Банковское обозрение

Финансовая сфера

23.10.2019 Аналитика
Аноним не пройдет

Рекомендации FATF по регулированию цифровых активов


Игорь Лебедев
Партнер отдела консультирования по управлению рисками КПМГ в России и СНГ, заведующий кафедрой «Анализ рисков и экономическая безопасность» Финансового университета при Правительстве РФ
КПМГ / KPMG
Маргарита Старостина
Менеджер отдела консультирования по управлению рисками КПМГ в России и СНГ

В июне 2019 года Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием средств FATF опубликовала обновленную версию Руководства по риск-ориентированному подходу к цифровым активам и провайдерам цифровых услуг, расширив требования к существующим политикам и процедурам по ПОД/ФТ при совершении операций с криптовалютами

Публикацией этого документа FATF ставила своей целью снижение риска отмывания доходов, полученных преступным путем, связанных с использованием анонимных криптовалют, а также помощь государствам с разработкой локального законодательства в рамках регулирования цифровых активов. 

Следует отметить, что концепция документа схожа с концепцией опубликованного 9 мая 2019 года Руководством Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN, The Financial Crimes Enforcement Network) документа «Применение правил FinCEN к определенным бизнес-моделям с использованием конвертируемых виртуальных валют». В частности, это касается закрепления за провайдером цифровых услуг (FinCEN — «money transmitter») обязанности по проведению KYC-процедур при совершении операций по приобретению цифровых активов или при открытии кошелька, а также введения пороговых значений при осуществлении идентификации инициатора и получателя платежа. Еще одной общей чертой является отнесение криптобирж к субъектам, подпадающим под банковское регулирование. Так, FinCEN в своем Руководстве классифицирует криптобиржи как организации, оказывающие услуги с денежными средствами (money service businesses — MSBs), которые являются субъектом американского The Bank Secrecy Act (BSA), что накладывает на криптобиржи обязательство соблюдать требования BSA Travel Rule по проведению процедур идентификации при совершении платежей на сумму свыше 3 тыс. долларов США.

Одновременно с Руководством FATF было опубликовано пояснение к Рекомендации 15 «Новые Технологии», в котором отражены новые требования к цифровым активам и провайдерам цифровых услуг.

Публикация Руководства FATF и пояснения к Рекомендации 15 стала третьим шагом к формированию подхода по регулированию транзакций с цифровыми активами и деятельности компаний, осуществляющих операции с ними.

Первым шагом была публикация FATF в июне 2015 года Руководства по риск-ориентированному подходу к виртуальным валютам, в котором определены ключевые риски, связанные с операциями конвертируемых цифровых валют, а именно валют, которые могут быть конвертированы в фиатные деньги. Что касается сферы действия требований, то они распространялись только на криптобиржи, предоставляющие услуги обмена виртуальных валют на фиатные деньги. Таким образом, Руководство определило статус цифровых активов — виртуальная валюта, которая обладает эквивалентной стоимостью в фиатной валюте и может быть обменена на фиатную валюту.

Следующий шаг в развитии регулирования был сделан в октябре 2018 года с публикацией дополнений к Рекомендациям FATF, в которых было дано определение виртуальных валют (Virtual Assets, VAs) и провайдеров цифровых услуг (VASP, Virtual Asset Service Providers): криптобирж, депозитариев и хедж-фондов. В соответствии с дополнениями, к виртуальным валютам относится цифровое представление стоимости, которое может быть объектом купли-продажи или передачи, а также может использоваться в качестве средства платежа и инвестирования. 

С одной стороны, документ дает направление по развитию законодательства и позволяет странам унифицировать подходы к регулированию, а с другой стороны, подход, отраженный в Руководстве, нивелирует децентрализованную суть виртуальных валют

Что касается провайдеров цифровых услуг, то к ним относятся организации, представляющие услуги по обмену виртуальных валют на фиатные деньги, обмену цифровых активов на цифровые активы, передаче цифровых активов, их хранению и управлению, а также предоставлению финансовых услуг при обмене или выпуске активов. Таким образом, по сравнению с Руководством 2015 года произошла трансформация понятия «виртуальный актив», он уже не ограничивался конвертацией в фиатные деньги, а стал распространяться на операции «криптовалюта — криптовалюта». Данный подход послужил базисом для формирования концепции Руководства, опубликованной 21 июня 2019 года.

В чем же заключаются основные требований Руководства FATF 2019 года?

1) Первоначальная оценка риска локальными регуляторами, а также провайдерами цифровых услуг для определения и построения эффективной системы, позволяющей снизить риски, связанные с осуществлением транзакций и других операций с криптовалютами, в частности, при использовании централизированной и децентарилизированной бизнес-моделей, анонимных криптовалют или сервисов, позволяющих повысить их анонимность (тумблеры, микшеры), а также при пересечении системы виртуальных активов с традиционной финансовой системой с вовлечением нескольких юрисдикций и т.д. Кроме того, в Руководстве были отражены требования по внедрению надзорной функции со стороны регуляторов, в том числе проведение инспекций и санкции для участников, не соблюдающих локальные требования.

