Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

09.02.2018 Аналитика
Банк как магазин на диване

Токены, майнинг, ICO и распределенный реестр как новые точки соприкосновения ЦБ c коммерческими банками



Появится ли в РФ финансовый омбудсмен? Как предотвратить разочарование клиентов в новых финансовых инструментах и почему финансовую систему в ЦБ сравнивают с тарелкой супа? Обо всем этом говорили на ежегодной встрече руководителей коммерческих банков с представителями ЦБ. Мероприятие прошло 1-2 февраля в подмосковном пансионате «Бор»

 

Георгий Лунтовский (АБР), Анатолий Аксаков (АБР)и Сергей Швецов (ЦБ РФ). Фото: Finversia.ru

Георгий Лунтовский (АБР), Анатолий Аксаков (АБР)и Сергей Швецов (ЦБ РФ). Фото: Finversia.ru

О маркетплейсах и благополучии

«Мы ведем конструктивный диалог с регулятором, с Минфином, со службой Росфинмониторинга. Уверен, что такая работа будет еще более активно проводиться. Это вселяет здоровый оптимизм», — такими словами открыл встречу председатель Совета Ассоциации банков России Анатолий Аксаков. Он перечислил вопросы, которые уже стали предметом обсуждения представителей банков и регулятора.

Банкирам удалось договориться с Минфином и ЦБ об отмене требований к капиталу для банков, кредитующих жилищное строительство. Соответствующие нормативные акты позволят почти в три раза увеличить количество банков, которые могут работать в этом сегменте рынка.

«На первой встрече банкиры ставили вопрос о том, что надо отказаться от требований к капиталу при отборе уполномоченных банков и скорректировать подходы к рейтингам, которые были обозначены в проекте постановления правительства. Сегодня и ЦБ, и Минфин, и Минстрой с ними согласились, и требования к капиталу практически будут отсутствовать. Почти в три раза увеличится количество банков, которые могут работать в этом сегменте рынка.

Обсуждали мы и вопрос, связанный с проектом «Благополучие», который ЦБ сейчас разрабатывает вместе с Фондом «Общественное мнение». Проект очень интересный, и банкиры приняли активное участие в его подготовке. Также несколько банков решили участвовать в пилотном проекте по развитию маркетплейсов, отработать на себе идеологию, чтобы она могла быть реализована.

Было несколько дискуссий, связанных с законопроектами. Мы активно обсудили вопросы о финансовом омбудсмене и об инсайде, которые напрямую касаются деятельности банков. ЦБ услышал нас, и проекты претерпели сильную корректировку», — отчитался об успехах Анатолий Аксаков.

О конкуренции и преемственности

О том, как видит регулятор диалог с банковским сообществом и свои задачи на 2018 год, рассказал первый заместитель председателя ЦБ РФ Дмитрий Тулин. Он напомнил, что главная цель Центрального Банка — обеспечение финансовой стабильности. Достичь ее планируют за счет ограничения системных банковских рисков, защиты интересов вкладчиков и регуляторного влияния на направленность банковских операций.

Одним из главных вызовов ближайших лет, по мнению Тулина, является поддержание условий справедливой конкуренции. «Несмотря на сокращение числа банковских лицензий, сегодня она [конкуренция] обостряется. Причина, в частности, — в структурных изменениях: оздоравливается финансовый сектор, появляются новые игроки, а количество клиентов не растет. Эта конкуренция — в интересах реального сектора экономики. Помимо [сохранения] крупнейших банков мы заинтересованы в сохранении средних, малых, региональных банков. Мы будем стремиться развивать концепцию пропорционального банковского регулирования, чтобы регуляторные условия отличались и соответствовали бизнес-моделям малых банков», — подчеркнул Дмитрий Тулин.

