Банковское обозрение

Финансовая сфера

30.05.2018 АналитикаРазговоры финансистов
Страховщикам нужна отраслевая специализация

О том, как развивается строительное страхование, какие возникают проблемы, вызовы, а также какие новые тенденции и перспективы открываются страховщикам на этом рынке, «Б.О» рассказал Илья Озолин, генеральный директор компании «ПРОМИНСТРАХ»


Илья Озолин
Генеральный директор компании «ПРОМИНСТРАХ»
Фаина Филина
Обозреватель
Банковское обозрение

Фаина Филина: Илья, какие сейчас тенденции переживает рынок строительства и в связи с этим рынок страхования ответственности дольщиков?

Илья Озолин: Строительный рынок находится на пути перемен. С октября прошлого года на рынке долевого строительства произошли изменения, начал работать Фонд защиты прав дольщиков. Все новые объекты, по которым первый договор долевого участия зарегистрирован после 20 октября 2017 года, уже направляются в Фонд. По объектам, по которым первый договор долевого участия был зарегистрирован до 20 октября 2017 года, страховщики продолжают выпускать полисы. Резкого сжатия рынка страхования дольщиков не произошло, но плавно он, безу­словно, сжимается.

 

Илья Озолин, «ПРОМИНСТРАХ». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Илья Озолин, «ПРОМИНСТРАХ». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Строительная отрасль находится в серьезном кризисе, и на 2018 год, по нашим прогнозам, придется пик банкротства застройщиков. К сожалению, платежеспособный спрос падает, хуже продаются квартиры, все это приводит к возникновению негативных тенденций. Да и Закон № 218-ФЗ внес серьезнейшие изменения в деятельность строительной отрасли, ужесточил правила работы. Сегодня многие мелкие игроки на рынке строительства понимают, что они этим требованиям соответствовать не смогут, да и крупные игроки активно привлекают внимание к тому, что в их деятельности произойдут большие изменения. Кроме того, президент дал поручение об отказе от механизма долевого строительства, что также заметно изменит ландшафт строительного рынка. В майских указах на это отведен пятилетний срок.

Все это привело к существующей ситуации, когда каждый недостроенный объект становится своего рода клубком проблем. В таких объектах, как правило, есть вообще незастрахованные дольщики, которые приобрели свои квартиры до 2014 года и внедрения механизма страхования, причем в общей массе обманутых дольщиков по стране таких, по нашим подсчетам, большинство. Некоторая часть дольщиков имеет на руках полисы страховых компаний, которые уже, к сожалению, ушли с рынка, и лишь небольшая часть дольщиков имеет на руках страховые полисы действующих компаний, которые находятся в списке Центрального банка с действующими лицензиями.

Фаина Филина: Можете «оцифровать» количество застрахованных и незастрахованных дольщиков?

Илья Озолин: По разным объектам разное соотношение. На самом деле, чем больше объект, чем крупнее город, тем больше перемешаны данные группы. Ситуация, когда страховая компания целиком застраховала дом и все 100% дольщиков застрахованы в одной компании, характерна только для небольших региональных объектов.

Как правило, ситуация выглядит так. Есть недостроенный объект, за которым надзирали местные органы власти, в отношении застройщика возбуждено уголовное дело о нецелевом расходовании средств, стройка «заморожена» и отсутствует строительная динамика. При этом дольщики в основном хотят получать квартиры, а не компенсацию от страховой компании. На сегодняшний день мы производим выплаты более чем по десяти объектам, и опыт об этом говорит.

Фаина Филина: Почему они предпочитают получать квартиры и отказываются от страхового возмещения?

Илья Озолин: Потому что все дольщики осознали, что страховая выплата носит компенсационный характер и, к сожалению, не решает проблемы с жильем. Грубо говоря, дольщик три года назад по ценам трехлетней давности приобрел себе на этапе котлована жилье по цене на 40% ниже рыночной, дом готов на 80%. Да, дольщик имеет право получить страховую выплату, но на эти деньги он не сможет позволить себе купить готовое жилье в этом городе. Он опять будет вынужден идти в долевое строительство, но у него уже страх к этому механизму. Многие дольщики связаны ипотекой, страховая выплата никак не покрывает выплату процентов за прошедшие годы, психологически тяжело это принять и закрыть ипотечный кредит. В общем, ситуация с жильем для дольщика как не была решена, так и остается нерешенной.

Фаина Филина: Скажите, пожалуйста, почему было столько критики и в итоге ввели Фонд?

