Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Ленивый клиент как движущая сила
02.12.2021 FinTechАналитика

Ленивый клиент как движущая сила

FT Day 2021 показал, что ковидные времена породили множество проблем и какие-то процессы придется менять радикально. Одно отрадно: прибыль банкиров растет


2021 год выходит на финишную прямую. Андрей Висящев, председатель правления ГК ЦФТ, открывая традиционный «неежегодный» предновогодний митап FT Day, пригласил всех к себе в мастерскую. Там он, по его словам, «Пишет историю. Причем, маслом». Аккуратно расставленные по ранжиру и живописно расписанные фигурки слонов, символов ЦФТ, были готовы для вручения победителям в номинациях. А красочный холст с надписью FT Day намекал, что пора приступать к деловой части мероприятия.

Андрей Висящев (ЦФТ). Фото: ЦФТ

Откуда 62% роста прибыли?

Первым в повестке дня оказался разговор на тему «Как себя чувствуют банки и как изменился запрос клиентов в турбулентной ковидреальности?». Банковский сектор страны, судя по всему, в 2021 году по отношению к прошлому году покажет феноменальный рост прибыльности не менее чем в 62%. За счет чего такое произошло и чего ожидать в будущем? Этот вопрос стал первым в обсуждении

«Безусловно, основной вклад в эти цифры вносят крупные государственные банки. Но отрадно то, что рост и бизнеса, и его рентабельности удается показать малым и средним банкам. Причем этот сектор финансового рынка растет за счет именно банковского бизнеса, в т.ч. за счет ипотечного кредитования, которое получило государственную поддержку, потребкредитов и работы с МСБ. Растет и маржинальность бизнеса, не смотря на рост ключевой ставки. Большие перспективы у валютного и облигационного рынков», — дал свою оценку Павел Зварич, председатель правления Банка «Таврический».

Павел Зварич (Банк «Таврический). Фото: ЦФТ

Оптимизм спикера оказался настолько высок, что в 2022 году он ожидает либо повторение рекорда, либо его обновления на новых уровнях. Но при этом, по его мнению, прибыль приходит к тем игрокам, которые смотрят на волатильность, как на возможность заработать.

Максим Солнцев, председатель правления, член совета директоров СДМ Банка, добавил: «Рост в 2021 связан с тем, что год оказался действительно необычным и стал временем привыкания к новой реальности. В итоге отрасль и ее клиенты испытали меньше шоков и простоев бизнеса. С точки зрения структуры доходов, в СДМ Банке не увидели принципиальной разницы в изменении долей между комиссионными и процентными доходами. А вот нарастающее давление на маржу заставит финансистов плотнее заняться наращиванием комиссионной составляющей. В этом вопросе в перспективе 3-5 лет ожидаю большие перемены».

Максим Солнцев («СДМ-Банк»). Фото: ЦФТ

Что является двигателем прогресса?

«Какова же роль Банка России с его многочисленными начинаниями в области инфраструктурных проектов: СБП, ЕБС, «Маркетплейс» и т.д.? Можно ли его активность причислить к двигателю прогресса в секторе?» — поинтересовался Андрей Висящев у Натальи Базалей заместителя директора дирекции некредитных продуктов и дистанционных каналов банка ТКБ. Выяснилось, что ЦБ только один трех основных компонентов настоящего двигателя. Вторым элементом общего движения вперед она назвала лень.

«В пандемию благодаря усилиям ЦБ, мы, как физлица, получили возможность буквально по одному клику переводить деньги и совершать другие операции, не вставая с дивана. Воистину — лень клиентов стала двигателем того прогресса, который вывел отечественную финансовую отрасль на лидирующие позиции в мире по уровню технологичности», — отметила представитель ТКБ.

Наталья Базалей (ТКБ). Фото: ЦФТ

В СДМ Банке уверены, что главное, вынесенное человечеством по итогам пандемии — это умение быстро перестраивать клиентский путь под влиянием внешних условий.  Как следствие, с точки зрения клиентов банков, главным приоритетом их выбора становится комбинация между выгодой, удобством и скоростью. И это есть третий компонент двигателя прогресса.

Суммарный набор опций и требований клиентов входит в противоречие с некоторыми из предлагаемых ЦБ сервисов, в частности, с СПБ. Во-первых, это пока СПБ бесплатна для переводов физлиц. Но рано или поздно и Банку России, и коммерческим банкам придется возвращать инвестиции в инфраструктуру за счет повышения комиссий. 

Во-вторых, клиенты хотят получать кэшбек от покупок. СБП не может предложить им подобного в принципе: его не откуда взять при почти полном отсутствии комиссий. А это означает, что в перспективе до трех лет ожидать массового использования населением СБП для оплаты покупок у мерчантов ожидать не стоит. 

Итак, по многим позициям: ЕБС — удобно, но не безопасно. Маркетплейс — удобно, но кроме предложений от госбанков там мало, что есть. Поэтому банкиры средней руки необычно громко заявляют регулятору о проблемах. Так что прогресс — это нечто большее, чем арифметическая сумма его составляющих. 

Марина Мельник, председатель правления «Вайлдберриз Банк» напомнила, что бывают и исключения из правил. В случае с «Вайлдберриз Банк» понятие маркетплейс приобретает совершенно иную окраску. В данном случае кроме как на комиссионный доход от транзакций и услуг банков-партнеров в кредитовании и факторинге надеяться не на что, по крайней мере, в начале пути. Но в любом случае, Марину Мельник здесь поддержали коллеги: малым и средним банкам необходимо стать нужными и понятными своим клиентам. В этом основа их бизнес-моделей.

Ключевые вызовы в 2022 году

Чего ожидают банкиры и какие вызовы для них приоритетны в следующем году:

  • 2022 год в «Вайлдберриз Банк» хотят видеть временем мощного «цифрового старта» по всем направлениям. Впереди «большая гонка» с коллегами по крупным маркетплейсам.
  • По словам Натальи Базалей, их организацию ожидают очередные шаги в сторону цифровизации и создания коллабораций с партнерами и клиентами для вывода на рынок новых продуктов и повышения уровня лояльности.
  • Павел Зварич в свете роста ключевой ставки и повышения стоимости фондирования видит будущее в повышении рентабельности активов. Для этого планируется поиск активов с достаточной доходностью для создания перспективных продуктов.
  • В СДМ Банке предполагают найти разумное решение по продолжению инвестиций в инфраструктуру, активизировать работу с кадрами с обеспечением им комфортной среды для работы, а также продолжить практику «качественного человеческого диалога» с клиентами.
  • Майя Глотова, исполнительный директор процессингового центра «Картстандарт», надеется активизировать начатое ранее движение вперед. В качестве приоритетного вызова, по ее словам, является «обеспечение нового уровня сотрудничества с клиентами банков через банки».

Майя Глотова («Картсандарт»). Фото: ЦФТ

Точку в дискуссии поставил Андрей Висящев: «Кадры решают всё! И дело даже не в том, что в мире без границ нет больше программистов новосибирских или московских. Теперь нет разницы между банковскими или какими-то другими. Есть только программисты. Это серьезно повлияет на бизнес-процессы, так как теряется связь между сотрудниками и организацией. Былые центры притяжения кадров перестают ими быть. Теперь центр вселенной — это я, и я выбираю теперь сам. Поэтому процессы должны стать короткими и понятными, потому что результат требуется получить очень и очень быстро. Это радикально поменяет технологии аккумуляции компетенций, держать их в головах больше нельзя. Все это радикально изменит философию партнерства. Нам с этим жить!».






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