Банковское обозрение

Финансовая сфера

06.06.2019 Аналитика
Страсти по нацпроектам

Жаркая полемика относительно смягчения денежно-кредитной политики, снижения темпов потребительского кредитования и роста экономики, обозначенного в президентских указах, — вот чему стали свидетелями гости первого дня ПМЭФ 2019



Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Дискуссия по теме «Стимулирование экономики или “консервирование” стабильности как приоритет» стала ключевой для первого дня Санкт-Петербургского экономического форума. В официальной программе тема панели была обозначена как «Российская экономика в поисках стимулов роста». В зале присутствовал весь экономический и политический бомонд (руководители крупнейших корпораций и банков — российских и международных, представители всех ветвей власти), на сцене — руководлители ключевых российских министерств и Центробанка, ответственные за экономическое развитие страны. Из обсуждения стало понятно: у тех, кто отвечает за экономическую политику страны, нет единства в подходах к развитию, страсти в коридорах власти кипят нешуточные.

 

Алексей Кудрин, Счетная палата РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Алексей Кудрин, Счетная палата РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Главным провокатором в дискуссии (что, в принципе, неудивительно) выступил Алексей Кудрин, председатель Счетной палаты (СП) РФ. Он прямо объявил с высокой трибуны: стратегия и действия правительства не приведут к экономическому росту; первый из шести лет, в течение которых Кремль ожидает результатов от Белого дома по президентским указам, уже потерян; рост по итогам 2019 года будет менее 1%, а вовсе не 1,3% (ориентир кабинета министров).

Нацпроекты: вред или польза?

Антон Силуанов, первый зампред правительства — министр финансов РФ, в начале дискуссии сообщил, что подстегнуть структурные изменения должны как раз национальные проекты, которые «точечно бьют по ранее не решаемым проблемам», таким как производительность труда, развитие инфраструктуры, стимулирование экспорта, развитие МСБ. «Уверен, что это даст увеличение темпов экономического роста. У нас прибыль растет в текущем году — 36%. Росли прибыли и за прошлый год, — сообщил чиновник. — Почему бизнес не вкладывается? Предприниматели хотят стабильные условия, уверенность, что инвестиции будут иметь отдачу и сохранность».

 

Антон Силуанов, Минфин РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Антон Силуанов, Минфин РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

По словам министра, подготовлен законопроект о защите и поощрении капиталовложений, где будут на весь период реализации инвестпроекта обеспечиваться стабильные условия. «Начата активная политика по снижению стоимости заимствований, никогда не было такого большого субсидирования — при экспорте, для МСП. Изменилась работа налоговой и таможенной служб. Действующие преференции обеспечивают условия для роста. Сейчас нужно работать в направлении защиты прав и собственности предпринимателей, что обеспечит доверие, вложения и рост», — перечислил приоритеты правительства Антон Силуанов.

 

Эльвира Набиуллина, ЦБ РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Эльвира Набиуллина, ЦБ РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Эльвира Набиуллина, председатель Центрального банка РФ, открыто заявила: она «опасается» нацпроектов. «Структурные изменения, даже при выстраивании эффективного менеджмента со стороны государства (а это — большой вызов) и привлечении частных инвестиций, потребуют большого времени, это невозможно сделать с сегодняшнего дня на завтрашний. А есть очень большое желание получить мгновенный результат. Сразу возникают вопросы: госинвестиции, дополнительные траты из Фонда национального благосостояния, который мы накопили. И смягчение денежно-кредитной политики, — заявила глава Центробанка. — На наш взгляд, смягчение ДКП, когда ограничения лежат в другой сфере, не дадут темпов роста, а создадут дополнительные риски для [роста] инфляции и финансовой стабильности». При этом, по словам спикера, устойчивая низкая инфляция — тоже один из факторов перехода к инвестиционному типу роста, и политика ЦБ РФ как раз направлена на то, чтобы инвесторы получили предсказуемость финансовых условий. «Это наш вклад в инвестиционный климат», — высказалась глава Центробанка.

Неприкосновенная копилка

За то, чтобы изменить бюджетное правило, сдвинуть цену отсечения на 5 долларов и пустить часть средств Фонда на проекты развития, не раз высказывался как раз Алексей Кудрин, предшественник Антона Силуанова на высоких правительственных постах.