Илья Озолин: Основная критика была связана с тем, что не было страховых выплат. Это процесс естественный, потому что банкротства начались только в прошлом году, и в 2017 году основные участники рынка показали начало страховых выплат по данному виду страхования. Безусловно, в 2018 году страховые выплаты будут в несколько раз больше, чем в прошлом году. Страхование ответственности — это всегда самое сложное направление страхования с точки зрения возникновения правовых коллизий. В СМИ сейчас часто поднимаются вопросы об отсутствии покрытия по договорам страхования при наличии умысла застройщика, так как в рамках Закона о страховом деле основным признаком страхового случая является его случайность, а в случае мошенничества банкротство застройщика уже не случайное, а преднамеренное, поэтому не может считаться страховым случаем. Мы работаем в строгом соответствии с законодательством.

Фаина Филина: Есть ли какие-то альтернативные механизмы компенсации ущерба дольщикам помимо страховой выплаты?

Илья Озолин: Сегодня страховые компании рады достроить некоторые объекты, но в соответствии с законодательством не могут заниматься ничем, кроме страхования. Приходится придумывать очень сложные правовые конструкции, чтобы страховая компания могла финансировать завершение долгостроя для минимизации страховых выплат. Как правило, проблемный застройщик уже атакован долевыми юристами, которые завалили его кучей исполнительных листов, и каждый рубль, который падает на счет застройщика, тут же списывается в счет исковых требований. Передать площадку другому застройщику тоже проблематично, это очень сложная правовая процедура, которая всегда проходит через введение конкурсного производства. Сейчас мы достраиваем три небольших объекта. Как раз сегодня получили разрешение на ввод первого объекта, который достроен на наши деньги.

Фаина Филина: Какой объект вам удалось достроить?

Илья Озолин: Это объект в Иркутской области, в поселке Магистральный, программа переселения из ветхого жилья, проект с социальной составляющей. Это пример активного взаимодействия страховой компании, застройщика и местных властей, потому что все сели за стол переговоров, придумали механизм достройки, механизм финансирования и смогли воплотить это в жизнь.

Строительная отрасль находится в серьезном кризисе, и на 2018 год, по нашим прогнозам, придется пик банкротства застройщиков

Фаина Филина: Какой статус сейчас по ЖК «Царицыно», страховщиком дольщиков которого вы являетесь, и что происходит с этими дольщиками, о которых много пишут в СМИ?

Илья Озолин: ЖК «Царицыно» — один из самых крупных долгостроев в стране. На мой взгляд, по нему ситуация лучше, чем по другим долгостроям, потому что есть конкретный план правительства Москвы по завершению строительства. Разработана дорожная карта, которая исполняется. Специально введено конкурсное производство, чтобы можно было этот объект передать новому застройщику и завершить стройку. Сами дольщики жилого комплекса «Царицыно» весьма инициативные и привлекают внимание к своей проблеме, что замечательно, но, безусловно, их интересы стали инструментом в руках совершенно других лиц, не имеющих никакого отношения ни к строительству, ни к дольщикам «Царицыно».

Фаина Филина: Почему так получилось?

Илья Озолин: С конца прошлого года наша служба безопасности начала фиксировать проявление активности со стороны лжедольщиков «Царицыно» с претензиями к страховой компании. При этом настоящие дольщики не знали об этих акциях, своего участия в них не подтверждали. Наша служба безопасности совместно с правоохранительными органами довольно быстро вычислила исполнителей и организаторов, которые были задержаны. Это все спланированная акция с нанятыми «пикетчиками».

Фаина Филина: Вы с дольщиками контактируете?

Илья Озолин: В начале 2018 года мы специально пригласили дольщиков к нам в офис, чтобы наладить прямой диалог и ответить на все возникшие и возникающие у них вопросы. Дольщики остались довольны этой встречей, мы закрепили за ними персонального менеджера, который в режиме 24х7 готов отвечать на любые вопросы, и попросили взаимрдествовать с ним напрямую. Со всеми реальными дольщиками мы держим связь, причем не только отвечаем на вопросы по страхованию, но и оказываем юридические консультации по процедуре банкротства застройщика. Цель — формировать у дольщиков реальную картину происходящего. К сожалению, спекуляции на их интересах продолжаются.

Фаина Филина: Сколько дольщиков ЖК «Царицыно» застраховано у вас и сколько уже обратилась за страховой выплатой?

Илья Озолин: Всего не исполнены обязательства застройщика по более чем 3 тыс. договорам долевого участия. Из них у нас застраховано приблизительно 10% дольщиков. С заявлением в страховую компанию обратилось около десяти человек. При этом мы не видим у этих людей настроя получать страховую выплату, они включились в реестр требований по жилым помещениям. Мотивация на получение страхового возмещения у людей низкая. Покупались квартиры по цене 90–100 тыс. рублей за квадратный метр. Получив страховое возмещение, к сожалению, дольщик ЖК «Царицыно» сейчас не сможет себе позволить купить квартиру в Москве. Плюс — очень много ипотечников, а им придется смириться с выброшенными в течение нескольких лет выплатами процентов при получении страхового возмещения. Поэтому дольщики готовы ждать, при том что основная масса застрахованных у нас дольщиков должна была получить жилье до конца 2017 года. По нынешним меркам срок ожидания один-два года не является критичным.

