Банковское обозрение

Финансовая сфера

07.12.2018 Аналитика
Частный пристав vs робот-коллектор

Коллекторы активно внедряют новые технологии и ратуют за институт частных приставов


Алексей Лампси
Обозреватель
Банковское обозрение

Фото: Finarty.ru

Фото: Finarty.ru

 

Формы сотрудничества с банками, использование новых технологий при взыскании долгов и перспективы введения института частных судебных приставов обсудили на Форуме Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) «Экологичный коллекшн: взгляд в будущее»

По прогнозам компании Frank RG, рынок взыскания продолжит активно расти вместе с банковским сектором, заявил ее гендиректор Юрий Грибанов. Он оговорился, что анализ проведен прежде всего по объемам взыскания в банковском секторе, так как информация с коллекторского рынка чаще всего закрыта.

Уровень просрочки в банковском секторе не превышает 10%, так как банки проделали большую работу по вычищению портфелей. Значительная доля безнадежных кредитов была списана и продана коллекторским компаниям. Ежегодно банки списывают с баланса примерно 300 млрд рублей, и этот объем к 2020 году сохранится и даже немного вырастет — до 318 млрд. рублей в год. Для сведения: с начала нулевых годов, то есть с момента зарождения индустрии розничного кредитования, банками списано почти 3 трлн рублей.

В компании Frank RG считают, что по базовому сценарию в ближайшие три года портфель розничного кредитования продолжит расти двухзначными числами. «Думаю, что рост примерно 15% мы увидим. Драйвером рынка будет оставаться ипотека, но и в области безналогового кредитования рост будет хороший, — заявил Ю. Грибанов. — Вторым драйвером выступит рынок автокредитов. Этот рынок также даст дополнительный фронт работы для коллекторов».

 

Фото: НАПКА

Фото: НАПКА

 

Однако наиболее активный рост покажет рынок цессий. По оценкам Frank RG, его рост составит 20% в год и более. «Пока банки ведут себя очень осмотрительно в рисковой политике. У банкиров фокус на финансовый результат, а не на увеличение доли рынка, — считает Ю. Грибанов. — Тем не менее, хотя доля просрочки останется на том же уровне (максимум прибавит 1%), макроэкономические проблемы не смогут не отразиться на качестве кредитного портфеля».

Банки действительно внимательнее относятся к риск-менеджменту, поэтому доля просрочки, хоть и растет в количественном отношении, в процентном — падает, убежден начальник управления стратегий взыскания и контроля за качеством кредитного процесса МТС Банка Олег Чистов. «Растет доля привлечения через цифровые каналы. Там сильно вырос уровень анализа клиента. Это значит меньше просрочки, но и меньше ставки и доходность по кредитам, тем более весомой становится роль коллекторов, — отметил он. — В этих условиях при работе с коллекторским агентствами растет фактор экономической эффективности. Поэтому мы всегда взвешиваем, что ты лучше можешь сделать сам, а что лучше сделают твои партнеры из коллекторских агентств». «Изначально мы сегментируем портфель просрочки и сравниваем эффективность использования каждого инструмента в каждом клиентском сегменте. В абсолютном объеме наш портфель просрочек распределен в пользу инхаус-иснтрументов, — отметил О. Чистов. — Если же поделить портфель по числу дней просрочки от одного дня до трех месяцев, от трех месяцев до года и свыше года, то картина будет такая: 1–90 мы взыскиваем внутри, 90–365 — стадия судебных рассмотрений на высоких сроках просрочки, а на стадии 365+, когда дело переходит в стадию судебных взысканий, инхаус и аутсорсинг делятся поровну».

Схожие методики работы с просрочкой и оценки эффективности применяются в банке «Ренессанс Кредит», по словам руководителя службы по работе с проблемными кредитами Анастасии Малковой. Кроме того, Банк выстроил для коллекторских агентств программу лояльности в зависимости от эффективности их работы. «Мы видим, что наиболее вкусный рынок, где процент возврата существенно больше, — это как раз 1–90, на втором месте — 90–365, а на последнем долги свыше года, — заявила А. Малкова. — Чтобы стимулировать наших партнеров, мы даем коллекторским агентствам проявить себя в работе с сегментом 365+, три наиболее эффективных пропускаем во второй сегмент, и две самые эффективные компании получают доступ к “премиальному” сегменту».

Чтобы повысить эффективность своей работы, коллекторы активно внедряют новые технологии. Так, впечатляющую презентацию робота-коллектора провел гендиректор ООО «АБК» (коллекторская компания Сбербанка) Дмитрий Теплицкий. Программа на основе искусственного интеллекта способна вести полноценный диалог с должником, учитывая его ответы.

Даже простой в сравнении с ИИ голосовой анализ способен существенно повысить эффективность работы с клиентами, отметил гендиректор коллекторского агентства ЭОС Антон Дмитраков. «Он позволяет отследить по фразам и словам реакции респондентов от негативных до позитивных. В результате его применения доля негатива снизилась на треть».

Тем не менее зампред правления компании «Сентинел» (коллекторская компания Альфа-Банка) Илья Чиркин отметил, что в их компании по-прежнему самый эффективный способ взыскания связан с личным визитом коллекторов к должнику. «Выездная работа существенно дороже, но и отдача от нее на порядок выше».

 

Фото: НАПКА

Фото: НАПКА

 

Развить этот эффективный канал взысканий коллекторам могло бы сильно помочь введение института частных судебных приставов, и эта новелла гораздо ближе, чем кажется. Выступая на Форуме, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов представил концепцию Федерального закона «О частных судебных приставах», написанную по заказу НАПКА. «Очень многие вещи, которые буквально вчера казались несбыточными и невозможными, сейчас воспринимаются как само собой разумеющиеся, — выразил надежду на скорое принятие Закона Д. Степанов. — Если когда-то та модель судебных приставов, которая действует сейчас в России, была повсеместной, то сейчас все больше стран полностью отказываются от государственных приставов».Это вызвано большей эффективностью частных судебных приставов по сравнению с государственными. Так, при внедрении этого института в Литве коэффициент взыскания вырос в три раза. Аналогична статистика — по другим странам. В то же время по мере роста числа судебных решений к исполнению эффективность ФССП в России падает. Она снизилась с 17% в 2012 году до 12% в 2016-м.

«Как только государство вводит институт частных приставов, так тут же возрастает процент эффективного коллекшена, — сообщил Дмитрий Степанов. — Совершенно очевидно, что при текущем финансировании и кадровом обеспечении служба ФССП просто физически не может эффективно обработать все судебные акты, которые они вынуждены исполнять. Мы могли бы повысить эту эффективность в несколько раз, что было бы выгодно всем».

Самый болезненный и политически чувствительный вопрос реформы — распределение компетенций между частными и государственными приставами. Федеральная служба судебных приставов неоднократно соглашалась с тем, что время для введения частных приставов назрело, но они должны заниматься взысканием исключительно с юридических лиц. «По большому счету проблем со взысканием долгов с юридических лиц нет», — отметил Д. Степанов. — Поэтому, если принять такой вариант реформы, то новый институт частных приставов просто не будет работать. «В мире водораздел полномочий проходит по совершенно другой границе, — считает он. — Обычно исходят из того, что частники занимаются всем, кроме одного-двух сегментов. Прежде всего они не занимаются сбором долгов с госструктур, а в нашем случае, очевидно, это будут еще и госкомпании. И также чаще всего они не занимаются приведением в исполнение судебных актов о признании».




Присоединяйся к нам в телеграмм