2) Внедрение механизма обмена информацией об инициаторе платежа (Originator) и получателе (Beneficiary). В соответствии с Руководством провайдерам цифровых услуг следует исполнять Рекомендацию 16 (так называемый travel rule): проведение процедур идентификации участников криптовалютных опреаций. При переводе цифровых активов криптобиржи (или иной сервис) должны получать от клиентов и предоставлять провайдеру цифровых услуг контрагента, помимо персональных данных (имя, паспортные данные и фактический адрес нахождения) инициатора и получателя платежа, информацию о криптокошельках (например, номер). Кроме того, на провайдеров накладывается обязательство по хранению данных участников операций (как минимум в течение пяти лет) и предоставлению сведений по запросу от правоохранительных органов или регулятора. Следует отметить, что при совершении транзакций с суммами менее 1 тыс. долларов или евро проведение KYC-процедур не требуется. 

На провайдеров цифровых услуг также накладывается обязательство по отслеживанию операций с признаками сомнительных и направлению сведений о них в регулирующий орган, а по транзакциям, у которых одна из сторон находится под международными санкциями, совершать блокировку.

В соответствии с заявлением, сделанным FATF, у Группы нет намерения получать какую-либо информацию об участниках сделки. Нагрузка по идентификации клиентов и отслеживанию сомнительных операций возлагается на организации, предоставляющие платежные и криптообменные услуги, а надзорная функция — на локальные регулирующие органы.

3) Обязательная регистрация / обязательное лицензирование всех провайдеров цифровых услуг, созданных в стране — участнице FATF. Что касается физических лиц, например трейдеров, ведущих свою деятельность на платформах P2P (Peer-to-Peer), регистрация проводится в месте осуществления своей деятельности. Формат лицензирования, как и ответственность за несоблюдение требований VASP, должен быть определен регулятором. Кроме того, FATF рекомендует странам использовать информацию из открытых источников для выявления лиц, ведущих свою деятельность без лицензий и регистрации, и применять соответствующие меры по отношению к ним.

4) Следующий элемент Руководства затрагивает деятельность самих регуляторов в части: 

  • построения эффективной системы по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма;
  • создания риск-ориентированной надзорной функции;
  • внедрения системы мониторинга за соблюдением требований законодательства по противодействию отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Следует отметить, что государства не обязаны внедрять требования Руководства в том виде, в котором они представлены. Предполагается, что имплементация данного документа будет происходить путем адаптации правил к существующей правовой системе страны. В соответствии с ожиданиями FATF изменения в законодательной среде, в бизнес-процессах провайдеров цифровых услуг, а также создание системы обмена данными должны быть имплементированы до июня 2020 года. Если страны — участницы FATF не примут необходимых мер, то есть риск их внесения в черный список.

Одни биржи продолжают работать в прежнем режиме, ожидая изменений в локальном законодательстве стран, другие же отказываются от поддержки цифровых валют, обладающих повышенной конфиденциальностью

У экспертов крипторынка публикация Руководства вызвала противоречивое отношение. С одной стороны, документ дает направление по развитию законодательства и позволяет странам унифицировать подходы к регулированию, что послужит базисом для дальнейшей кооперации в данной сфере. С другой стороны, подход, отраженный в Руководстве, нивелирует децентрализованную суть виртуальных валют, что больше всего затрагивает обменные транзакции «криптовалюта — криптовалюта», у которых, по мнению экспертов, низкий риск легализации доходов, полученных преступным путем, но при этом эксперты выступают сторонниками внедрения контроля за операциями «криптовалюта — фиатные деньги». Однако с развитием системы совершения платежей с цифровыми активами и увеличением их объема риск ОД/ФТ существенно повышается. Так, в июле 2019 года FATF одобрила разработку платежной системы наподобие SWIFT, создание которой будет возглавлять Япония. Ожидается, что данная система будет обладать функционалом, позволяющим эффективно отслеживать транзакции на предмет наличия риска ОД/ФТ. 

Еще одним ответом на Руководство FATF в рамках соблюдения travel rule с использованием новейших разработок стало IT-решение Travel Rule Information Sharing Architecture (TRISA), разработанное компанией CipherTrace. Данное решение позволит проводить процедуры KYC, KYV (Know Your VASP), включая скрининг против санкционных списков, а также отслеживать сомнительные операции без изменения блокчейн- и криптопротоколов. 

Кроме того, компания Netki, являющаяся разработчиком решений по валидации идентификационных сведений при проведении транзакций, анонсировала окончание доработки цифрового решения TransactID для целей соблюдения требований travel rule FATF, FinCEN, а также FINMA (Financial Market Supervisory Authority — орган по надзору за финансовым рынком в Швейцарии), особенностью которого стало:

a) использование сертификата Х.509 для обмена данными по клиентам между провайдерами цифровых услуг;

б) возможность разбивки идентификационных сведений для последующего хранения и обмена; 

в) использование платежного протокола биткоина (Bitcoin Improvement Protocol, BIP) 75, особенностью которого является предоставление возможности взаимного обмена платежной информацией при использовании усовершенствованных средств шифрования и защиты.

