Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Моя задача — пройти между «капель дождя»
27.04.2022 FinCorpFinStyleАналитика

Моя задача — пройти между «капель дождя»

О том, как последние события повлияли на PR, чем занимается пиарщик рейтингового агентства и почему пиарщик — это и дизайнер, и пилот самолета, главреду «Б.О» Яне Шишкиной рассказал Сергей Михеев, руководитель пресс-службы «Эксперт РА»


Сергей Михеев, руководитель пресс-службы «Эксперт РА»

Яна Шишкина: Сергей, как с точки зрения руководителя PR-службы, на «Эксперт РА» повлияли последние события?

Сергей Михеев: Сейчас ситуация очень динамичная, но агентство свои функции исполняет стабильно. А последствия еще только предстоит оценить. Понятно, что какие-то вопросы стало комментировать гораздо сложнее. Потому что от нас в первую очередь ждут прогнозов — как участники рынка, так и СМИ, но в текущих условиях обычные сценарии, основанные на анализе данных прошлых периодов, не работают. Адекватный прогноз по отрасли или сектору сейчас дать невозможно. 

Кроме того, часть информации, которая раньше была публичной, стала конфиденциальной — по причине введения мер, защищающих российские компании от санкционного давления. Это, безусловно, накладывает ограничения и на комментарийную активность, поскольку соблюдение конфиденциальности непубличной информации — наша святая обязанность.

Кстати, и запросов СМИ, касающихся конкретных компаний или банков, поубавилось — по той же самой причине. Если раньше журналисты находили темы для своих заметок в тех же публичных источниках (на сайте ЦБ, в сервисах раскрытия информации, в отчетности на корпоративных сайтах), то теперь доступ к такой фактуре ограничен.  

Вместе с тем вырос запрос на макроэкономическую экспертизу. Но тут ситуация сложная. Любой анализ основывается на некоей ретроспективе, поиске закономерностей и аналогий в прошлом, однако нынешняя ситуация выходит за рамки того, что описано в учебниках по экономике. Да и беспрецедентно возросшее влияние политических решений затрудняет любое прогнозирование. 

Яна Шишкина: Будете ли вы пересматривать свою PR-стратегию связи с этим? 

Сергей Михеев: Стратегия определяется целями, а они не изменились. Репутация и авторитет агентства — главные из них, и строятся они на качестве оценок и прогнозов наших аналитиков. Полагаю, что по каким-то вопросам мы станем осторожнее высказываться, причем вовсе не из цензурных соображений, а в соответствии с принципом «Не навреди».

Рейтинговый бизнес достаточно консервативен и сильно зарегулирован. Главная задача пресс-службы — транслировать в доступной форме и без искажений рейтинговую и аналитическую экспертизу на нашу аудиторию — в основном B2B-сегмент. Для этого мы работаем со СМИ, поддерживаем наши сайты и соцсети, участвуем в конференциях, а также организуем собственные деловые мероприятия.

Если возникает спрос на новые аналитические сервисы, то агентство предлагает такие продукты, и соответственно появляется необходимость в маркетинговой и медиаподдержке, у отдела прибавляется работы.

Яна Шишкина: Вы планируете развивать какой-то новый пул услуг, из-за того что ушли иностранные провайдеры?

Сергей Михеев: Да, мы постоянно развиваемся, следуем за запросами рынка. Некоторое время назад мы были сосредоточены на банках и страховщиках, но уже давно в этих сегментах растет концентрация, небольшие игроки либо уходят с рынка, либо поглощаются. Это сформированные традиционные рынки, которые сейчас охвачены нашими услугами почти полностью. Точек роста для рынка кредитных рейтингов немного: они почти полностью завязаны на регуляторные требования Минфина и Банка России. Если регуляторы включат в какой-то из своих нормативных актов новые рейтинговые требования, то рынок может подрасти. Но просто сидеть и ждать действий от регуляторов — было бы странно. Мы и не ждем, мы всегда в поиске новых возможностей для бизнеса. Пример: пока ставки были низкими, расцвел долговой рынок, особенно в сегменте высокодоходных облигаций. За счет этого сегмента рынок рейтинговых услуг значительно вырос. Другой пример: стала активно развиваться ESG-повестка, а вслед за ней — тема зеленого финансирования. У нас появились новые методологии, рейтинги, аналитика, расширилась тематика вебинаров и конференций.  

