Финансовая сфера

Банковское обозрение


18.12.2020 FinRegulationFinRetailFinTechАналитика
Помогать маленьким

В 2020 году банки реструктурировали 15% кредитного портфеля МСП и незначительно снизили объемы кредитования сектора. Тем временем фокус внимания малого бизнеса постепенно смещается в сторону экосистем


В результате пандемии у 85% МСП упали финансовые показатели. Самые негативные последствия ощутили компании с численностью сотрудников менее 100 человек. Уже 60% МСП имеют просрочки по арендным платежам, и многие отказались от аренды офиса. До 34% компаний отправляли сотрудников в отпуск за свой счет, а 18% уволили часть персонала. Такие данные привела директор направления в области исследований человеческого капитала Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) Людмила Спиридонова на Ежегодном форуме по взаимодействию МСП и финансового сектора «FinSME_2020». Мероприятие провели журнал «Банковское обозрение» и аналитический центр «БизнесДром» 16 декабря в онлайн-формате.

МСБ скорее жив

Три четверти МСП не вошли в список наиболее пострадавших от коронавируса отраслей, но на практике пострадали практически все, считают выступавшие на форуме эксперты. По данным исследования НАФИ, сильнее других кризис затронул предприятия общественного питания, туризма и отдыха, а также торговли. У 62% предпринимателей не было финансовой подушки безопасности, у остальных она в большинстве случаев оказалась недостаточной. При этом 70% предпринимателей старались адаптироваться к ситуации, в том числе снижая расходы на маркетинг, рекламу и IT. Как ни парадоксально, общий индекс цифровизации бизнеса на фоне пандемии не вырос, отметила Людмила Спиридонова.

По данным Павла Сигала, первого вице-президента «Опоры России», около 800 тыс. МСП за первую волну пандемии прекратили свое существование. Для 40% МСБ удаленная работа оказалась физически невозможной, рассказал Александр Молоканов, руководитель по стратегическому развитию блока «Средний и малый бизнес» Промсвязьбанка. По его словам, малый бизнес сокращал издержки за счет уменьшения арендной платы и заработной платы сотрудников, развивал сервисы доставки и электронной коммерции. «В сентябре 53% опрошенных нами предпринимателей заявили, что восстановят свои показатели в течение 1–3 лет, если не будет принято жестких мер, как весной», — продолжил Александр Молоканов.

Объем платежей МСБ восстанавливается, сообщил директор дивизиона «Малый и микробизнес» Сбербанка Алексей Шашкин. Быстрее других «поднимаются» строительство и производство, медленнее — сельское хозяйство, туризм, телекоммуникации, IT и разработка ПО. Количество активных торговых точек к осени вышло на уровень первого квартала 2020 года. К предпринимателям возвращаются клиенты, но ситуация в непродовольственном ретейле хуже, чем в продуктовом, — этот сегмент пока не вышел на докризисный уровень.

«На данный момент мы фиксируем не так много сообщений банков о просрочках», — сказал Антон Купринов, исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы. Заемщики категории МСП чувствуют себя по-разному: некоторые работают, как раньше, а другие уже заявили о том, что будут закрывать бизнес. Среди последних, например, поставщики непродовольственных товаров для крупных федеральных сетей. Спрос сильно упал, произошло затоваривание складов, и эти компании с трудом выполняют свои обязательства.

Под знаком реструктуризации

Чтобы не допустить массовых неплатежей, банки реструктурировали в 2020 году более 90 тыс. договоров на сумму 825 млрд рублей, то есть 15% кредитного портфеля МСП. Один только Сбербанк реструктурировал более 60 тыс. кредитов на сумму 95 млрд рублей. Большая часть реструктуризаций прошла по собственным программам банков.

Банк России позволил кредитным организациям не проводить переоценку имущества банков и заемщиков, а также не создавать повышенные резервы при реструктуризации ссуд. Параллельно был принят Закон № 106-ФЗ, вводящий кредитные каникулы, напомнил начальник Управления финансовой доступности Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России Роман Марков. Кроме того, регулятор рекомендовал БКИ не ухудшать кредитный рейтинг заемщиков при реструктуризации. Поток обращений по юрлицам и по субъектам МСП, который в этом году получила Служба, стал для нее большим вызовом, признался Роман Марков.

