Финансовая сфера

Банковское обозрение


31.03.2021 FinRetailFinTechАналитика
Цифровой рубль: лебедь, рак и щука

На ICC Russia 2021 в фокусе внимания оказались растущий протекционизм, карантинные ограничения, цифровизация, адаптация к изменениям климата, а также CBDC


Российский национальный комитет Международной торговой палаты — Всемирной организации бизнеса (ICC Russia) провел с 15 по 19 марта 2021 года ряд мероприятий в рамках Недели международной торговли Global Trade Prospective 2021.

Какой толк от «крипты»?

«А где же вы были год назад?» — привела типичный вопрос к самой себе со стороны клиентов Елена Авакян, советник адвокатского бюро ЕПАМ, выступая с докладом на конференции «Международные расчеты и документарный бизнес: основные тенденции, вызовы и перспективы».

Елена Авакян, советник адвокатского бюро ЕПАМ

Елена Авакян, советник адвокатского бюро ЕПАМ

По словам докладчика, все, что знает 99,9% населения России о цифровой трансформации: «биткоин быстро дорожает». Поэтому так часто встает приведенный вопрос об «упущенной вчера выгоде», ответ на который таков: «А скажи-ка, мой задумчивый друг, где ты собираешься обменивать крипту сегодня?».

Так происходит потому, что большинство людей думают о криптовалютах примерно так: «Раз! И ты богат!». А вот те, кто купил биткоины пять лет назад, пережили «криптозиму» и гонения со стороны компетентных органов, не спешат рассказывать о полученном опыте, густо сдобренном печальными воспоминаниями.

Не спешит с разъяснениями для населения и государство, говоря о перспективах введения в оборот цифрового рубля (ЦР). У спикера есть уверенность, что и бизнес, и часть государственных мужей также не понимают, в чем разница межу ЦР, цифровыми финансовыми активами (ЦФА) и «криптой»? И где здесь место России? Многим непонятно, что им сулит уход в цифровой рубль, особенно в области глобальной торговли и международных расчетов. Зато это понимают экономисты с банкирами, и участь эта им не представляется блестящей. 

Все это Елена Авакян рассказала в завершение доклада, отвечая на вопросы модератора сессии Татьяны Оландер, управляющего директора департамента поддержки операций на финансовых рынках Россельхозбанка.

Фиат, да не тот

«Достаточно сложно прогнозировать, как повлияет появление CBDC на мировой финансовый ландшафт, по причине того, что появление цифровых валют состоялось уже много лет тому назад. Сегодня мы можем говорить о том, как изменение гражданско-правового и административного регулирования повлияет на изменение ландшафта внешнеэкономических расчетов», — заявила Елена Авакян.

Почему? Потому что многие CBDC не являются в полной мере криптовалютами, предполагающими отсутствие обязанного по этой валюте должника, а также единого центра по управлению данной валютой (эмиссией). В итоге мы имеем два разнонаправленных рынка: рынок криптовалют, переживающий очередной хайп, и фиатные деньги. Первые оказывают серьезное влияние на вторые, точнее сказать, на регуляторы, что заставляет их выпускать «цифровой фиат».

«И думать надо сейчас о том, как “цифровой фиат” повлияет на международные расчеты», — посоветовала Елена Авакян.

Что это такое? В России, по ее словам, это часть государственной эмиссии валюты. В Китае — цифровой юань. Это такие же деньги, только в иной учетной форме. А вот цифровой доллар изначально не является частью эмиссии ФРС США, а есть обязательство банков-эмитентов, представляющее собой, по сути, ЦФА.

Однако, по данным эксперта, Китай сначала ввел жесточайший запрет на обмен и продажу криптовалют, запретил майнинг, а потом стал лихорадочно изучать проблематику, создавать соответствующие песочницы и тестировать криптоактивы. И вот пару месяцев назад китайцы запустили масштабный эксперимент по цифровому юаню. Все вроде, как у всех, но есть нюансы. О них — в финале анализа.

Сегодня Alibaba — самая мощная и загруженная цифровая платформа в мире. В день там обрабатывается более 10 млн транзакций при обороте более 100 млрд долларов. При этом обращается множество валют, включая классическую «крипту». Предполагается, что эта платформа быстро сможет перейти на цифровой юань при обеспечении возможности конвертации других валют на него, причем, как принято в Китае, по фиксированному обменному курсу. Цифровой юань тогда одномоментно станет одной из ведущих торговых валют мира. Веру в это укрепляет тот факт, что Джек Ма, основатель Alibaba, является руководителем рабочей группы ООН и ВТО по переводу торговли на платформенные решения.

Сюда же следует добавить данные официальной статистики, говорящие, что ежегодное выпадение доходов бюджетов развитых стран за счет работы платформы интернет-торговли Alibaba составляет около 15% ВВП, и этот показатель постоянно растет. Данный факт приводит к давлению на Джека Ма со стороны множества государств, на которое он ответил предложением наделить Alibaba полномочиями налогового агента для целых стран!

В итоге появляется шанс увидеть глобальную платформу с общемировыми расчетами в цифровом юане. И тогда эта CBDC, обретя функцию международных расчетов, станет криптовалютой. Первая страна, которая признает этот факт (а таких государств будет довольно много), создаст прецедент наделения криптовалюты функциями фиатных денег! Далее остается немного: свободный обмен на бирже Alibaba биткоина и повсеместное наделение криптовалют функцией мировых денег!

Где провести 184 дня в году?

И тогда нам следует задуматься о влиянии «крипты» на монетарную политику. Потребительское безразличие к средству платежа постоянно усиливается, оно достигло максимума в виде желания нажать всего лишь на одну кнопку при оплате. Простым людям все равно, что там внутри «под капотом», лишь бы было удобно. Сейчас этот процесс сдерживается регуляторными методами, устанавливающими национальные валюты как средство платежа. Но это пока.

«В России регуляторы, не понимая, как дальше регулировать эти процессы, пошли по пути тотального запрета. Например, вступление в силу Закона о ЦФА в том виде, какой есть сейчас, фактически создает юридически непреодолимый барьер на пути использования криптовалют в российском гражданском обороте. На подходе иные законопроекты об усилении ответственности в криптосфере», — сделала прогноз Елена Авакян. 

В результате подобных мер Россия потеряла в качестве своих резидентов огромную часть пассионарного населения, считающего, что «криптобаланс предпочтительнее криптозапретов», и накапливала активы в криптовалюте. Теперь все они задумываются, где провести 184 дня в году, чтобы остаться в оставшиеся дни года «спокойным нерезидентом» на территории России. Такой ли была цель законодателя?

Завершила свой доклад Елена Авакян так: «При разговорах с представителями Банка России я постоянно слышу, что Китай тоже пошел по такому пути. Но ведь Китай четко осознавал, зачем он это делает. Китай задушил частную активность, для того чтобы стимулировать развитие ЦФА государства в целом. Для этого было изъято огромное количество криптовалюты в целях формирования первичного пула обмена. А также эта страна превосходно изучила механизмы и методики крипторынка. И только после этого появился криптоюань. А в России тем временем обсуждают круглого коня в вакууме в полном соответствии с басней о лебеде, раке и щуке».






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