Яна Шишкина: Тема ESG останется?

Сергей Михеев: Куда же ей деваться? Конечно, останется. Уже столько всего сделано, запущено, вложено на этом направлении. В прошлом году у нас существенно возросло количество верификаций бумаг, связанных с устойчивым развитием, появились первые переходные облигации, ESG-рейтинги. Как я уже говорил, бурно развивалась аналитика по ESG-направлению. В марте мы провели конференцию «Будущее рынка устойчивого финансирования», зал был полный. Участники конференции пришли к выводу, что ESG-жизнь не закончилась. Все понимают, что эта повестка не потеряет актуальность ни сейчас, ни через 10 лет. Понятно, что в новой ситуации будут не те темпы и объемы, которые прогнозировались в начале года, и фокус сместится на другие задачи. На внутрироссийском уровне активно идут процессы по ESG-направлению: есть нацпроекты связанные с экологией, есть внутренний методологический центр в ВЭБ.РФ и т.д. В любом случае начатое будет реализовываться. 

Яна Шишкина: Сейчас, когда часть банковских данных стала непубличной, как вы будете работать?

Сергей Михеев: Для рейтинговой деятельности необходимую информацию обязан предоставлять клиент. Без полноты данных невозможно применить рейтинговую методологию. Так что обычная работа агентства, конечно, не остановится, мы будем выполнять свои профессиональные обязанности в полном объеме, как и раньше. 

ТОП КНИГ
  • Любое произведение Ивана Бунина
  • «Письма баламута» Клайва Льюиса
  • «Пять эссе на темы этики» Умберто Эко
  • «Симулякры и симуляции» Жана Бодрийяра
  • «Бесы» Федора Достоевского

Тут надо уточнить, что эти обстоятельства PR-отдела напрямую не касаются. Может быть, не все знают, но пресс-служба агентства не имеет отношения к пресс-релизам по рейтинговым действиям — их пишут аналитики. Ни я, ни мои коллеги не знаем заранее, в какое время и относительно какой компании будет опубликован пресс-релиз — это связано с политикой «китайских стен». Пресс-релизы по рейтинговым действиям проходят сквозную автоматическую публикацию на сайте, минуя наше подразделение.

Что касается публичной аналитики, то понятно, что ее станет меньше. Например, наши традиционные рэнкинги банков какое-то время будет делать невозможно. Вполне вероятно, что такая же судьба постигнет и рэнкинги страховщиков. Да, без публикаций отчетности на сайте Банка России в прежнем агрегированном виде аналитикам добавится работы: единым массивом данных оперировать удобнее, чем собирать вручную и доводить до единообразия отчетность, предоставляемую клиентами. Но это не приговор: наши аналитики умеют это делать и будут по мере своих сил перестраиваться на новые рельсы. 

Кроме того, не вся наша аналитика строится на отчетности, публикуемой на сайте ЦБ. Множество исследований основано на анкетировании участников рынка, например исследования лизинговой отрасли. Сейчас публикуется то, что мы собрали по итогам прошлого года. Как все будет происходить дальше — покажет время. Безусловно, это абсолютно новая реальность, в которой еще предстоит определить границы и возможности агентства и эмитентов по раскрытию информации. Но мы ее не боимся. Мы справимся. 

Яна Шишкина: Как вы планируете перестраивать организационную структуру и акценты работы во внешней среде? 

