Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Эскроу и аренда банковской ячейки
23.01.2019 Best-practice
Эскроу и аренда банковской ячейки

Инструменты условного депонирования (эскроу) имеют определенное сходство с хранением ценностей в банковском сейфе, куда клиенты помещают их на период исполнения сделки


Александр Бычков
Начальник юридического отдела ТГК "Салют"

Если эскроу-агент обеспечивает сохранность поступивших к нему денежных средств и иного имущества по условиям трехстороннего договора со всеми участниками такой сложной сделки, то взаимодействие с банком по вопросам предоставления доступа к сейфу возможно по двум направлениям. В первом случае банк просто сдает одну или несколько банковских ячеек в своем сейфовом хранилище в аренду, а во втором — сам принимает их на хранение (ст. 922 ГК РФ).

Для банка предпочтительна арендная модель оформления отношений с клиентом, поскольку в этом случае тот работает с ценностями вне чьего-либо контроля, в том числе со стороны самого банка. Клиенту в случае обнаружения пропажи всех или части ценностей из сейфа необходимо будет представить доказательства того, что он действительно ими располагал и поместил в сейф. Относительно просто, если сейф использовался для обеспечения исполнения стандартной сделки купли-продажи недвижимости.

В судебной практике отмечается, что при разрешении спора клиента с банком о возмещении убытков должны учитываться не только прямые, но и вообще любые относимые и допустимые доказательства, которые подтверждают тот факт, что клиент располагал определенными ценностями и поместил их в банковский сейф на хранение. При конфиденциальности его использования возможность существования прямых доказательств может в принципе отсутствовать, что не исключает ответственности банка, не обеспечившего сохранность ценностей. Факт и размер убытков клиента при разрешении спора должны быть установлены с разумной степенью достоверности с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств дела.

Помимо объяснений самого клиента необходимо привлекать его контрагента по сделке, по условиям которой предполагалось проведение расчетов с использованием банковского сейфа, а также иные свидетельские показания, поведение банка, который может частично признать причиненный ущерб в переписке или путем его частичного возмещения. Также нужно дать правовую оценку тому, насколько последовательными были действия клиента, который сначала снял деньги со счета, а затем приехал в банковское хранилище, оформив запись в журнале посещений, а также иные необходимые документы, какой период времени прошел между этими событиями.

В одном деле клиент пытался взыскать с банка убытки, связанные с пропажей денег из сейфа, представив ряд документов о продаже земельных участков, квартир, техники и автотранспорта. Клиент утверждал, что все доходы, вырученные от продажи активов, он размещал в сейфе на хранение, между тем договоры купли-продажи имущества им были заключены позднее даты заключения договора аренды сейфа с банком. Расчетные операции, связанные с получением денежных средств со счета, клиент совершил после посещения банковского хранилища, что прямо следовало из материалов дела и им самим не оспаривалось. Наличие у клиента определенных денежных средств и иного имущества во владении само по себе еще не подтверждает факт их помещения в банковский сейф на хранение. При таких обстоятельствах у суда не было оснований для вывода о том, что клиент действительно помещал в сейф денежные средств, что исключало возможность удовлетворения иска к банку о возмещении убытков (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.01.2018 № 33-251/2018).

С учетом объективной сложности доказывания данных обстоятельств формальный подход со стороны судов недопустим, они обязаны тщательно оценивать все представленные сторонами доказательства (Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 07.02.2018 № 44г-14/2018). Конструкции договоров условного депонирования и банковского счета эскроу в рассматриваемом аспекте создают для участников гражданского оборота гораздо меньше трудностей, поскольку в самих соглашениях четко фиксируются объем и количество имущества, передаваемого депонентом эскроу-агенту.

Таким образом, клиенту может быть непросто доказать тот факт, что он действительно помещал конкретные ценности и в определенном объеме в банковский сейф, что он вообще ими располагал, что у него была финансовая возможность их приобрести. Выбирая такой способ проведения расчетов по сделке, участники гражданского оборота должны быть готовы представить в случае необходимости доказательства того, что они помещали соответствующие материальные ценности в банковский сейф.

Само себе размещение ценностей в банковском сейфе выглядит вполне надежным и безопасным способом обеспечения их сохранности, вот только, как показывает практика, иногда клиенты при открытии замков не всегда находят в нем свое имущество. Деньги могут пропасть как в результате ограбления банковского отделения, так и в случае их хищения сотрудниками банка. Известны вопиющие случаи безответственного отношения к сохранности имущества, помещенного в банковское хранилище, со стороны банковских сотрудников, например оставление кассиром ключей от сейфа в замке вследствие забывчивости или халатности. Банк при этом еще пытался признать этот факт страховым случаем и получить выплату страхового возмещения, однако по вполне очевидным причинам ему было отказано (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.07.2018 № Ф10-2334/2018).

Любые обстоятельства подобного рода находятся в зоне ответственности самого банка, и риск хищения ценностей из сейфа он не может перекладывать на клиента. Банк обязан возместить клиенту убытки, связанные с хищением денег из арендованного банковского сейфа, если он не докажет наличие обстоятельств, исключающих его ответственность за причиненный клиенту ущерб. Если договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, то банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Такие правила ответственности банка закреплены в п. 3 ст. 922 ГК РФ, который корреспондирует положениям п. 3 ст. 401 ГК РФ о том, что банк как субъект предпринимательской деятельности несет ответственность при нарушении обязательства и при отсутствии своей вины. Банк может быть освобожден от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. При этом именно на банк, а не на клиента возлагается бремя доказывания того, что доступ посторонних лиц к ячейке был невозможен (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.09.2017 № 33-19968/2017). Отсутствие таких доказательств означает, что клиент вправе поставить вопрос о привлечении банка к ответственности за нарушение его обязательств, вытекающих из договора на предоставление банковского сейфа.

