Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • ЦФА-группировочки за гранью
18.03.2024 FinRetailFinTechАналитика

ЦФА-группировочки за гранью

За 2023 год деловое сообщество выдвинуло множество идей по совершенствованию рынка цифровых финансовых активов. В конце февраля 2024-го процесс облачения идей в законодательную форму привел к некоторым регуляторным событиям


Событие первое: Госдума в третьем чтении приняла поправки к Закону «О ЦФА», которые позволят цифровым финансовым активам и утилитарным цифровым правам (УЦП) стать средством платежа в международных расчетах.

ЦФА могут использоваться в качестве встречного представления по внешнеторговым договорам, заключенным между резидентами и нерезидентами, говорится в тексте документа.

Президент Владимир Путин подписал закон 11 марта 2024 года.

Событие второе: ЦБ опубликовал информационное письмо, в котором ограничил для банков распространение информации о цифровых валютах. «Не стоит рекламировать услуги по обороту таких инструментов», — указано в рекомендациях. Цифровой валютой в России признается совокупность электронных данных, содержащихся в информационной системе, которые могут быть приняты в качестве средства платежа. Так, Банк России запретил рекламировать криптовалюту. Помимо этого регулятор запретил создавать ЦФА на «крипту» и производные финансовые инструменты:

«Операторам на рынке цифровых финансовых активов рекомендовано не оказывать услуги по выпуску и обороту ЦФА, доходность которых зависит от стоимости цифровых валют и аналогичных показателей».

Письмо регулятора, по мнению экспертов, не окажет большого влияния на рынок. «Мы рассматривали варианты привязки ЦФА к различным индикативам, в том числе и нерекомендованным сейчас. Теперь просто эти индикативы исключаются из возможных к принятию в виде решения о выпуске ЦФА, которые направляет эмитент», — пояснил Максим Смирнов, владелец продукта «Оператор ИС ЦФА Мосбиржи», в рамках сессии «ЦФА — рынок на триллион и конструктор для сделок» Global Vision Summit, состоявшейся 1 марта 2024 года.

Максим Смирнов (Мосбиржа). Фото: Global Vision Summit

Максим Смирнов (Мосбиржа). Фото: Global Vision Summit

«Нас письмо не очень взбудоражило, скажем прямо», — заявила Анна Шаповалова, руководитель платформы ЦФА Альфа-Банка. Большая часть выпусков ЦФА — это стандартные денежные требования, которые напоминают облигации. «Денежные требования могут быть привязаны к абсолютно разным индексам (коммерческая недвижимость, золото). Цифровые валюты — это один из бизнес-кейсов, который явно не закроет ни одного из операторов на рынке, поэтому мы абсолютно спокойно к этому относимся. Мы понимаем, что Банк России стремится защищать права инвесторов. Он так всегда делает, и в первую очередь это про физических лиц».

Анна Шаповалова (Альфа-Банк).  Фото: Global  Vision Summit

Анна Шаповалова (Альфа-Банк). Фото: Global Vision Summit

Если посмотреть на изменения со стороны криптобирж, то их жизнь также не останавливается. По мнению ЦБ, «крипта» для трансграничных расчетов должна оставаться в тишине, пояснила Мария Аграновская, адвокат, руководитель практики «Финтех, блокчейн и криптовалюты». При этом в российском законодательстве криптоактивы никак не обозначены. Даже в тексте письма Банк России подчеркивает этот неправовой статус формулировкой «так называемые криптовалютные обменники и криптовалютные биржи».

А вот принятия поправок к Закону «О ЦФА» рынок ожидал. Использование цифровых финансовых активов в трансграничных операциях в публичных дискуссиях отмечалось чуть ли не как главный приоритет нового инструмента. Но проблема низкой ликвидности все еще присутствует, на нее в том числе влияет отсутствие вторичного оборота таких активов. «В данный момент на рынке ЦФА проходит такой период, который только-только начинается в плане вторичного оборота. Сделки, если не единичные, то несопоставимо маленькие и неинтенсивные по сравнению с классическим рынком ценных бумаг», — отметил Максим Смирнов. Он озвучил несколько предложений, которые позволили бы увеличить этот показатель.