Ольга Скоробогатова: Внедрение новых технологий и переход на “цифру” нужен не только нам, но и всем участникам рынка

Следующим вызовом в ЦБ считают необходимость банковского сектора быть привлекательным для инвестиций, но пока похвастаться здесь нечем. Причиной стала проблема преемственности собственников. Известно, что войти в бизнес легко, а выйти из него очень сложно, и это особенно большая проблема для частных, семейных банков. Какие пути решения проблемы видят в ЦБ? В первую очередь, доказать, что в России может существовать честный фондовый рынок со справедливой системой ценообразования. Тогда через этот канал можно будет продавать долю участия в крупных банках. Но для малых и средних банков все намного сложнее. В Банке России планируют исследовать концепцию коммерческих партнерств, когда топ-менеджеры могут вкладывают свои деньги в бизнес и становиться его совладельцами.

Одним из самых дискуссионных Дмитрий Тулин назвал вопрос о возможности использовать регулирование для стимулирования отдельных видов банковской деятельности. «Мы уверены, что можно. Первая наша задача — стимулировать кредитование операционной деятельности компаний, вторая — дестимулировать использование кредитов для приобретения финансовых активов».

Об оздоровлении и реабилитации

Заместитель председателя ЦБ Дмитрий Скобелкин рассказал о том, какие трудности и «перегибы» образовались на поле борьбы с недобросовестными клиентами банков. В июне прошлого года Росфинмониторинг, ЦБ и коммерческие банки начали обмен информацией о клиентах, которым было отказано в обслуживании в соответствии с Законом об отмывании преступных доходов.

«Целью создания данного механизма были минимизация риска использования финансовой системы для совершения сомнительных операций, в том числе связанных с отмыванием денег, финансированием терроризма, предотвращение миграции недобропорядочных клиентов от одного банка к другому, — заявил Скобелкин. — Но активность кредитных организаций в части применения полномочий по отказам превзошла наши ожидания. Поэтому мы в кратчайшие сроки были вынуждены сделать систему дерискинга, то есть создать механизм реабилитации клиентов, которые в силу субъективных обстоятельств попали в эти списки. Уже в ноябре у кредитных организаций появилось возможность удалять и детализировать сведения об отказах. Были опубликованы наши методические рекомендации, которые с 14 ноября вступили в силу, и на сегодняшний день аннулировано более 1600 отказов. Реабилитацию прошли более 800 тысяч человек. За январь 2018 года число отказов по сравнению с январем 2017-го сократилось на 44%. 30 марта 2018 года вступят в силу изменения Закона, которые закрепят механизмы реабилитации клиентов путем введения двухуровневой системы обжалования принятых кредитных решений и удаления ранее направленных банком сведений. Теперь информация об отказах не может являться основанием для принятия решения об отказе в обслуживании, и ее использование возможно только для определения уровня рисков клиента».

Зашла речь и о качестве внутреннего контроля в банковском секторе. Основной его показатель — объем проведения через кредитную организацию незаконных и не имеющих экономического смысла операций. Приоритетом Банка России являются повышение оперативности выявления таких операций, анализ их характеристик и выработка рекомендаций по их предотвращению. В 2017 году ЦБ перешел на декадный анализ операций на предмет их сомнительности. Центробанк уже выпустил ряд методических документов и продолжит оказывать помощь банкам в самостоятельном выявлении сомнительных операций.

Одной из ключевых проблем дальнейшего оздоровления финансового сектора Скобелкин считает несовершенство законодательства, нормы которого сегодня рассчитаны в основном на добросовестных участников рынка.

 

Ольга Скоробогатова (ЦБ РФ), Николай Журавлев (СФ РФ), Дмитрий Тулин (ЦБ РФ), Георгий Лунтовский (АБР)и Анатолий Аксаков (АБР). Фото: Finversia.ru

Ольга Скоробогатова (ЦБ РФ), Николай Журавлев (СФ РФ), Дмитрий Тулин (ЦБ РФ), Георгий Лунтовский (АБР)и Анатолий Аксаков (АБР). Фото: Finversia.ru

О трендах и понятиях

На вопросах развития финансовых технологий и сервисов, которые планирует внедрять Банк России, сосредоточилась первый заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова.