Алексей Кудрин: Первый из шести лет, в течение которых Кремль ожидает результатов от Белого дома по президентским указам, уже потерян

В ходе дискуссии он поддержал позицию Эльвиры Набиуллиной относительно нацпроектов, на которые делает ставку правительство. «При нынешней структуре экономики нет возможности серьезного прорыва. Тем не менее президент поставил такую задачу, назвал фокусы, — заявил спикер. — Вклад трудового фактора в экономический рост с учетом демографии будет в лучшем случае нулевой — скорее отрицательный, инвестиции не растут уже шесть лет (застряли на уровне примерно 20,5% ВВП) — задача поднять их до 25%, в этом году, скорее всего, не будет роста. Если мы не можем на этих двух факторах существенно изменить ситуацию, остается третий — производительность. Без инвестиций трудно ее поднять». При этом, если темпы роста экономики не будут подниматься, это не даст ресурсов бюджетной системе, прибыли компаниям, доходов населению, а значит, спроса на жилье, на товары, напомнил Алексей Кудрин. «По оценкам Альфа-Банка, влияние нацпроектов на рост — менее 1%. Нам нужно больше наращивать», — пояснил он.

Антон Силуанов ответил, что речь о распечатывании Фонда национального благосостояния не идет: «К тратам резервов мы будет подходить очень аккуратно, они нас спасли в последний кризис… Если мы поднимем планку отсечения, а цены на нефть упадут, чем мы будем финансировать нацпроекты? — задал вопрос министр и сам же на него ответил: — Источника нет». По его словам, все меры, обозначенные Алексеем Кудриным, «есть в повестке правительства, кроме судебной и правоохранительной системы».

Речь идет об озвученных главой Счетной палаты РФ данных, согласно которым на деловой климат серьезно влияет недоверие бизнеса к судам и правоохранительным структурам. По словам Алексея Кудрина, очень популярна среди бизнеса, министров и губернаторов идея создания новых KPI для силовых структур, которые отражали бы экономические достижения. Ухудшается ситуация с доверием к государству, к НКО. Пока перелома не будет, инвестиции в страну не пойдут, уверен спикер. «Отказ от приватизации бизнеса ставит задачу эффективности госкомпаний, — считает он, — а без интеграции в мировую экономику невозможно обеспечить спрос.

Ловушки «смягчения»

При этом Россия пытается ускоряться в ситуации мировой рецессии, заметил Фредерик Удеа, президент Европейской банковской федерации, главный исполнительный директор Société Générale. Он заявил о возможности падения в американской экономике, возможном влиянии на ситуацию замедления китайской экономики.

 

Фредерик Удеа, Société Générale. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Фредерик Удеа, Société Générale. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Модератор дискуссии Стефани Фландерс, глава Bloomberg Economics, обратилась к Эльвире Набиуллиной: «Все центральные банки озабочены тем, чтобы ускорить рост экономики. Может быть, имеет смысл ускорить темп»? «Страны, которые это делают, пытаются повысить рост до потенциального, повысить инфляцию. У нас противоположные задачи. Потенциально низкий рост можно исправить только структурными реформами, о чем говорил Алексей Кудрин. Когда мы ставим диагноз, все согласны, что проблемы в низкой производительности, недостаточно хорошем инвестиционном климате, в низком уровне доверия, а не в недостатке денег. Но при обсуждении фокус быстро и часто смещается к тому, что надо выделить дополнительные государственные инвестиции и ослабить денежно-кредитную политику, — ответила президент Центробанка. — Кстати, нельзя сказать, что мягкая денежно-кредитная политика привела в других странах к устойчивым темпам экономического роста. Изначально она проводилась во многих странах, чтобы выиграть время для структурных реформ, но в полной мере они не были реализованы».

 

Стефани Фландерс, Bloomberg Economics. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Стефани Фландерс, Bloomberg Economics. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Политику ЦБ РФ Эльвира Набиуллина охарактеризовала как умеренно жесткую. Ключевую ставку пришлось в конце прошлого года поднять, поскольку в ЦБ «видели нарастание инфляционных рисков». «Мы опасались, что повышение НДС может вызвать вторичные эффекты, поскольку инфляционные ожидания в нашей стране не “заякорены” и остаются на повышенном уровне. Упреждающие меры дали свой эффект, инфляция достаточно быстро стала снижаться, и мы готовы в ближайшее время рассматривать снижение ключевой ставки», — сообщила глава Центробанка.

По данному вопросу у ЦБ РФ и Минфина явно есть консенсус. Антон Силуанов высказался в том смысле, что центральные банки не могут снижать ставки до отрицательных значений: «Западные страны столкнулись с тем, что дальше смягчать некуда. Есть опыт, когда страны, накопившие огромные государственные и частные долги, не растут, ресурсы уходят на обслуживание этих обязательств».