Централизация оборота. «Мы работаем над тем, чтобы участник, поименованный в законе как оператор обмена, был той точкой, которая позволила бы аккумулировать стаканы заявок и интегрировать к себе других ОИС. Это достаточно длительный и сложный технологический процесс, и мы можем быть не одни, это обсуждается. Должны быть площадки, которые будут объединять те разрозненные полуликвидности, которые разбросаны по разным ОИС».

Повышение количества участников. «То, над чем нужно работать всему рынку, это повышение популярности инструмента, повышение количества участников, принимающих статус пользователей информационных систем и участвующих в обороте».

Стандартизация инструментов. «Приходящий на рынок инвестор сейчас ведет себя растерянно, видя множество разрозненных и не всегда похожих друг на друга инструментов. Мы должны совместно со всеми участниками провести работу и выстроить какой-то единый подход к тому, чтобы по крайней мере разъяснить инвесторам, чем отличается тот или иной инструмент и как он будет представлен в обороте».

Повышение привлекательности инструментов. «Это работа с эмитентами, чтобы они давали бенефиты по сравнению с вложениями в классические инструменты. Или эти бенефиты должны давать нам разные государственные органы, в том числе новый законопроект».

Изменения в Закон № 259-ФЗ говорят о том, что «ЦФА и УЦП могут использоваться в качестве встречного предоставления по внешнеторговым договорам (контрактам), заключенным между резидентами и нерезидентами, которые предусматривают передачу товаров, выполнение работ, оказание услуг, передачу информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них». «“Поштормив” над этой формулировкой, порисовав разные кейсы, мы пришли к выводу, что существует несколько весьма практичных схем, которые позволят реализовать механизмы оборота цифровых финансовых активов с участниками ВЭД, не выходя из комфортной для них валюты», — сообщил представитель Мосбиржи. Такие ЦФА можно будет привязать к золоту или к валюте (второй вариант теперь называется «валютные ценности»). Поправки не предусматривают расширения на другие драгметаллы, что позволяет неквалифицированному инвестору приобретать ЦФА без ограничений. «Привязки к другим валютам накладывают ограничения в виде “квальности” — квалификации инвестора, или попадают под лимитирование, когда физическое лицо не может приобрести больше чем на 600 тыс. рублей в год», — пояснил Максим Смирнов.

Но понимание практического применения поправок есть не у всех участников рынка. Анна Шаповалова сравнила законодательный допуск ЦФА к международным расчетам с появлением самого Закона «О ЦФА». «В самом начале, когда его приняли, все сказали “большое спасибо”, совершенно не зная, что с этим делать. Нам кажется, что в ВЭД будет то же самое. Нет абсолютно никакого понимания, как это сделать и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения связки с внешнеэкономическими контрактами, и с точки зрения валютного законодательства. Принятие этих изменений в законодательство не предполагает, что все валютные контролеры в России сразу поняли, как с этим работать». Более того, ЦФА для трансграничных расчетов легализованы только на территории России. «ЦФА — это то, что живет только по российскому праву. Когда мы говорим о ВЭД, мы понимаем, что есть вторая сторона», — подчеркнула представитель Альфа-Банка. На вопрос, есть ли предпосылки для того, чтобы какой-то нерезидент из дружественного государства пришел и использовал ЦФА для оплаты контрактов, Анна Шаповалова дала прямой ответ: «Нет». «Нам кажется, что международный рынок ментально для этого еще не созрел».

По мнению Андрея Варнавского, руководителя блокчейн-платформы «Ингосстраха», проблема заключается в том, что архитектура, которая выстраивается внутри России, основана на маленьких сообществах: «У нас есть одна группировочка по ЦФА, вторая группировочка, третья. ЦФА — это не единая сеть, это клубы — закрытые или открытые. И еще у нас есть один такой большой, но тоже закрытый клуб — цифровой рубль. Это все разные сети, которые между собой не соединены. Когда мы говорим о том, должны ли ЦФА котироваться на международном рынке, нам для этого придется раскрыть эти клубы. Сейчас это невозможно».