Сергей Михеев: Организационная структура агентства стабильна. Перестраивать ее нет нужды. Главный актив любого рейтингового агентства — наряду с репутацией и качеством работы — это квалифицированный персонал. Найти профессионалов для работы в рейтинговой отрасли вообще довольно сложно. Института подготовки рейтинговых аналитиков не существует. Поэтому приходится набирать людей из банковского риск-менеджмента, из аудиторских компаний и обучать самим.

Яна Шишкина: Как организована работа PR-службы «Эксперт РА»?

Сергей Михеев: Одно из важнейших направлений — взаимодействие со СМИ. Тут у нас существуют давно устоявшиеся связи. Возникали они на простом принципе взаимной выгоды: в агентстве много квалифицированных аналитиков, а у журналистов есть потребность в независимом мнении по часто довольно сложным финансово-экономическим темам. 

Тут все работает достаточно просто. Если мы будем давать хорошие экспертные комментарии без лишних барьеров, то к нам будут чаще обращаться. Поэтому я делаю акцент на максимально возможной открытости, быстроте и качестве взаимодействия с прессой. Нередко журналисты обращаются в агентство не с каким-то конкретным вопросом, а с просьбой проверить их гипотезу: «Мы думаем, что это так-то, можете ли вы помочь нам подтвердить или опровергнуть наше предположение?» Как правило, просят что-то посчитать, и мы стараемся помочь. Иногда это не выливается в реальную публикацию, но мы все равно понимаем важность такого взаимодействия и такой помощи. 

Сергей Михеев («Эксперт Ра»). Фото из личного архива

Сергей Михеев («Эксперт Ра»). Фото из личного архива

Кроме того, как я уже говорил, у нас много собственных аналитических продуктов, на основе которых пытливые журналисты могут формулировать новые темы для своих заметок. Тут наши интересы тоже совпадают: мы должны публиковать нашу аналитику так, чтобы обеспечить доступ к ней как можно большему числу пользователей, а пресса должна генерировать как можно больше читабельных и кликабельных экономических материалов. Мы — в одной лодке и давно сработались со всеми крупными деловыми изданиями и их корреспондентами. У нас есть такие продукты, которые больше никто на рынке предложить не может, например исследования лизинговой отрасли. Есть уникальные продукты типа «Индекса банковского здоровья», который мы выпускаем ежеквартально. Сейчас он, к сожалению, на паузе, из-за того что отчетности нет в открытом доступе. Но в целом это самый цитируемый из всех наших аналитических продуктов.

Яна Шишкина: Со своими запросами СМИ обращаются напрямую к аналитикам или через пресс-службу? 

Сергей Михеев: У некоторых наших спикеров есть право общаться с прессой напрямую, без дополнительных согласований с PR-службой. Это люди с именем, которых журналисты хорошо знают. Они имеют высокую квалификацию и абсолютно точно понимают объем и форму подачи информации, которая приемлема для агентства. Дело в том, что в силу специфики нашей работы мы имеем доступ к большому объему непубличной информации, которая никогда не раскрывается. Если на журналистский запрос отвечает аналитик, недавно пришедший в агентство или не имеющий большого опыта общения со СМИ, то его комментарии должны сначала пройти процедуру согласования с руководителями аналитических подразделений. Потому что PR-служба не всегда может определить степень приемлемости того или иного ответа с точки зрения комплаенса.  

Но львиная доля запросов все равно приходит, конечно, через меня и моих коллег. Наша задача — сделать так, чтобы журналисту это было удобно. Некоторые представители прессы воспринимают пресс-службу как ненужного посредника, но это ошибочное мнение: именно пресс-служба облегчает жизнь самого корреспондента (не тратьте время на звонки и расшифровки, просто напишите нам, а все остальное мы берем на себя) и исключает возможность разночтения комментариев (а значит, предотвращает недопонимание и возможные конфликты на этой почве).

