Банковское обозрение

Финансовая сфера

30.01.2018 Аналитика
Цифра впереди буквы

Кто и как будет контролировать финансовую сферу в цифровом государстве



Самая традиционная банковская сфера — надзорная — вслед за остальными меняется под напором цифровизации. Как регулировать, если буква закона не поспевает за стремительным финтехом? И будут ли вообще в ближайшем будущем финансовые контролеры и аудиторы? Ответы коллективно искали участники дискуссии, прошедшей в рамках Гайдаровского форума. Мероприятие было организованного РАНХиГС и состоялось в Москве 16–18 января.

 

Фото: РАНХиГС

Регулировать, да не перерегулировать

«На наших глазах из-за бурного развития технологий меняется вся инфраструктура финансового рынка. Помимо новых возможностей для госконтроля это несет огромное количество вызовов, — такими словами открыл встречу главный аудитор Центрального банка РФ Валерий Горегляд. — Банки теряют монополию на оказание финансовых услуг, стремятся к партнерствам со стартапами, технологическими компаниями. Все чаще финансовые операции совершаются фактически без участия человека. Растет важность кибербезопасности, защиты персональных данных, идентификации личности».

Большие данные, анализ данных, мобильные технологии, искусственный интеллект. Именно эти технологии возглавили рейтинг наиболее перспективных, по мнению ЦБ. «Активное участие государства в развитии технологий на финансовом рынке — один из факторов развития цифровой экономики. Вопрос в том, что все регуляторы по-разному понимают степень своего участия в этом процессе. По пути активного регулирования пошли в Индии, Китае, Англии, Швейцарии, Швеции, Сингапуре, Австралии. Эти страны создают благоприятные условия для развития инноваций и становятся привлекательными для инвестиций. Одновременно в Австрии, Бельгии, Дании, Бразилии, Вьетнаме регулирующие органы придерживаются более традиционного регулирования. Этот подход тоже понятен в условиях большой неопределенности. Где же в этом списке находится Россия? Позиция ЦБ такова: мы активно регулируем, оказывая поддержку новым технологиям. Ведем работу по определению правового поля, выработке регуляторной платформы, развитию кадрового потенциала, созданию песочниц, стандартов информационной безопасности», — рассказал представитель Банка России.

По словам эксперта, сегодня ЦБ вместе с крупными банками развивает четыре проекта с использованием блокчейна. Базовой сетью для хранения финансовой информации должна стать национальная блокчейн-платформа «Мастерчейн». «Наши задачи на ближайшую перспективу — это, во-первых, переход на полное электронное взаимодействие между ЦБ, органами власти, участниками финансового рынка и физлицами. Во-вторых — внедрение и развитие финтеха на рынке и в Банке России. Задача номер три — создание оптимальной среды и формирование условий для развития цифровой экономики. Четвертое направление нашей работы — интеграция с международными системами ЕАЭС [Евразийского экономического союза. — Ред.]», — рассказал Горегляд. Приоритетами ЦБ в сфере финтеха он назвал правовое регулирование и создание единой регуляторной площадки.

Универсальные солдаты аудита

Бухгалтер и аудитор — профессии, которые скоро уйдут в прошлое? Вряд ли, считают эксперты. Потенциал развития видят в сфере консультирования. «У аудита есть одна особенность: в силу невовлеченности в бизнес-процессы он может быть объективным в оценке и вырабатывать рекомендации для их совершенствования, — считает Валерий Горегляд. — Специалист будущего должен быть на шаг впереди бизнеса. Кроме того, изменение технологий ведет к увеличению объема данных, создаваемых на регулярной основе. Анализ этих данных расширяет рамки аудита и привносит новые области для проведения проверок».

«Современные технологии сокращают разрыв между объектом контроля и тем, кто его контролирует. Смотреть за работой организации теперь можно в режиме ежедневного просмотра, — продолжил тему руководитель Федерального казначейства Роман Артюхин. — Это рождает новый вызов. Если возникают неприятные последствия, то ответственность лежит не только на объекте контроля, но и на контролере: почему он эти события не предотвратил? Контролер в этом смысле стал соучастником бизнес-процесса: через мониторинг, через наблюдение. Возникает новый инструмент контроля: консультирование. Но это базовый уровень контроля, а более высокий — достижение желательного целевого состояния у объекта контроля. Мы обязаны давать рекомендации, где-то спрямлять бизнес-процессы, чтобы состояние контролируемого с каждым разом улучшалось. Мой вывод: технологии рождают новые возможности для контролера. Он многократно увеличивает свой уровень компетенции, становится равен тому, кто осуществляет бизнес-процессы».

Базовой сетью для хранения финансовой информации должна стать национальная блокчейн-платформа «Мастерчейн»

«Профессиональные навыки, которыми должен обладать востребованный в будущем специалист, — это и юриспруденция, и финансы, и IT-технологии. Аудитор — это универсальный солдат, что ставит перед нашей системой профессионального образования задачи нового уровня и качества», — продолжила дискуссию аудитор Счетной палаты Российской Федерации Татьяна Блинова. «Но рынок труда меняется настолько быстро и радикально, что ориентироваться на необходимые сегодня компетенции — плохая тактика. Важно учить людей быть адаптивными. Давать знания, чтобы человек имел возможность всегда обучаться», — завершил мысль коллеги Валерий Горегляд.

«Я скептически отношусь к будущему аудиторов, — не согласился с предыдущими участниками дискуссии вице-президент компании ФБК Grant Thornton Алексей Терехов. — Блокчейн-технологии позволяют на любом этапе подтверждать действия предыдущего участника и исключают само понятие аудита достоверности. Бухучет становится элементом информационных систем. Но в этом и будущее профессии: на этапе соприкосновении реального и нереального мира нужно будет провести идентификацию. Вот здесь, наверное, и появятся те самые интеллектуальные аудиторы — и это время очень близкое».

Мост над бездной

О том, как построить мост между понятиями цифровой экономики и цифрового государства, размышляла профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО Элина Сидоренко. По ее словам, таким связующим звеном должно стать правовое регулирование. Эксперт выделила три блока вопросов, которые должны попасть в сферу действия права: «Первый блок — это цифровая экономика, которая должна регулироваться. Существующее законодательство должно быть откорректировано, например, в сторону признания электронного документа. Второй блок — экономика, которая не должна регулироваться. Речь идет о блокчейне, искусственном интеллекте. Но мы должны регулировать продукты, исходящие от этих технологий. Здесь есть вопросы, требующие серьезного политического решения — например, криптовалюты, смарт-контакт. Отмалчиваться губительно: если мы сейчас привыкнем к отсутствию права, нас будет очень трудно в него загнать. Третий тип вопросов — отношения, которые должны пресекаться. Тут мы приходим к необходимости создания механизмов контроля. Нельзя ввести в законе понятия блокчейна, криптовалют и на этом закрыться», — сказала Элина Сидоренко и подвела итог дискуссии в целом: «Там, где есть деньги, должно быть и право».



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм

Сейчас на главной