Андрей Варнавский («Ингосстрах»).  Фото: Global Vision Summit

Андрей Варнавский («Ингосстрах»). Фото: Global Vision Summit

Однако разработчик в сфере блокчейн-технологий Web3 Tech в 2024 году планирует провести реальный тестовый «пилот» трансграничных платежей при помощи ЦФА. «Мы находимся в переговорах с представителями двух стран, где история с токенизацией довольно хорошо развита», — рассказал Кирилл Антонов, директор по развитию Web3 Tech. В первую очередь речь идет об Эмиратах. По мнению спикера, это государство с хорошо развитой законодательной частью в вопросе токенизации. «Когда мы готовимся провести “трансгран” в ЦФА, нам нужно понимать, что в другой стране, где мы этими токенами будем расплачиваться, также должно быть какое-то законодательство, должен быть какой-то игрок, компания, обычный банк или необанк, который может токенизировать свои депозиты в нацвалютах и принимать оплату токена из других стран».

Кирилл Антонов (Web3 Tech). Фото: Global Vision Summit

Кирилл Антонов (Web3 Tech). Фото: Global Vision Summit

Кирилл Антонов описал модель такого механизма на примере кейса в Марокко, там была создана платформа, к которой подключались только банки. «Допустим, вы покупатель из России, вам необходимо что-то оплатить в Эмиратах. Вам необходимо, чтобы банк был участником этой платформы, вы приносите свои фиатные рубли, кладете на депозит. Далее банк на этой же площадке превращает деньги в цифровой чековый рубль, так его назовем. Потом необходимо этот чековый рубль обменять на платформе на токенизированный дирхам. Дальше вы токенизированным дирхамом расплачиваетесь в адрес кошелька покупателя на этой же платформе». На старте будет необходим пул ликвидности, который обеспечивается банками-участниками. Кредитная организация в данном случае блокирует у себя фиатную валюту на специальном счету и выпускает аналогичное количество цифровой валюты на платформу.

Если рассматривать развитие ЦФА внутри России, перспектив видится больше, однако и здесь законодательство еще несовершенно. В ближайшее время цифровые финансовые активы планирует опробовать ВЭБ.РФ. «В основном ЦФА сейчас используется как аналог облигаций, только по-другому исполненный технически. Это первый способ использования, который нам наиболее интересен», — заявил Дмитрий Аксаков, исполнительный директор бизнес-блока корпорации. Сдерживающим фактором в этом направлении оказывается как раз отсутствие пула ликвидности и вторичного рынка. «Второе направление, которое сейчас также активно используется многими компаниями, это управление краткосрочной ликвидностью. В этом случае ВЭБ.РФ выступил бы как инвестор в эти инструменты, для того чтобы размещать свои средства на день-два-неделю-месяц». Этот способ использования тоже активно развивается, и к нему можно будет приступить сразу же, как только ВЭБ.РФ в своих нормативных документах пропишет возможность работать с ЦФА. «Мы все-таки не банк, у нас свое законодательство, это несколько затрудняет нашу возможность экспериментировать с новым рынком».

Дмитрий Аксаков (ВЭБ.РФ). Фото: Global Vision Summit

Дмитрий Аксаков (ВЭБ.РФ). Фото: Global Vision Summit

Также Дмитрий Аксаков озвучил планы по развитию венчурного инвестирования в ЦФА: «Мы начинаем заниматься венчурным инвестированием с этого года, планируем вложить около 50 млрд рублей в течение следующих нескольких лет в венчурные проекты». Максимальная доля ВЭБ.РФ в каждом таком проекте ограничится 50%. Однако и тут существует преграда: в третьем варианте идет речь о вхождении в акционерный капитал проекта, ЦФА на акции пока еще не выпускались. Чтобы это изменить, опять же нужно внести коррективы в законодательство.

Таким образом, для становления ЦФА в качестве полноценного конкурента и «крипте», и классическому фондовому рынку России придется дождаться еще множества регуляторных событий.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