«Внедрение новых технологий и переход на “цифру” нужен не только нам, но и всем участникам рынка. Многие банки эту деятельность начали несколько лет назад, у кого-то уже есть стратегия, как поменять свои бизнес-модели, внедряя платформенные решения. Очевидно, что банковская сфера меняется, и через пять лет мы увидим новые конгломераты банков с финтех-компаниями. В 2017 году 82% финансовых организаций заявили, что они ожидают сотрудничества с финтехом в ближайшие три — пять лет. Для сравнения: в 2016 году этот показатель составлял 60%. То есть интерес и понимание, что это нужно, у банков выросли», — рассказала Скоробогатова.

Сергей Швецов: У нас вообще нет организаций с распыленной собственностью

Озвучила представитель ЦБ и другой тренд: 46% клиентов банков в мире сегодня не посещают офисы. При этом Россия входит в топ-10 стран, где дистанционное обслуживание прижилось и где мобильным банком и интернет-банком активно пользуются как юридические, так и физические лица. «Для клиента сейчас время даже важнее, чем деньги, и основной вопрос: как нам с вами предоставить ему наиболее широкий круг сервисов, — считает Ольга Скоробогатова. — При этом важно помнить о рисках, которые влечет за собой внедрение новых финансовых технологий. В 2017 году более чем в два раза выросло количество кибератак и мошеннических операций. Создавая новые продукты и услуги, мы должны сразу встраивать в них элементы киберустойчивости и кибербезопасности. Отдельные модули могут попросту не успевать за анализом операций».

Говоря о главных шагах Банка России в сфере финтеха, Ольга Скоробогатова отметила выработку терминов и понятий цифровой экономики. В рамках большой рабочей группы был создан Закон о цифровых финансовых активах, где были закреплены новые важные понятия финансовой сферы. «Разумеется, помимо введения терминов надо определить, какие операции мы считаем законными на территории РФ. Один из главных вопросов — нужно ли разрешать обмен криптовалюты. Позиция здесь разная. Мы считаем, что криптовалюта как средство обмена и инвестирования несет огромные риски не только для маркоэкономики, но и для населения. Поэтому было бы очень рискованно разрешить ее обмен. При этом мы четко различаем понимание токена, ICO и криптовалюты. Токен и ICO как способ инвестирования, который позволяет привлекать деньги в более простой форме, мы считаем возможным разрешить. Разработан проект Закона о краудфиндинге, который подробно прописывает механизм использования этих инструментов. Что касается майнинга, то позиция ЦБ такова: эта деятельность должна вестись в рамках понятных законных правил. Мы предлагаем ее разрешить, но при этом к организациям, которые будут ей заниматься, применять те же правила, что и к другим (с точки зрения отчетных форм, налогов, контроля). Вопрос, как майнеры будут обменивать полученные средства на других площадках, остается открытым. Мы считаем, что они все-таки это должны делать не на территории России. Но спор по этому вопросу продолжается».

Другим существенным сдвигом стало согласование Закона об удаленной идентификации. По словам Скоробогатовой, документ был утвержден в начале января, а его реализация предполагается с июля 2018-го. Отметила спикер и высокие темпы внедрения новой платежной системы. По данным ЦБ, на обслуживание по карте «Мир» уже переведены 86% сотрудников бюджетной сферы. Дальнейшие планы регулятора — насытить систему продуктами и услугами, которые сделают ее более конкурентоспособной. «Программа лояльности, которая дает кэшбэк в виде денег, а не баллов, была запущена в 2017 году и будет активно реализовываться в текущем. До середины года мы постараемся охватить большой список торговых организаций, которые будут давать клиентам кэшбэк от 10–20% при оплате картой «Мир», — рассказала Ольга Скоробогатова.