Заемщики ликвидируемых финансовых организаций также имеют возможность получить поддержку в рамках программ реструктуризации, заверил Алексей Мишин, руководитель Центра правовой поддержки бизнеса (ЦППБ) Московского отделения «Деловой России». На сегодняшний день под управлением АСВ находится свыше 400 финансовых организаций с совокупными балансовыми активами более 4 трлн рублей, включая требования по возврату ссудной задолженности. АСВ как конкурсный управляющий формирует конкурсную массу. По соглашению АСВ и «Деловой России» ЦППБ оказывает юридическую поддержку и помогает выстроить диалог между предпринимателями — заемщиками ликвидируемых банков и Агентством, т.е. выступает медиатором взаимодействия всех вовлеченных сторон: Агентства, предпринимателей и банков. Ведь без такого взаимодействия, предпринимателям зачастую не остается никакого пути, кроме банкротства.

При этом уже в следующем году банкам придется дорезервировать реструктурированные кредиты. Банковскому сообществу дата выхода из такой «заморозки» кажется преждевременной, заявил вице-президент АБР Алексей Войлуков. «Реструктуризация сыграла позитивную роль, но ее сроков явно недостаточно, так как бизнес еще не восстановился», — согласился Александр Арифов, председатель правления «Руна-Банка».

Многим предпринимателям очень помогла бы реструктуризация со значительным увеличением срока кредита и снижением процентов. Но такое снижение долговой нагрузки для клиента оборачивается падением доходности для банка, к чему готовы далеко не все кредитные организации, отметил Александр Арифов.

Что дальше?

Вслед за набирающей обороты реструктуризацией все острее звучит вопрос: вернут ли предприниматели взятые кредиты? Реструктуризация позволяет предпринимателю не отчаиваться, взять передышку и принять меры, — считает Александр Арифов. — Но под большое количество предпринимательских кредитов заложены личные активы, например квартиры, в которых живут предприниматели и их семьи. Поэтому проблема из чисто экономической может перерасти в социальную, опасается эксперт.

Череда дефолтов еще впереди, уверен Антон Купринов, и некоторые из них могут быть крупными. «К сожалению, заемщики не становятся прозрачнее, — отметил он. — Наоборот, они ведут бухгалтерию аккуратнее: налоговая оптимизация выросла, увеличились техническая “кредиторка” и “дебиторка”, намного больше средств выводится из бизнеса, и это — тревожный знак».

Доля просроченной задолженности в портфелях МСБ составляет 12%, но во второй половине 2021 года может увеличиться до 13–14%, считает управляющий директор группы рейтингов финансовых институтов НКР Михаил Доронкин. До 70% реструктурированной задолженности приходится на компании в сфере операций с недвижимостью, HoReCa (ресторанный бизнес и отели) и торговли.

Основной удар при реализации кредитных рисков получат малые и средние банки, уверен Михаил Доронкин. Доля просроченной задолженности МСП в банках вне топ-30 уже сейчас составляет 27%, в то время как в топ-30 — 7%.

В среднем в перспективе ближайшего полугодия просрочка вполне может вырасти до 20%, пессимистично заметил Павел Самиев, генеральный директор аналитического центра «БизнесДром», председатель Комитета «Опоры России» по финансовым рынкам.

Кредитование: в Москве упало сильнее

По итогам 10 месяцев 2020 года кредитование МСБ постепенно восстанавливается, хоть и медленнее, чем хотелось бы, заявил Роман Марков. Задолженность с начала года выросла на 17% и составляет 5,5 трлн рублей.

Объем кредитования МСП в 2020 году снизился на 4%, отметил Михаил Доронкин. При этом 23% кредитов выдаются по программам господдержки — под 2% и под 0% (кредиты на выплату зарплаты). По словам Романа Маркова, Банк России в 2020 году выделил на эти цели льготное фондирование в размере 500 млрд рублей, и практически вся сумма уже выбрана. Без госпрограмм сокращение выдач составило бы все 11%, полагают в НКР.

При этом в Москве за время пандемии кредитование малого бизнеса «просело» на 30–35%, отметил Антон Купринов. Существует проблема доступа банков к программам поддержки МСП, заявил Павел Самиев. По его мнению, требования по количеству запрашиваемых документов избыточны. Кроме того, институты развития не раскрывают методологию оценки финансовых коэффициентов банков, хотя у рейтинговых агентств она прозрачна. «Институты развития должны иметь право на риск и доверять банкам, желающим участвовать в программах поддержки МСП», — добавил Александр Арифов. По мнению Павла Сигала, нецелесообразно было исключать из программ поддержки подавляющее большинство банков с базовой лицензией.