ТОП СЕРИАЛОВ
  • «Мост» (Bron/Broen)
  • «Мир Дикого Запада» (Wild West World)
  • «Частный детектив» (True Detective)
  • «Крах» (The Fall)
  • «Пустая корона» (The Hollow Crown)

Долгое время я был в агентстве единственным человеком, который общался с прессой. Теперь у нас есть прекрасный пресс-секретарь с опытом работы в иностранном агентстве. Но многие по привычке обращаются ко мне. Это люди, с которыми мы давно знакомы, с кем-то дружим, а с кем-то вместе работаем в агентстве. Наш руководитель редакторской группы как раз к нам пришла после многолетней работы в отделе финансов газеты «КоммерсантЪ», и, если на какие-то темы мне нужно посмотреть как журналисту, то прислушиваюсь к ее советам.

Я стараюсь всегда действовать исходя из личных особенностей каждого. Есть, например, журналисты, которые принципиально не настроены на общение через пиарщика, есть те, которым удобнее взаимодействовать с PR-службой. Тут важен индивидуальный подход. Любой журналистский запрос достоин обратной связи, но аналитик может быть занят (рейтинговый комитет, встреча с клиентом и т.д.) или просто не в настроении комментировать (все мы люди), и моя задача — пройти между этих «капель дождя» и оказаться в нужное время в нужном месте с нужной информацией.

Яна Шишкина: Кто ваша целевая аудитория и как вы с ней работаете?

Сергей Михеев: Кредитные рейтинги, как правило, интересуют публику, которую можно условно разделить на две группы: это наши клиенты, эмитенты, и инвесторы — как институциональные, так и розничные.

Для клиентов главное — получить справедливую профессиональную оценку в установленные договором сроки. Тут наша роль проста: обеспечить качественное раскрытие рейтинговых действий на нашем сайте и на других площадках в интернете, разослать пресс-релизы СМИ и провайдерам деловой информации, публикующим наши рейтинги, ответить на сопутствующие вопросы. Мы не занимаемся пиаром клиентов, у них есть свои специалисты, в том числе IR. Я могу только помочь консультациями. Они востребованы: коллеги из клиентских PR-служб довольно часто обращаются с просьбой оценить корректность и согласовать те или иные формулировки их собственных релизов, связанных с рейтингами. 

Для инвестора же главное — всегда иметь доступ к информации о рейтингах. Мы считаем, что не менее важно постоянно быть на связи с инвесторами, помогая им правильно интерпретировать рейтинговую информацию. 

Кстати, это стало особенно актуальным, когда существенно выросло число розничных инвесторов. В этой связи нам пришлось корректировать коммуникационную стратегию, потому что до определенного времени рейтинг был исключительно B2B-историей. Но за последние пару лет на долговом рынке появился большой класс частных инвесторов, «физиков». В своем инвестиционном анализе многие из них ориентируются среди прочего и на кредитные рейтинги. Появился очень большой объем активов, так называемых высокодоходных облигаций (ВДО), которые привлекают розничных инвесторов. ВДО — это бумаги небольших компаний, имеющих рейтинги на спекулятивных уровнях. Инвестиции в такие облигации несут определенные риски для инвесторов. «Институционалы» понимают, что такое кредитный рейтинг, как его правильно читать, как на него ориентироваться и как его интерпретировать. Но в случае с розничными инвесторами это далеко не всегда так. Многие из них полагают, что наличие у компании кредитного рейтинга любого уровня — это уже показатель надежности ее бумаг. Они воспринимают рейтинг как гарантию от дефолта. Отсюда вопросы типа: «У компании же был ваш рейтинг, почему она обанкротилась?» или обвинения вроде: «Вы же присвоили им стабильный прогноз, вы не предвидели, что они могут уйти в дефолт?!» Все это происходит от непонимания сути кредитного рейтинга. Многие считают рейтинг каким-то абсолютным показателем, тогда как он, напротив, является индикатором относительным. А «стабильный» прогноз вовсе не означает, что все будет «стабильно хорошо». Это означает только то, что потенциала для изменения рейтинга нет, и если он находится на уровне «ruССС», то на этом крайне низком уровне он и останется, а улучшений не предвидится.

