есть новостройки, есть вторичное жилье, договоры долевого участия, программы рефинансирования, и каждый из этих видов кредитов имеет свою специфику ценообразования. Второй очень важный вопрос — норма, которая вводит обязанность кредитной организации возмещать убытки за так называемые навязанные услуги. Но иногда продукты идут в связке: невозможно предоставить потребительский кредит без банковской карты, без договора банковского счета и так далее. Кроме того, есть Закон о защите прав потребителей, который уже предусматривает штраф за навязанные услуги.

Мы представили в Комитет таблицу поправок и надеемся, что ко второму чтению наше мнение будет учтено.

Эльман Мехтиев: А как все-таки на практике бороться с навязыванием допуслуг? 

Константин Артюх: Я являюсь сторонником популяризации финансовой грамотности. Кредитные организации, регулятор и другие институты финансовой индустрии должны добросовестно и четко разъяснять гражданам все существующие риски, помогать советом и через это общение повышать градус доверия к кредитным организациям, к финансовым институтам. Сейчас пятая часть населения страны перекредитована, многие люди бездумно берут кредиты. Может быть, если бы они знали о рисках, картина была бы несколько иной. В этом отношении очень актуальна и тема банкротства граждан. 

Эльман Мехтиев: Тема действительно актуальна, 1 сентября вступил в силу закон о так называемом упрощенном, о внесудебном банкротстве. Решит ли он проблему долговой нагрузки и оказывает ли новый механизм какое-то влияние на банковскую деятельность? 

Константин Артюх: Банкротство граждан стало возможным пять лет назад. И если поначалу судебная практика складывалась преимущественно в пользу кредиторов, то сейчас — в пользу должников. По данным Федресурса, с октября 2015 года по начало ноября этого года несостоятельными признаны более 240 тыс. граждан. Институт банкротства уже занял особое место, сформировав отдельную отрасль права. В 2019 году банкротами были признана в пять раз больше физических лиц, нежели компаний, а за девять месяцев 2020 года этот разрыв практически удвоился. Конечно, в большинстве случаев граждане банкротятся сами, некоторая часть процедур о несостоятельности инициируется конкурсными кредиторами, налоговыми органами. Судебная практика рассматривает большое количество вопросов, в том числе злоупотребление, сокрытие данных и имущества при инициации процедуры банкротства. Иногда в списании кредитов должникам отказывают. Возникает интересный вопрос: равно ли неразумное поведение должника недобросовестному поведению? Однозначного ответа на этот вопрос нет.

В сентябре были приняты изменения в 127-ФЗ о несостоятельности, которые предполагают упрощенную процедуру. Например, на сегодняшний день минимальная сумма долга для внесудебного банкротства составляет 50 тыс. рублей, максимальная — 500 тыс. рублей. Может быть, нужно охватить большее количество потенциальных банкротов?

Одним из реальных плюсов упрощенной процедуры является существенное снижение нагрузки на суды. Если человек удовлетворяет определенным требованиям (в частности, к размеру финансовых обязательств и отсутствию действующего исполнительного производства в отношении него), то он может прийти в многофункциональный центр (МФЦ) и подать все необходимые документы на банкротство. К сожалению, многие граждане этого не знают. При этом принципиально, чтобы само банкротство не воспринималось как узаконенный способ не возвращать долги. Поэтому банковское и правовое сообщество должно прилагать усилия для популяризации института несостоятельности в правильном ключе. Мы анализировали англосаксонской опыт, германский опыт. Развитие этих институтов свидетельствует о новом этапе правового развития и культуры. Но нужно время, чтобы наработать практику, собрать статистику и сделать выводы, насколько эффективно упрощенное банкротство.

Эльман Мехтиев: Согласно данным Федресурса, с 1 сентября по 12 ноября принято в работу только 24% заявлений об упрощенном банкротстве — 1100 с небольшим из 4000. Основные ошибки в заполнении заявлений связаны с тем, что люди не могут перечислить всех своих кредиторов или не знают о существовании в отношении них незаконченного исполнительного производства. Но почему бы не дать возможность заполнять такие заявления в электронном виде на сайте ФССП или на сайте Минэка с авторизацией через портал госуслуг? Тогда не будет трех с лишним тысяч неправильных заявлений. Система могла бы информировать человека в соответствии с данными бюро кредитных историй, ФССП. Мне кажется, что не только государство, но и мы — банкиры, микрофинансисты и коллекторы (хоть нам это и не нравится), — должны быть заинтересованы в том, чтобы этот кредитный «пузырь» был проколот.

Константин Артюх: Совершенно точно, банки не могут оставаться в стороне, они обеспокоены проблемой плохих кредитов. Конечно, используются разные инструменты реструктуризации, но работу с просрочкой никто не отменял. Предусмотреть возможность подачи заявления в электронном виде абсолютно необходимо, тем более в наш век всеобщей цифровизации.

Эльман Мехтиев: Мы с вами затронули очень важные темы в контексте защиты прав потребителей. Как вы думаете, что в целом нужно делать банковскому сообществу, чтобы и потребителю было хорошо, и банки при этом не погибли?

Константин Артюх: Необходимы проактивная позиция банков и совершенствование диалога с регулятором. В последние несколько лет радует динамика такого общения на площадках Ассоциации банков России, профессиональных объединений. Государственные органы, которые принимают решения, нередко ограничительные, в отношении регулирования банковской сферы, все-таки прислушиваются к мнению представителей отрасли. И чем больше будет центров компетенций и экспертизы, чем больше конкретных мнений будет представляться в соответствующие министерства и ведомства, тем больше будет возможность соблюсти баланс интересов заемщиков, кредиторов и третьих лиц. В этом диалоге важны профессиональная кооперация, честная постановка вопросов и открытость.

 

Новая концепция ипотечного страхования, поправки в Закон о потребительском кредитовании и многие другие вопросы будут рассмотрены на VI Банковской юридической онлайн-конференции «Новые вызовы и возможности: регуляторные и правовые тенденции в банковской деятельности», которая состоится 15-16 декабря 2020 года.

 

Беседа состоялась 19 ноября 2020 года.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