Как бы то ни было, доля малых и средних банков в сегменте кредитования МСП в этом году перестала снижаться: на них приходится 21% выдач, сообщил Михаил Доронкин. А по статистике Банка России, среди заемщиков стало больше микропредприятий.

Многие банки разработали свои программы льготного кредитования. Например, Совкомбанк в этом году выдал 8,8 млрд рублей в рамках программы «696», рассказал Денис Притуло, заместитель директора департамента кредитования. За счет высокого уровня автоматизации время рассмотрения заявки было сокращено с нескольких часов до нескольких минут, одобрение получили 99% заявок.

По словам Антона Купринова, в Москве в этом году заработала программа субсидирования процентных ставок по кредитам МСП без ограничений по видам деятельности, и интерес к программе достаточно большой. По итогам года кредитный портфель МСБ вырастет примерно на 20%, до 5,6 млрд рублей, а в 2021 году — еще на 15%, до 6,4 млрд рублей, прогнозируют в НКР.

По мнению Владимира Гамзы, председателя Комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям ТПП России, отдельного внимания заслуживает реформа институтов развития. В результате объединения МСП Банка и банка Дом.РФ может получиться «обычный коммерческий банк», а малый бизнес останется без поддержки. Необходимо преобразовать вновь создаваемый банк в головной банк холдинга муниципальных и региональных кредитных организаций, действующих в интересах развития МСБ, считает Владимир Гамза.

Свет клином не сошелся

Между тем экосистемы в ближайшее время активно потеснят банки в сегменте МСП, полагают эксперты. Банки тратят огромные деньги на создание приложений и ДБО, а зачем? — задался вопросом советник председателя правления, куратор блока МСБ банка «Восточный» Николай Петелин. Правильная история — своими сервисами встраиваться в привычную клиенту среду. По его мнению, интернет-банк — вчерашний день, а конкурентную борьбу возглавят те, кто будут оказывать финансовые услуги в мессенджерах. Благодаря модели Bank as Service клиент получит возможность самостоятельно создавать набор необходимых ему банковских функций.

С успешностью подобной бизнес-модели согласился и Семен Теняев, основатель и генеральный директор Группы ВБЦ. Он привел в пример китайский мессенджер WeСhat и корейскую соцсеть Kakaotalk, «выдавившую» с локального рынка все аналоги благодаря интегрированным банковским услугам и e-commerce. «Банкам нужно идти туда, где у клиентов возникает финансовая потребность, — прокомментировал Семен Теняев. — Людям важнее продукт или услуга, а не название банка».

Если WeChat выйдет в Россию со всеми своими технологиями, то он вытеснит все мессенджеры, — продолжил дискуссию Антон Тихомиров, исполнительный директор Межотраслевого агентства регионального экономического развития (МАРЭР). По его мнению, ключ к развитию финансового рынка, как и любого другого, — во взаимной интеграции экосистем. Клиенты хотят «бесшовно» решать свои задачи, не переключаясь между площадками. Так, МАРЭР разработало финтех-платформу atfn — экосистему госзаказов.

Антон Тихомиров (МАРЭР). Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Все продукты на финансовом рынке уже придуманы, а предложение превышает спрос, считает Антон Тихомиров. Дело за правильным сервисом. И если еще 2-3 года назад на рынке доминировала «продуктоцентричная» модель, то сейчас она сменилась на «клиентоцентричную». Именно по этой причине банки все еще вкладывают деньги в ДБО — им важнее удерживать старых клиентов, а не привлекать новых.

Дело не в размере

«Чем малый банк может удовлетворить потребности клиента лучше экосистемы?» — задал вопрос коллегам Арсений Поярков, президент «БизнесДром», руководитель рабочей группы «Опоры России» по проблемам блокировки счетов.

По мнению Александра Арифова, в рамках экосистем клиентов можно ранжировать по закрытым алгоритмам, которые понизят их рейтинг. Малые и средние банки, в свою очередь, готовы индивидуально разбираться с каждым клиентом и «реабилитировать» тех из них, кто случайно попал в список сомнительных организаций.

Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Фото: Наталья Радаева/«Б.О»

Пережить экосистемы банкам позволят трансформация активов и увеличение кредитного портфеля, максимальное использование инструментов поддержки МСБ и рефинансирования, а также диалог с регулятором, уверен Александр Арифов. Он напомнил, что три года назад на финансовом рынке уже «грянул гром» в виде разделения банковского сектора на две большие группы. Но по факту пропорционального регулирования как такового нет, за исключением небольших послаблений для банков с базовой лицензией. Процессы консолидации банковских капиталов в 2021 году ускорятся, причем прежде всего среди малых региональных банков, прогнозирует Александр Арифов.

Мнение эксперта

Антон  Тихомиров, исполнительный директор Межотраслевого агентства  регионального экономического развития (МАРЭР)Антон Тихомиров, исполнительный директор Межотраслевого агентства регионального экономического развития (МАРЭР)

Рынок госзакупок остается основополагающим для экономики России, достигая трети ВВП страны. Это значит, что ему присущи все особенности, характеризующие экономику. Что касается рынка госзакупок в общем, то системные причины изменений за последние годы такие:

  • завершение этапа электронизации госзакупок и закупок госкомпаний, в рамках которых закупки у субъектов МСП также осуществляются только в электронной форме;
  • упрощение закупок в рамках реализации «нацпроектов», массовые изменения в 44-ФЗ и 223-ФЗ, вступившие в силу в 2020 году, и очередной пакет изменений («оптимизационный пакет»), ожидающий нас уже в апреле 2021 года;
  • вступление в силу Закона об инвестиционных платформах (с 1 января 2021 года), позволившего создавать кредитные продукты с привлечением пула инвесторов;
  • решения правительства Российской Федерации о введении обязательной квоты закупок у субъектов МСП в 2015–2020 годах;
  • пандемия и борьба с ее последствиями, отразившаяся в переносе большинства закупок на первую половину 2020 года и антикризисных мерах поддержки бизнесу;
  • сокращение кредитования на фоне снижающихся процентных ставок, которое происходит в России с 2016 года.

Это привело к тому, что, согласно мониторингу Минфина России, объем закупок крупных российских заказчиков у субъектов МСП с начала года достиг почти 2 трлн рублей, что на 60 млрд рублей (или на 3,2%) выше аналогичного прошлогоднего показателя. При этом большая часть закупок осуществляется исключительно в электронной форме.

Однако в секторе кредитования в первом полугодии 2020 года произошли сильное падение спроса нефинансового сектора на кредиты, а также ужесточение банками условий кредитования. В третьем квартале спрос на кредиты возрос, а требования банков слегка смягчились. Введенные меры поддержки бизнеса (кредитные каникулы, льготные и невозвратные кредиты) спровоцировали оживление кредитной активности в третьем квартале 2020 года, но их долгосрочный вклад в восстановление кредитного цикла пока еще под вопросом.

Поэтому в кредитной сфере банки ищут новые возможности, создают новые, «более легкие» кредитные продукты, начинают взаимодействовать с краудфандинговыми платформами и МФО. И все это с использованием цифровых сервисов и интернета, с созданием финансовых экосистем.


Партнер мероприятия:


Фотографии с мероприятия

ПРЕЗЕНТАЦИИ СПИКЕРОВ

Алексей Мишин, Член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», руководитель Центра правовой поддержки бизнеса Московского отделения Общероссийской общественной организации. Меры АСВ по поддержке заемщиков ликвидируемых финансовых организаций

Александр Молоканов, Руководитель по стратегическому развитию Блока «Средний и малый бизнес», Промсвязьбанк. Данные Индекса RSBI

Александр Арифов, Председатель правления, РУНА-БАНК. Малые и средние банки. Работа над ошибками в 2021 году

Николай Петелин, Советник председателя правления, куратор блока МСБ, Восточный. Интернет-банк больше никому не нужен - а что же дальше?

Денис Притуло, Заместитель директора департамента кредитования, Совкомбанк. Гранты, кредиты, отсрочки: в какой поддержке особенно нуждался бизнес и какие меры финансирования нужно развивать дальше?

Семен Теняев, Основатель и генеральный директор Группы ВБЦ. Прогноз развития fintech-продуктов на примере Wechat и Kakaotalk или как банку не пропустить революцию?

Алексей Шашкин, Директор дивизиона «Малый и микробизнес», Сбербанк. ПРАКТИКА И ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ

Антон Тихомиров, Исполнительный директор, МАРЭР. Технологии, меняющие "правила игры" финансовой системы