ТОП РОК-АЛЬБОМОВ
  • Pink Floyd — Wish you were here, 1975 
  • Metallica — …And Justice For All, 1988 
  • Queen — A Night at the Opera, 1975 
  • Genesis — Selling England by the Pound, 1973 
  • Ozzy Osbourne — Blizzard of Ozz, 1980

Когда мы увидели, что не очень высокий уровень финансовой (в частности, рейтинговой) грамотности приводит инвесторов к неправильным рыночным решениям и неадекватным реакциям в отношении рейтингового сектора, мы начали пересматривать свою коммуникационную стратегию. Стали вводить новый периметр — взаимодействие с «физиками». Сделали на сайте раздел «Ликбез». Там публикуются ответы на вопросы, поступающие к нам от розничных инвесторов, а также разъяснения важнейших принципов работы агентства. 

Я специально зарегистрировался в нескольких чатах, где общаются между собой розничные инвесторы, чтобы отслеживать, что они говорят о кредитных рейтингах тех или иных эмитентов. Это помогает держать руку на пульсе и вовремя реагировать, если возникает какое-то недопонимание. Часто приходится вступать в диалог напрямую, информировать инвесторов о принципах работы агентства, разъяснять наши регламенты, методологии и так далее. Иногда приходится запрашивать дополнительную информацию у профильных аналитиков. Здесь я выступаю как коммуникатор — стараюсь максимально быстро устранять дисбаланс в понимании нашей работы. 

Яна Шишкина: Существуют ли для PR-службы приоритеты в развитии тех или иных направлений работы агентства? 

Сергей Михеев: Приоритеты зависят от повестки. Лично у меня отношение ко всем нашим направлениям одинаковое: любой наш продукт заслуживает того, чтобы он был опубликован и «расшарен» на максимально широкую аудиторию. Но какие-то темы у нас традиционно охвачены широко — имеют очень давнюю историю, участники рынка уже знают примерные даты публикаций и ждут их выхода, чтобы включить наши цифры в свои пресс-релизы или отчеты для инвесторов. А какие-то — напротив — стали актуальными совсем недавно, и приходится изучать что-то новое, формировать новый пул журналистов, которые могут быть в этой теме заинтересованы. В любом случае нужно ориентироваться в страховой и банковской аналитике, рынке ценных бумаг, чтобы понимать, что от нас СМИ хотят и можем ли мы этот интерес удовлетворить.

Главный актив любого рейтингового агентства — это доверие. Если рынок и СМИ ценят твое мнение, то это главный критерий, по которому ты можешь оценить качество своей работы.

Яна Шишкина: Как выглядит типичный рабочий день главы PR-службы в «Эксперт РА»? 

Сергей Михеев: День обычно начинается с утреннего мониторинга СМИ. Хотя, если честно, я этим занимаюсь в режиме 24/7. Это касается всех новостей — не только редакционных, но и в соцсетях, Telegram-каналах. Когда я дома наливаю свою первую чашку кофе, уже начинаю читать новости. А заканчиваю только перед сном — многие материалы в прессе выходят после полуночи. Это важно с точки зрения управления репутацией агентства, так как никакие СМИ не застрахованы от ошибок в передаче данных, цифр, в интерпретации комментариев или расстановке акцентов. 

ТОП ФИЛЬМОВ
  • «Хороший, плохой, злой», 1966 
  • «Черная кошка, белый кот», 1998
  • «Форрест Гамп», 1994 
  • «Отель “Гранд Будапешт”», 2014 
  • «Охотник на оленей», 1978 

А в целом у меня нет высеченного в граните ежедневного шаблона, все зависит от насущных задач. Если приходит новая аналитика, я занимаюсь ей, если мы готовим какое-то мероприятие, то я сосредоточен на подготовке к нему. Вышла какая-то интересная новость, которую мы можем прокомментировать в СМИ или собственном Telegram-канала, — занимаюсь этим.

Яна Шишкина: За последнее время рабочий день как-то изменился или все осталось, как раньше?