Ближайшими планами ЦБ она назвала также создание Закона о цифровых активах, внедрение механизма удаленной идентификации, запуск системы быстрых платежей и регулятивной песочницы. Одновременно разрабатывается прототип системы передачи финансовых сообщений на распределенных реестрах.

О репутации и тарелке супа

О новом Законе, который призван регулировать деловую репутацию, рассказал первый заместитель председателя ЦБ РФ Сергей Швецов.

Закон начал работать 29 января и предполагает презумпцию виновности лиц, занимавших высокие должности в компаниях, которые прошли через санацию или отзыв лицензии. Эти топ-менеджеры будут автоматически включаться в черные списки. Закон, естественно, предполагает процедуру апеллирования, то есть обращения в Центральный банк с аргументами, что поведение этих лиц носило надлежащий характер. Возникает вопрос: а что такое "надлежащее поведение"? Хотя уже не первый год ЦБ в области банковского бизнеса ведет эти списки, их широкое распространение требует и от Банка России, и от сообщества некого диалога с выработкой практических методических рекомендаций. Сергей Швецов выразил надежду, что Ассоциация станет важным союзником в этом направлении.

«Второй момент, который тоже связан с имиджем банковской системы, это контроль за сменой владельца. Мы столкнулись с феноменом, что нормально функционирующая организация, доказавшая свою устойчивость, в считанные недели может оказаться на краю банкротства, если контролирующий акционер продает свою долю. Сегодня в значительной степени сложилась ситуация, когда у банков есть мажоритарный акционер. Скажу жестче: у нас вообще нет организаций с распыленной собственностью. За каждым банком стоят определенный человек или группа людей, которые полностью определяют деятельность организации. Изменение этого акционера может существенно менять профиль управления. Явления негативного характера, даже штучные, подрывают доверие ко всей системе. Как известно, даже один таракан может испортит целую тарелку супа. ЦБ должен внимательно следить, как организация переходит из рук в руки, а может быть, даже иметь некое право вето в отношении тех организаций, которые носят системообразующий характер. Мы поставили целью инициировать принятие соответствующего закона», — сказал Сергей Швецов.

Следующим направлением деятельности регулятора эксперт назвал развитие поведенческого надзора, который защитит потребителя от недобросовестных или некомпетентных продавцов финансовых услуг. «Невысокая финансовая грамотность — это не феномен нашей страны, а явление для всего мира, где потребитель не полностью знаком с работой тех или иных инструментов. В зависимости от того, как сопровождается их продажа, формируются ожидания. Если они не совпадают с реальностью, последуют глубокое разочарование и формирование негативного отношения к финансовому рынку. Наша задача — чтобы люди понимали, что они покупают, и выбирали правильные продукты. Если в других секторах мы в значительной степени отдаем самому рынку на откуп определение правил продажи продуктов, то в банковском секторе до сих пор нет системы саморегулирования. Предлагаю Ассоциации начать дискуссию о логике выстраивания поведенческого надзора. Иначе мисселинг будет продолжать точечно увеличивать объемы продаж за счет общего ущерба для всей отрасли», — резюмировал представитель ЦБ.

Зашла речь и о маркетплейсах. По словам Швецова, первые электронные площадки планируется создать для банковских вкладов. «Это будет “магазин на диване”, где человек сможет разместить вклад в любом банке с помощью своего гаджета, а впоследствии приобретать и другие финансовые услуги. Клиенту будет гарантировано, что его деньги не потеряются, а банку будет гарантировано, что эти деньги придут. Поможет так называемый регистратор финансовых транзакций, который будет оформлять эти взаимоотношения и хранить их историю, если дело дойдет до гражданско-правовых споров. Проект направлен на повышение финансовой доступности, и он очень сильно изменит бизнес-модели банков, особенно тех, что имеют широкие сети», — проанонсировал Швецов. По его словам, к единой «витрине» маркетплейса смогут подключиться любые финансовые организации и предложить свои продукты, которые будет сравнить потребитель.



Сейчас на главной