Кредитование — камень преткновения

Руководитель Минэкономразвития Максим Орешкин заявил, что противоречий у правительства и монетарных властей по ключевым вопросам экономического развития нет. «Очевидно, что у нас кредитное предложение растет ровно теми темпами, которыми должно расти. Динамика инфляции очень хорошая. Инфляция 5% — это не существенно выше целевого уровня. Мы можем увидеть значение ниже 4% к концу этого года», — сообщил министр экономики. И тут же вступил с главой Центробанка в жаркий спор по вопросу, относящемуся к компетенции мегарегулятора и имеющему огромную социальную значимость. «Структурные вопросы есть на стороне как предложения, так и спроса. Именно банковская система определяет потенциальный рост экономики. В 2015–2018 годах большая часть кредитного предложения была создана в таких банках, как “Открытие”, “Траст”, БИН — оно ушло, оно стоило государству больше 1 трлн рублей. Понятно, что такое кредитное предложение не давало экономического роста», — начал издалека Максим Орешкин.

 

Максим Орешкин МЭР РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Максим Орешкин МЭР РФ. Фото: Сергей Карпухин/фотохост-агентство ТАСС

Сейчас, по словам министра, в структуре кредитного предложения лидирует потребительский кредит. И это явно беспокоит Минэкономразвития. Максим Орешкин обозначил масштаб проблемы: за последние 12 месяцев прирост портфеля — 1,8 трлн рублей, «то есть 2% ВВП создано необеспеченным потребительским кредитом». «Здесь явно есть и социальные, и экономические последствия. Согласно исследованиям ЦБ, более 56% всех кредитов выданы в IV квартале 2018 года домохозяйствам, у которых текущий платеж по долгу больше 40% совокупных доходов. Это очень тяжелая ситуация», — заявил глава Минэкономразвития, чем вызвал очевидное изумление модератора дискуссионной панели. «В чем проблема? Все страны говорят, что заинтересованы в росте потребкредитования», — спросила чиновника Стефани Фландерс.

«Наибольший риск рецессии в России мы можем получить благодаря проблемам в потребительском кредитовании. Темп роста в 30% в годовом выражении абсолютно неустойчивый и превышает темпы роста доходов населения (доходы растут в номинале на 5-6%). Если ничего сейчас не делать, к 2021 году из-за этого фактора может начаться рецессия», — считает министр.

Эльвира Набиуллина: Вклад трудового фактора в экономический рост с учетом демографии будет в лучшем случае нулевой – скорее отрицательный, инвестиции не растут уже 6 лет

Глава Центробанка тут же вмешалась: «Не согласна с этим тезисом абсолютно. Конечно, мы пытаемся охладить потребительское кредитование, но неправильно считать, что сейчас уже есть риски для финансовой стабильности или риски “пузыря”. Да, темпы роста высокие, но они такие же, как и у ипотеки, и доля долга домохозяйств в экономике всего 14% ВВП».

По словам руководителя мегарегулятора, это несравнимо с долгом других стран, поэтому рисков для финансовой стабильности она не видит. «Мы три раза повышали коэффициенты для банков по кредитам с высокими ставками. Да, кредиты продолжают расти, но банки создали дополнительные буферы капитала, — пояснила она. — В октябре будет введен показатель долговой нагрузки, чтобы избежать накопления долговой нагрузки на не очень платежеспособных заемщиков».

Из слов Эльвиры Набиуллиной складывается впечатление, что такая политика ЦБ позволит избежать масштабных социальных проблем и, более того, сгладит уже существующие трудности, вызванные снижением уровня жизни населения РФ. «У нас платежи по кредитам к доходам в среднем составляют 10%. Для тех, кто берет кредиты, это в среднем 45%. Не очень равномерно распределена долговая нагрузка, — сообщила она. — Люди поддерживают, а не повышают кредитами уровень жизни в условиях не очень высокого темпа роста доходов. Надо думать об этом. Это экономическая проблема — чтобы у людей была занятость, были доходы».

При этом Эльвира Набиуллина назвала «иллюзией» ожидания, что, если коммерческим банкам «зажмут» потребительское кредитование, они увеличат выдачу корпоративных кредитов. «Потребительское кредитование для банков маржинально, ипотека — менее маржинальна. Риски физических лиц банкам понятны, — пояснила глава ЦБ. — Нужно, чтобы риски в корпоративном секторе снижались, были понятны перспективы экономического роста».




Сейчас на главной