Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Мы интегрируем ESG-принципы в деятельность всех подразделений
19.05.2021 FinRetailАналитика

Мы интегрируем ESG-принципы в деятельность всех подразделений

Дмитрий Средин, руководитель управления по работе с крупными компаниями и отдела инвестиционно-банковских продуктов Райффайзенбанка, рассказал «Б.О» о роли банка как части международной группы в развитии ESG-принципов в реальной экономике


Дмитрий Средин, руководитель управления по работе с крупными компаниями и отдела инвестиционно-банковских продуктов Райффайзенбанка— Дмитрий, что для вашего банка означает переход на ESG-менеджмент? Как сильно и что именно вам придется менять для перехода на его принципы?

— Мы перешли на ESG-менеджмент в рамках всей группы RBI, которая активно развивает повестку устойчивого развития: за последние несколько лет была разработана стратегия и были сформулированы цели и KPI, а также получен наивысший среди банков рейтинг устойчивого развития — на уровне C+ (от агентства ISS ESG). С 2018 года RBI выпускает зеленые облигации, к 2025 году вся группа планирует до 30% своего валового дохода формировать за счет работы с «устойчивыми» клиентами и продуктами, и это очень амбициозный план.

В 2020 году стартовал собственный ESG-проект Райффайзенбанка в России, охватывающий все стороны деятельности банка и включающий несколько направлений. В рамках стратегического направления разрабатывается собственная стратегия устойчивого развития, планируется получение ESG-рейтинга от международного агентства, а также подготовка нефинансовой отчетности. 

— Что ваш банк сделал для перехода на принципы ESG уже сегодня?

— Райффайзенбанк в России интегрирует ESG принципы в операционную деятельность всех подразделений. Мы уделяем особое внимание анализу инвестиционного портфеля на предмет наличия зеленых и социальных проектов, анализу ESG-рисков, развитию инструментов ответственного финансирования, а также системе сбора и анализа нефинансовых данных, минимизации собственного негативного воздействия на окружающую среду, вовлечению сотрудников в зеленую и социальную повестку, разработке прозрачной системы KPI и раскрытию нефинансовой информации. 

У Райффайзенбанка есть цели по устойчивому развитию в направлениях энерго- и водосбережения, раздельного сбора отходов, экономии бумаги, выбора поставщиков, отвечающих критериям устойчивого развития, вовлечения сотрудников. Например, мы закупаем энергоэффективную бытовую и офисную технику с экологической сертификацией, переходим на офисные товары, изготовленные из переработанного сырья, следуем принципам повторного использования для некоторых категорий товаров. В 2020 году банк сократил количество рекламной полиграфии, внедрил раздельный сбор мусора, также мы регулярно организуем сбор вещей, которым даем вторую жизнь.

— Выдавали ли вы раньше зеленые кредиты и выпускали ли зеленые облигации? Если да — какие именно проекты у вас были и как вы их оценивали и оцениваете? 

— В этом году мы выдали два кредита, которые соответствуют принципам устойчивого развития. Один из них — синдикат для группы Nordgold. Процентная ставка кредита привязана к показателю устойчивости бизнеса от ведущего независимого международного поставщика рейтингов устойчивости EcoVadis. Если говорить о продуктах, то в сентябре 2020 года УК «Райффайзен Капитал» запустила ESG-фонд «Райффайзен — США». «ОПИФ Райффайзен — США» — первый в России фонд, который будет использовать европейский скоринг при выборе эмитентов, входящих в состав ПИФа. Консультантом по скорингу компаний выступит команда Raiffeisen Capital Management во главе с Вольфгангом Пиннером, одним из лучших специалистов в области ESG-инвестиций в Европе.

Кроме того, недавно мы изменили структуру нашего инвестиционно-банковского подразделения, выделив отдельное направление Advisory. Многим, даже крупным корпоративным клиентам требуются поддержка и внешние компетенции в области ESG. Команда Advisory займется консультированием клиентов по вопросам привлечения финансирования и повышения акционерной стоимости, в том числе по ESG-направлению. 

— Насколько сложен будет переход на ESG-принципы для российских банков и нет ли преимуществ у банков с иностранным капиталом?

— Во многих крупных западных банках ESG повестка формировалась годами, пройдены этапы анализа и постановки стратегических целей, выработаны принципы нефинансовой отчетности и подходы к ее аудиту, определены процедуры выявления ESG-рисков, разработаны продукты и инструменты, соответствующие требованиям ответственного финансирования как корпоративного бизнеса, так и клиентов — частных лиц. Особенностью ESG является то, что эти принципы и подходы не скрываются за завесой корпоративной конкуренции или банковской тайны, наоборот, о них принято говорить открыто. В Европе запрос на экологичность и устойчивость складывался несколько последних десятилетий, эта тенденция в последние годы распространилась на американские и азиатские банки. Российские банки и компании, конечно же, не могли остаться в стороне от глобального процесса, но нам есть чему поучиться и что перенять у наших зарубежных коллег. И мы, безусловно, готовы делиться такой информацией и опытом с коллегами-банкирами на различных площадках, включая платформы Ассоциации банков России и Ассоциации европейского бизнеса в Москве.  