Для обеспечения надлежащего контроля за сохранностью сейфового хранилища банк может предпринимать любые меры, которые отвечают достижению этой цели. Так, он может нанять специализированную охранную организацию, установить сигнализацию и иные технические средства, исключающие доступ посторонних лиц, а также предпринять иные меры предосторожности. В такой ситуации суд может посчитать, что действия банка были разумными и добросовестными, и освободить его от ответственности за пропажу ценностей из сейфа со ссылкой на отсутствие прямых доказательств того, что это произошло по вине банка (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.05.2017 по делу № 33-19937/2017). Кроме того, банк может быть освобожден от ответственности за ущерб, в случае если клиент в соответствии со ст. 15 и 1064 ГК РФ в самостоятельном порядке взыскал его непосредственно с причинителя вреда, который похитил ценности из сейфа. В такой ситуации считается, что клиент уже реализовал свое право на возмещение ущерба, что исключает возможность предъявления аналогичных требований к банку (Апелляционное определение Самарского областного суда от 23.06.2016 по делу № 33-7758/2016). В ином случае, если клиент взыскал убытки с причинителя ущерба и одновременно предъявил иск к банку, удовлетворение его требований может привести к возникновению неосновательного обогащения в связи с двойным возмещением клиенту убытков.

Инструменты условного депонирования только недавно были введены в гражданское законодательство, поэтому по ним судам еще только предстоит сформировать практику, в то время как принципы выстраивания отношений между банком и клиентом в рамках договора о предоставлении банковского сейфа уже давно «обкатаны» за счет длительного и регулярного использования в гражданском обороте. Это касается практически всех нюансов их работы; в частности, в судебной практике достаточно давно закреплен подход, в силу которого клиент-потребитель вправе досрочно расторгнуть договор аренды банковского сейфа с возвратом ему части неиспользованной арендной платы пропорционально периоду, оставшемуся до окончания срока действия такого договора.

С одной стороны, правила гл. 34 ГК РФ о договоре аренды прямо такую возможность не допускают, нет только запрета на включение в подобный договор условия о праве арендатора на односторонний немотивированный отказ от него, но такое право не предполагается, его нужно специально оговаривать. Между тем отношения с участием арендатора-потребителя обладают определенной спецификой, поскольку в силу своего особого статуса экономически слабой стороны договора потребители нуждаются в повышенной защите со стороны государства. Такое законодательное решение предполагает разумное ограничение предпринимательской свободы второй стороны договора.

Право потребителя на односторонний отказ от договора прямо предусмотрено специальной нормой, закрепленной в ст. 32 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей». В силу указанной правовой нормы потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю лишь фактически понесенных расходов, связанных с выполнением его обязательств по такому договору.

В связи с этим клиент по договору аренды банковского сейфа вправе в любое время его расторгнуть и потребовать от банка возврата части внесенной им арендной платы. Условие такого договора о запрете на возврат части арендного платежа является ничтожным как ущемляющее права и законные интересы потребителя. Подобное договорное условие не подлежит применению на основании ст. 168 ГК РФ и ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 24.05.2016 № Ф06-8862/2016).

Данный подход о праве потребителя на односторонний отказ от договора аренды банковского сейфа единообразно применяется и другими судами (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.12.2016 по делу № А45-10023/2016). Судебной практике, связанной с использованием в гражданском обороте инструментов условного депонирования, еще только предстоит сформироваться, и в настоящее время рано строить прогнозы относительно того, по какому вектору она будет развиваться.

Права на отказ от договора условного депонирования у депонента нет, поскольку это не соответствует обеспечительной природе такой сделки. Она является трехсторонней — наряду с депонентом и эскроу-агентом в ней также в качестве стороны участвует бенефициар, в пользу которого эскроу-агентом при наступлении определенных обстоятельств должно быть выдано депонированное имущество. Без согласия бенефициара договор условного депонирования не может быть расторгнут депонентом в силу п. 1 ст. 450 ГК РФ, поскольку Закон такой возможности не предусматривает.

Еще одно принципиальное отличие хранения ценностей в банковском сейфе от инструментов условного депонирования заключается в том, что, если в первом случае клиент на определенных условиях имеет прямой доступ к ценному имуществу, то во втором случае таким доступом он не обладает. Трехсторонний договор условного депонирования, или договор банковского счета эскроу, удостоверяет лишь обязательственные права требования бенефициара и, в случае если сделка не состоится, депонента на получение от банка определенных денежных средств или иного имущества.

При банкротстве эскроу-агента стороны договора эскроу вправе рассчитывать на удовлетворение своих требований к нему в порядке установленной Законом очередности. В этом плане конструкция договора хранения ценностей в банковском сейфе обладает большим преимуществом с точки зрения правовой защиты интересов клиента, поскольку указанные ценности не являются имуществом самого банка и не могут быть включены в его конкурсную массу (п. 2 ст. 189.91 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поэтому клиент может добиваться исключения своего имущества из конкурсной массы банкрота, в то время как стороны договора эскроу такой возможностью не обладают.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также