Интересна также реакция криптоиндустрии: одни биржи продолжают работать в прежнем режиме, ожидая изменений в локальном законодательстве стран, в которых они зарегистрированы, другие же отказываются от поддержки цифровых валют, обладающих повышенной конфиденциальностью. Одним из наиболее ярких примеров является криптобиржа OKEX (Южнокорейское подразделение), которая в сентябре 2019 года заявила о прекращении проведения транзакций по пяти валютам (Monero [XMR], DASH, Zcash [ZEC], Horizen [ZEN], Superbitcoin [SBTC]) c 10 октября 2019 года до 10 декабря 2019-го. Перечисленные криптовалюты должны быть изъяты пользователями. Основная причина отказа от обменных операций с данными цифровыми валютами заключается в невозможности сбора идентификационных сведений об отправителях и получателях (имена и адреса) в рамках соблюдения travel rule.

Ранее, в августе 2019 года, две криптобиржи заявили о делистинге криптовалют:

  • CEX.io — делистинг Zcash и Dash. В соответствии с информацией, размещенной на телеграм-канале организации, поддержка валютообменных операций продолжится до 15 сентября, в то время как бесплатное размещение криптовалют на бирже продлится до 31 декабря 2019 года;
  • Coinbase — делистинг Zcash, который должен быть произведен до конца сентября 2019 года;
  • Upbit — делистинг Monero [XMR], DASH, Zcash [ZEC], Haven [XHV], BitTube [TUBE], PIVX. Любые операции с перечисленными валютами завершатся к 30 сентября 2019 года, а перевод своих криптовалют с биржи на другую платформу или обмен на «разрешенные» валюты инвесторы должны завершить к 19 октября 2019 года. 

Следует отметить, что многие биржи были готовы к выпуску обновленного Руководства FATF в связи с выстроенными бизнес-процессами вследствие развитого локального законодательства, касающегося оборота криптовалют в странах, где они зарегистрированы. Так, Boerse Stuttgart, одна из крупнейших в Германии криптобирж, открыла полностью регулируемое подразделение Boerse Stuttgart Digital Exchange (BSDRX), на котором были внедрены бизнес-процессы и система контроля в соответствии с положениями Закона ФРГ «О банковской деятельности». В настоящее время на бирже доступна спотовая торговля BTC/EUR. В дальнейшем планируется пополнение портфеля такими криптовалютами, как Ethereum, Ripple, Litecoin, и к 2020 году подразделение займется токенизацией активов. 

В России, несмотря на то что Федеральный закон «О цифровых финансовых активах» должен быть принят до 1 ноября 2019 года, статус криптовалют еще не определен ввиду отсутствия единого подхода к легальности данного вида активов. Некоторые представители властных структур заявляют о необходимости полного запрета операций с цифровыми валютами, другие предлагают легализовать криптовалюту, но с очень жестким регулированием и надзором, третьи склоняются к использованию «белорусского сценария»: полная легализация криптовалют, но без возможности их использования в качестве платежного средства. Кроме того, нет однозначного мнения по поводу вовлечения банков в транзакции с криптовалютами. Интересно, что Ассоциация банков России (АБР) готовит  концепцию оборота децентрализованных криптовалют, которая лишает анонимности их владельцев. Модель предполагает внедрение практики розыска владельцев цифровых активов и возможности обращения взыскания на виртуальные валюты. Данная концепция была разработана на основе 50 судебных дел, связанных с криптовалютами. 

Что касается регулирования по ПОД/ФТ/ФРОМУ, то понимание его дальнейшего развития в части криптовалют возникнет только после принятия основного законодательного акта, устанавливающего понятие «цифровой финансовый актив». Однако, принимая во внимание текущее законодательство по противодействию отмыванию доходов, полученных преступным путем, и возможную легализацию (хоть и частично) криптовалют, можно сделать вывод, что российский сценарий в целом будет следовать Руководству FATF. 

Публикация Руководства FATF стала решающим шагом для многих юрисдикций при разработке законодательства, определяющего статус криптовалют, ответственность пользователей и криптобирж, контрольные меры, касающиеся выявления операций с риском ОД/ФТ, а также при выстраивании сотрудничества как между провайдерами цифровых услуг, так и между регуляторами. Однако необходимо обратить внимание на то, что имплементации норм, отраженных в документе, потребует от участников рынка существенных материальных и временных затрат на проведение анализа и перестройки существующих бизнес-процессов, разработку политик и процедур, внедрение решений по выявлению сомнительных операций, проведение KYC-процедур, обмен информацией по транзакциям между провайдерами, а также валидацию полученных сведений. В этой связи видится целесообразным начать подготовку к трансформации уже после принятия Федерального закона «О цифровых финансовых активах».




Сейчас на главной