Сергей Михеев: Появилось чуть больше ощущения свободы. Это влияние «удаленки», которая стала актуальна во время карантина. Я, наверное, стал более мобилен, стал привыкать к решению насущных вопросов не из офиса, а из любой точки в пространстве. Хотя, в общем-то, и в этом нет ничего особенно нового, у меня никогда не было привычки, например, «отрубить» телефон во время отпуска. Один раз журналисту не ответишь, второй не ответишь, а в третий раз он просто больше не позвонит. В нашей работе главное — не обмануть ожидания тех, с кем ты в постоянном контакте. 

Яна Шишкина: Самый интересный банковский PR-кейс в 2021 году? Что зацепило, запомнилось?

Сергей Михеев: Громкие банковские PR-кейсы, как правило, очень сильно завязаны на маркетинг в рознице. Мне это не очень интересно, но если сильно упрощать, то создается ощущение, что везде царит такая «тиньковщина» в хорошем смысле, «Тинькофф» все копируют. Личность и темперамент создателя там навсегда и в коммуникационной стратегии, и в бизнес-модели.

 

Яна Шишкина: Какими качествами должен обладать профессиональный пиарщик в кризисных ситуациях и в более или менее спокойной обстановке? 

Сергей Михеев: В кризисной, да и вообще в любой ситуации главное — это умение выбирать меньшее из зол и иметь смелость решительно воплотить это в жизнь, взять на себя ответственность. Самое плохое в кризисной коммуникации — это промедление и неумение брать на себя риски.Но это, наверное, написано в каждой методичке по кризисному реагированию, и это настолько же верно, насколько и банально. 

Три совета начинающим пиарщикам 
  1. Помнить всегда, что любое твое действие оставляет след, который будет влиять на тебя в будущем. Береги честь смолоду, как говорится.

  2. Не быть снобом. Не быть высокомерным по отношению к журналистам, даже к начинающим. Им, наоборот, нужно помогать, сегодняшний выпускник журфака — это, вполне возможно, завтрашний главред. 

  3. Максимально автоматизировать рутину, чтобы оставалось время на творчество и поиск новых идей. 

В кризисных ситуациях самое сложное — то, что ты действуешь не в полной мере от своего имени. Есть решения акционеров, есть решения топ-менеджмента. Антикризисная стратегия реализуется не одним лишь пиарщиком, это большая цепочка решений, и многое зависит от того, насколько пиарщик самостоятелен и каким аппаратным весом обладает в компании. Бывает, что пиарщик (может, даже против своей воли) выступает в роли статиста и просто транслирует без рефлексии то, что ему скажут. Это — как у дизайнеров. 

Результат работы дизайнера — это в первую очередь то, что согласовал заказчик. Поэтому, если ты видишь какой-то некрасивый рекламный плакат, то это необязательно значит, что у дизайнера кривые руки. Просто у клиента такие представления о прекрасном. То же самое с пиаром.

Яна Шишкина: Снизится ли в 2022-2023 годах PR-активность на рынке в целом? 

Сергей Михеев: С чего бы это? Банальный пример из любого учебника по менеджменту: около 80% времени или даже больше самолет летит в режиме автопилота, и только 20% приходится на деятельность экипажа, однако никто никогда не выпустит самолет под управлением одних лишь роботов, без людей. Так вот пиарщик в компании — как раз тот экипаж, который включается на взлете и при посадке, то есть в моменты, когда риски возникновения нештатных ситуаций возрастают. Ближайшие несколько лет — это, продолжая летную тематику, время больших турбулентностей и нештатных ситуаций на борту. В таких условиях от профессиональных пилотов, конечно, никто не откажется. 

