Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • Сергей Тихомиров (CUSTIS): Бизнесу и инвесторам не хватает инструментов и сервисов, помогающих найти друг друга
07.06.2017 Интервью
Сергей Тихомиров (CUSTIS): Бизнесу и инвесторам не хватает инструментов и сервисов, помогающих найти друг друга

Резкое падение объема прямых иностранных инвестиций в российскую экономику в последние несколько лет во многом связано с санкциями и политикой. Но не менее важная причина — внутренний инвестиционный климат в стране. Об особенностях российского инвестиционного сообщества, а также о необходимости повышения прозрачности экономики и создания инфраструктуры для взаимодействия между бизнесом и инвесторами «Банковскому обозрению» рассказал Сергей Тихомиров, первый заместитель генерального директора группы компаний CUSTIS



— Сергей, несколько лет подряд инвестиционная активность в России снижалась. Что происходит в этой сфере сейчас?

— Инвестиционный климат напрямую зависит от геополитической обстановки и экономической ситуации в стране. По данным fDi Markets, объем зарубежных инвестиций в новые проекты в 2016 году упал на 8,5% — до 12,9 млрд долларов. На текущий момент международное сообщество продолжает сохранять статус-кво в инвестициях в разные секторы российской экономики. Чаще всего вложения носят краткосрочный или среднесрочный спекулятивный характер (популярна, например, валютная стратегия carry trade). Большинство иностранных инвесторов видят нашу страну только как развивающийся рынок, где можно получить быстрый и высокий доход в силу достаточно выгодных процентных ставок (7–10%) по сравнению со средними ставками за границей (0,5–3%).

Для изменения ситуации необходимо в первую очередь разобраться с внутренними экономическими проблемами. Государство должно обеспечить комфортные условия для спокойного и прогнозируемого ведения бизнеса. Чтобы на конкретных примерах продемонстрировать целесообразность вложений в российскую экономику, стране необходим внутренний поток инвестиций: прозрачный, контролируемый и долгосрочный.

— Что мешает российским инвесторам вкладывать средства в отечественные проекты?

— Причины бывают разные. Многое зависит от области применения и масштабов проектов, сроков их реализации, прибыльности и других факторов.

Государственные замыслы, как правило, очень амбициозны и долгосрочны. Например, нефтегазовый сектор вкладывает средства в методы разведки и повышения дебита скважин, но срок окупаемости таких инвестиций составляет 20–30 лет. В условиях российской действительности, когда спрогнозировать страновые, валютные и отраслевые риски практически невозможно, это запредельные сроки.

Венчурные инвестиции связаны с трудно прогнозируемой прибыльностью и рисками, которые инвесторы не готовы на себя брать. В Европе и США венчурные проекты частично инвестируются за счет средств пенсионных фондов, но в России подобная модель не практикуется.

Российские институциональные инвесторы работают только в отраслях с накопленной за многие годы экспертизой. Это юридические лица, которые умеют оценивать специфические отраслевые риски. Они выступают отдельно или в рамках холдингов. Наиболее популярные области — строительство, энергетика и IT. Однако инвестиционный климат в стране невозможно улучшить без работы с гораздо более широким кругом проектов и отраслей экономики.

— Получается, с одной стороны, в России не сложилось профессиональное инвестиционное сообщество, а с другой — непонятно, куда вообще стоит вкладывать средства. Кто же может пополнить ряды потенциальных инвесторов?

— Соглашусь с тем, что российское инвестиционное сообщество нельзя считать инвестиционным в полной мере. Особенно это касается частных лиц. По моему опыту, цель 80–90% их вложений — диверсификация рисков и сохранение капитала, а не получение прибыли. При этом потенциальных инвесторов много. К примеру, среди 20 трлн рублей, которые российские граждане держат на депозитах, порядка 30% приходится на вклады, в разы превышающие страховой лимит АСВ. Владельцы этих средств теоретически готовы вкладываться в проекты среднего уровня риска с окупаемостью в течение двух — пяти лет. Главное условие для них — политическая и геополитическая стабильность в заданный период.

Потенциал юридических лиц оценить сложнее, но условия их заинтересованности в инвестиционном проекте аналогичны: стабильность, прогнозируемость и доходность в горизонте пяти лет.

— Как искать надежные инвестиционные проекты?

— В России сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, люди ищут проекты для вложения средств, но при этом не умеют грамотно их оценивать и просчитывать риски, с другой — владельцы бизнесов и предприниматели не способны грамотно составлять инвестиционные проекты и распространять информацию о них. На мой взгляд, сообществу не хватает инструментов и сервисов, помогающих сторонам найти друг друга и обеспечить аналитическое сопровождение на всех этапах реализации инвестиционных проектов — от стадии поиска до момента завершения.

Сейчас во многих сферах стараются внед­рить принцип «одного окна», когда весь комплекс услуг можно получить в одном месте или при помощи единой платформы. Аналогичный подход должен применяться и для развития инвестиционной среды. Потенциальным инвесторам непонятно, куда и кому нести средства, даже если есть горячее желание их вложить. Существуют стандартные брокерские сервисы, но они занимаются финансовыми инвестициями по большей части спекулятивного характера. Если частное лицо или компания захочет вложиться в какой-либо производственный или строительный проект, им придется самостоятельно его найти, проверить исполнителей на надежность, оценить риски, просчитать прибыльность, отследить ход выполнения работ. Это огромные расходы, доступные только крупным корпорациям.

Для автоматизации подобных процессов нужна площадка-агрегатор, подходящая для разных категорий инвесторов.

— Существуют ли примеры таких площадок в международном или российском опыте? Как они должны функционировать?

— Мы занимаемся разработкой подобной площадки в кооперации со стратегическими партнерами, и, насколько мне известно, аналогов в мире пока не существует. Важно, что в нашу модель закладывается полный жизненный цикл инвестиционного проекта — от привлечения инвесторов до поэтапного контроля за реализацией проекта. Какие у проекта прибыльность и сроки реализации, насколько точно выполняется первоначальный план реализации инвестиционной модели, каковы причины пересмотра плана, стоит ли продолжать инвестирование или необходимо выводить капитал? Инвестору не придется искать ответы на подобные вопросы, все этапы осуществления проекта будут прозрачными, публичными и доступными участникам.

Для реализации такого сервиса важно подключать к оценке проектов специалистов, курирующих разные зоны ответственности: правильный и сбалансированный подбор инвестиционных инструментов на начальной стадии, отслеживание всех этапов выполнения проекта, страхование возможных рисков. На мой взгляд, подобная платформа значительно упростит поиск объектов инвестирования, поможет выстроить отношения между инвесторами и владельцами проектов, поднимет уровень доверия к внутренним российским инвестициям и в итоге благотворно повлияет на инвестиционный климат в России.

Реклама