Фаина Филина: Если их дома будут достроены и они не получат страховую выплату, они никакого закона не нарушили? Они не обязаны обращаться за страховой выплатой?

Илья Озолин: Конечно, это их право. Более того, по Закону № 214-ФЗ предусмотрен двухлетний период для обращения дольщиков в страховую компанию. У всех наших застрахованных выгодоприобретателей есть пара лет для того, чтобы прийти в страховую компанию, если вдруг они передумают и не захотят ждать.

Фаина Филина: Так как все-таки постепенно рынок будет сжиматься, какими видами страхования вы займетесь, на чем сделаете упор?

Илья Озолин: Мы разрабатываем новую продуктовую линейку для застройщиков, которая полноценно покрывала бы все возможные риски. Законодательные изменения привели к тому, что страхование в строительстве производится в минимальных объемах. Но, учитывая наш большой опыт и в страхования, и в строительстве, мы можем предложить актуальные продукты для застройщиков. Мы понимаем, с какими проблемами они сталкиваются, изучаем европейский опыт и активно сейчас создаем новую линейку страховых услуг, презентуем и обсуждаем ее с застройщиками. Мы провели первое мероприятие совместно с Финансовым университетом в их здании и на этот год запланировали еще несколько мероприятий, цель которых — показать новые возможности взаимодействия со страховыми компаниями в рамках новых законодательных норм, чтобы чувствовать себя спокойнее и увереннее.

Фаина Филина: Когда эта линейка, по вашим ожиданиям, может быть предложена рынку?

Илья Озолин: Осенью эти продукты активно пойдут на рынок, и мы, безусловно, будем предпринимать все усилия для того, чтобы они были актуальны и востребованы.

Фаина Филина: Что это за продукты?

Илья Озолин: Публично мы уже говорим об одном страховом продукте — страховании риска скрытых недостатков и дефектов при строительстве. Это вид страхования, который активно используется в Европе и который, надеемся, будет внедрен и в Российской Федерации.

Сегодня страховые компании рады достроить некоторые объекты, но в соответствии с законодательством не могут заниматься ничем, кроме страхования

С точки зрения управления рисками он важен не только для застройщиков, но и для собственников объектов недвижимости. Департамент градостроительной политики Москвы при поддержке Всероссийского союза страховщиков предлагал внедрить в строительство данный инновационный механизм управления рисками. Наши специалисты написали правила, и сейчас мы во взаимодействии с органами власти, с Финансовым университетом предпринимаем все усилия для того, чтобы адаптировать под российские реалии этот продукт.

Фаина Филина: Как вы считаете, на текущем рынке он довольно сложный? Какая модель в страховом бизнесе может быть более эффективной?

Илья Озолин: Мы являемся универсальной страховой компанией, но считаем, что в период кризиса надо концентрироваться на том направлении бизнеса, где ты являешься специалистом экстра-класса. Вся история нашей компании связана со страхованием строительной отрасли. Это позволило накопить уникальный опыт, собрать команду профессионалов не только в страховании, но и в строительстве. Это, безусловно, дает нам конкурентные преимущества, поэтому мы делаем ставку на развитие именно в узком сегменте страхования.

Фаина Филина: У вас бизнес во многих регионах. Вы собираетесь проводить оптимизацию сети либо, наоборот, расширяться? Какие планы?

Илья Озолин: Мы считаем наличие большой филиальной сети атавизмом, поэтому предпринимаем шаги по сокращению нашей сети. Мы пользуемся самыми современными IT-решениями в бизнесе и на этапе продаж, и на этапе учета страховых операций. Эти IT-решения, эти технологии стирают территориальные и временнЫе границы. Практически все продажи идут через агентов, которые «заточены» на эффективную работу.

Фаина Филина: Какие цифровые функции для клиентов есть у вашей компании?

Илья Озолин: У нас выстроена очень сильная система мониторинга динамики строительства объектов. Стройка периодически фотографируется, на большем количестве строек висит онлайн-камера. Специалист может в режиме реального времени наблюдать за динамикой строительства и задавать неудобные вопросы застройщику, привлекать внимание надзорных органов к тому, что что-то идет не в соответствии с планом.

Уже несколько лет мы не выписываем рукописных полисов, у нас все автоматизировано, и процесс автоматизации мы будем продолжать, потому что эффективно вести бизнес можно только с самыми передовыми технологиями.

Фаина Филина: А дроны вы используете для мониторинга?

Илья Озолин: Мы сейчас находимся в процессе подписания договоров с организациями, предоставляющими услуги по аренде дронов. Они будут нашими глазами на объектах, на которые мы самостоятельно не можем попасть по разным причинам.




Сейчас на главной