Сергей Михеев («Экперт РА»). Фото: архивное фото

Сергей Михеев («Экперт РА»). Фото: архивное фото

Причем, я имею в виду именно «инхаус»-PR. Это важно. Когда эту работу передают на аутсорс, часто случаются сбои, а еще чаще — просто смешные ситуации. Например, у одного небольшого банка, нашего клиента, пресс-служба на аутсорсе, и вот однажды они мне присылают пресс-релиз банка о том, что мы им рейтинг подтвердили. Я удивился, но решил, что это просто прислали по ошибке. Отправил в корзину молча. А через день мне начали названивать эти самые пиарщики на аутсорсе с вопросом, получили ли мы их (а по сути — наш) релиз. Я, конечно, вежливо объяснил нелепость этой ситуации, и она была исчерпана. Но это же не единичная история, когда пиарщики «на абонентке», не особо вникая в особенности бизнеса и даже не имея выверенных баз для своих рассылок, стреляют «из пушки по воробьям» за бюджет заказчика. Вот таких кейсов, я думаю, действительно станет меньше. Компании будут сокращать такие бесполезные расходы и сделают выбор в пользу профессионалов внутри. 

Конечно, автоматизация рутины — это must have, но любое решение или технология требуют донастройки с помощью рук и мозгов конкретного специалиста под конкретный бизнес. Так, у нас есть подписка на новостной агрегатор, который умеет автоматически делать мониторинги, но для того чтобы получить нормальный результат без информационного мусора, пришлось несколько раз делать тюнинг алгоритма сбора данных.

Яна Шишкина: Есть ли в агентстве KPI для PR? Какие критерии важны здесь и сейчас, а какие, возможно, появятся? 

Сергей Михеев: Все просто — выполнение плана, который мы составляем в начале года. Если мы берем какие-то PR-индексы, то с этим большая проблема, потому что нет никакого единого бенчмарка, по которому можно было бы мерить компании даже в рамках одной отрасли. Самый простой индикатор — это банальное число упоминаний компании в сравнении с конкурентами. 

Яна Шишкина: Индекс цитируемости?

Сергей Михеев: Да, упоминаемость компании вообще и цитируемость, или индекс прямой речи. Для нас важнее поддерживать второй показатель. Но и общая упоминаемость, когда неперсонифицированно ссылаются на наши данные и аналитику, тоже важна. Бывает, что в анализ включаются индексы негативных публикаций и индексы позитива, но в нашей отрасли это практически не работает. Если мы понижаем кому-то рейтинг, то роботы в системе мониторинга СМИ автоматически засчитывают это как негатив, а это далеко от реальности: если мы понизили рейтинг условно «плохой» компании, то есть сделали вовремя правильные рейтинговые действия, то для агентства это как раз позитивная новость.

Слева направо: Сергей Михеев, руководитель пресс-службы, Александра Багило, ведущий менеджер по связям с общественностью, Елена Лыкова, пресс-секретарь, Андрей Демчук, ведущий специалист по рекламе, Мария Сарычева, руководитель редакторской группы. Фото: «Эксперт РА»

Слева направо: Сергей Михеев, руководитель пресс-службы, Александра Багило, ведущий менеджер по связям с общественностью, Елена Лыкова, пресс-секретарь, Андрей Демчук, ведущий специалист по рекламе, Мария Сарычева, руководитель редакторской группы. Фото: «Эксперт РА»

У меня есть KPI, у меня есть стратегия, которую мы принимаем на год, в ней план по мероприятиям, план по публикациям. Иногда мы придумываем какие-то коммуникационные спецпроекты. В позапрошлом году мы с «Ведомостями» к их юбилею сделали проект «20 лет российской экономики». Мы для них готовили фактуру, аналитику по 20 отраслям — как там за 20 лет все изменилось. Регулярно сотрудничаем с редакциями по выпускам отраслевых приложений.

Яна Шишкина: Но сейчас все компании будут вырабатывать какую-то новую стратегию, и пока никто не знает, как она сложится…

Сергей Михеев: Совершенно верно. И то, что рейтингуемые нами компании (особенно если они попали в санкционный периметр) будут более закрытыми, отразится и на нас. Как минимум в рейтинговых пресс-релизах раскрываемой информации будет меньше.

 







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