— Нужно ли стимулирование со стороны государства, и если да — какое именно?

— Практика показывает, что регуляторная поддержка является гарантом эффективности системы ответственного финансирования и перехода на низкоуглеродное развитие в целом. Механизмы стимулирующих мер уже активно обсуждаются на уровне Банка России и ВЭБ РФ. Мы ожидаем, что в течение года появятся рабочие механизмы поддержки всех участников рынка. По нашему мнению, такое стимулирование ждут все участники рынка: заемщики, инвесторы и финансовые организации. Так, предоставление налоговых льгот при эмиссии зеленых облигаций, наличие дополнительных стимулов при реализации зеленых проектов, субсидирование ставки купона по зеленым облигациям и субсидирование кредитных ставок, компенсация затрат на выпуск ответственных инструментов, а также снижение налоговой базы от прибыли по операциям с инструментами ответственного финансирования способны увеличить привлекательность таких инструментов для наших клиентов. 

Мы будем рады поддержать наших клиентов в финансировании проектов, направленных на минимизацию негативного воздействия на окружающую среду и на общество в целом. Развитие механизмов повышения кредитного качества ответственных инструментов, в том числе за счет создания государственных гарантий, позволит нам предлагать более выгодные условия финансирования зеленых проектов.

— Участвуете ли вы в разработке методов и способов стимулирования и принципов ESG-банкинга в России?

— Райффайзенбанк входит в рабочую группу ВЭБ.РФ, которая разработала национальные стандарты зеленого финансирования. Мы также входим в рабочие группы ЦБ, Ассоциации банков России и планируем и далее активно участвовать в инициативах в сфере ответственных финансов.

— Сейчас много говорят в том числе об ESG-инвестициях. Одни уверены, что это новый тренд, другие — что не все, что хорошо для общества, хорошо для инвестпортфеля. Как вы считаете, кто выиграет в противостоянии «ESG против греховных компаний» в портфеле частных и институциональных инвесторов? Учитывая, что военные конфликты, наркотики, табак и алкоголь по-прежнему являются высокодоходными инвестициями?

— Мы считаем, что роль финансовых организаций состоит в том числе в стимулировании рынка на переход к низкоуглеродному развитию, что позволит повысить привлекательность компаний, не наносящих существенный вред окружающей среде, в портфелях инвесторов, учитывающих ESG принципы. Российская экономика построена на отраслях, которые, как правило, не признаются инвесторами ответственного финансирования в связи с высокими экологическими рисками, и, на наш взгляд, этот разрыв необходимо минимизировать посредством реализации зеленых проектов. Уже сейчас крупнейшие российские игроки разворачивают масштабные проекты по сокращению углеродного следа своей продукции, что не может остаться без внимания. 

 

 

Тренд на вывод активов из бизнеса, связанного с производством оружия, табака, алкоголя и наркотиков, прослеживается среди всех ответственных инвесторов на глобальном уровне. В частности, в биржевые ESG-фонды не попадают бумаги таких компаний, а крупнейшие международные инвесторы вносят коррективы в свои инвестиционные политики, ограничивая или исключая финансирование табачной промышленности, игорного бизнеса, производства алкоголя, табака и др.  

— Как и где в вашем банке будет решаться конфликт между потенциальной доходностью и ESG?

— В основе бизнеса Группы Райффайзен всегда лежали принципы, во многом схожие с современными подходами ESG. Сиюминутная выгода никогда не противопоставлялась созданию долгосрочного партнерства, содействию развитию и применению лучших практик (экологических, социальных и корпоративных). Мы традиционно входим в число наиболее желанных работодателей России, строим отношения с клиентами на принципах взаимной выгоды и сотрудничества. Пока применение практик зеленого кредитования и организация выпуска зеленых облигаций никак не стимулируются российским рынком и регулятором и не компенсируют банкам разницу в доходности. Но рынки уверенно движутся в направлении большей экологичности и социальной ориентированности, к тому, что стоимость бизнеса будет оцениваться не только на основании коэффициентов RoE, RoA, CIR и пр., но и в привязке к стабильности и «вязкости» клиентской базы, созданию долгосрочной стоимости для общества и клиентов, содействию повышения экологичности и минимизации негативного воздействия производств на природную среду. Облегчение доступа к долговому и акционерному капиталу для бизнесов, оставляющих нулевой углеродный след, бизнесов, обеспечивающих сохранение климатического равновесия, социального баланса и поддержку местных сообществ, — в этом мы видим ведущую роль банков как проводников ESG-принципов в реальную экономику.