Банковское обозрение

Финансовая сфера

20.03.2019 Аналитика
Возня титанов

Выравнивание и облечение условий конкурентной борьбы банков за новых клиентов — такая сверхзадача стоит перед новыми инфраструктурными проектами ЦБ — «Маркетплейс» и Система быстрых платежей. Должны ли сами объекты инфраструктуры становиться предметами конкурентной борьбы за их создание? Не приведет ли новая инфраструктура от Центробанка к еще более искусственной госмонополии, чем Сбербанк?



«Трое из ларца»

Инфраструктурные проекты не в новинку для ЦБ — примерами реализации проектов подобного рода стали создание 100%-ной дочки ЦБ — НСПК и платежной системы «Мир».

Новый проект дистанционного предоставления финансовых услуг под условным названием «Маркетплейс» (создаваемый без прямого финансирования со стороны ЦБ, но под его патронажем) призван более гибко и взаимовыгодно увязать интересы трех сторон — клиентов банков, самих банков как бизнес-игроков и регулятора. ЦБ готовит под площадку специальную нормативно-правовую базу. Аналогичные проекты по дистанционному предоставлению финансовых услуг давно существуют на западных рынках, хотя точной копии концепции российского маркетплейса нет.

Другой проект ЦБ, предоставляющий сервисы и выравнивающий условия привлечения клиентов, — система быстрых платежей (СБП), запущенная в текущем месяце. Аналоги СБП также существуют на мировых финансовых рынках.

Быстрые платежи и переводы в статусе внутрибанковских давно доступны для клиентов Сбербанка и ВТБ — в них используются идентификаторы в виде абонентского номера сотовой связи. СБП от Центробанка пойдет дальше и позволит использовать в качестве идентификаторов аккаунты в соцсетях и адреса электронной почты. Инфраструктурные проекты в ЦБ дополнят другими инициативами по расширению конкуренции на рынке, в числе которых песочница для инновационных проектов. Также обсуждаются возможности доступа по API к информации о клиентах для сторонних провайдеров — в этом смысле ЦБ копирует инициативы ЕС, такие как директива PSD2, уже установившая обязательность подобного сервиса.

«Сбер», ВТБ и другие

Говоря об инициативах ЦБ, нельзя не выделить отношение к ним Сбербанка. Сбербанк, имея успешный опыт собственной организации быстрых платежей, тем не менее не взялся за расширение сервиса для других банков на своей существующей технологической платформе. Возможно, оценки его аналитиков показали, что убытки от потери положения монополиста будут больше, чем доходы от расширения возможностей переводов с карты на карту. Каковы реальные причины, не столь важно — нынешний запуск СБП усугубил ситуацию: риски потери клиентов возросли, монополия, очевидно, утеряна, а получение дополнительных доходов под вопросом — оператором СБП стал сам регулятор, а в качестве операционного платежного клирингового центра Центробанк выбрал подконтрольную ему НСПК.

Говоря об инициативах ЦБ, нельзя не выделить отношение к ним Сбербанка

Что касается маркетплейса, то и в отношении него Сбербанк проявляет определенную пассивность. Возможная причина — в том, что Сбербанк создает собственную экосистему с более широкими возможностями, чем нынешняя задумка ЦБ. У Сбербанка уже есть несколько цифровых проектов, включая телемедицину, а в прошлом году глава Alibaba в России Марк Завадский занял в Сбербанке пост руководителя дирекции по развитию цифрового бизнеса.

На общей площадке маркетплейса «Сберу» «показываться» невыгодно — его предложения в отношении депозитов сегодня уступают демпингующим предложениям малых банков. Кроме того, многотысячная сеть отделений Сбербанка делает возможность дистанционного предоставления финансовых услуг для него не столь критичной. Однако сам факт существования площадки действительно может вызвать и отток клиентов Сбербанка, и снижение его доходов. ЦБ в предварительном порядке готовил предложения по директивному и обязательному участию системно значимых банков страны в своем проекте. 12 марта Госдума в первом чтении приняла законопроект, вводящий обязательное подключение всех российских кредитных организаций к Системе быстрых платежей. Проект документа инициирован группой депутатов и сенаторов во главе с председателем Комитета по финансовому рынку.

Герман Греф сразу прокомментировал: «…Законами можно разрушать, создавать тяжеловато. Я против законодательного регулирования такого рода вещей». В число «несогласных» может попасть и второй по величине банк — ВТБ, который, хотя и поддерживает инициативы ЦБ по расширению конкуренции, однако может изменить позицию после реализации возможного намерения ЦБ создать некий третий банк общероссийского уровня — на месте разрушенных коммерческих банков.

Цифровая госмонополия

Стратегия ЦБ по снижению монополии Сбербанка видна все более отчетливо. По мнению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, ключом к решению проблем рынка станет создание инфраструктурных элементов под эгидой государства. В отношении этих же проектов Герман Греф — сторонник подхода развития «снизу вверх», а не «сверху вниз». «Мы не против инициатив Центрального банка — нам все равно», — ответил глава Сбербанка на вопрос о том, как крупнейший банк России будет конкурировать.

Кто победит в этом споре и кто прав? Можно ли доверять новым инициативам ЦБ и заявлениям об их благотворном влиянии на конкуренцию? Ответ неочевиден. С одной стороны, подавляющее большинство игроков финансового рынка поддерживает инициативы регулятора, играя против одного игрока — Сбербанка. С другой стороны, реализация иных технологических проектов ЦБ, включая карту «Мир», директивным образом подавила интересы прочих карточных игроков, в числе которых оказались не только международные платежные системы.

Команда Эльвиры Набиуллиной действует достаточно уверенно — без тени колебаний и сомнений, имея за собой редкое, «двойное», одобрение своей активности — как со стороны руководства страны, так и со стороны международного сообщества. Такой набор индульгенций позволяет реализовать самый широкий спектр инициатив. Герман Греф как игрок рынка, хотя формально и подчиняется регулятору, может решить волнующие вопросы напрямую с руководством России. Вопрос с монополией Сбербанка, видимо, уже решен, причем не в его пользу.

За кадром пока остался открытым вопрос: что правильнее? Как правильнее расширять конкуренцию на рынке? Должны ли это быть общие и равные средства доступа к инфраструктуре или же сами решения также должны стать объектами конкурентной борьбы за их создание? Не приведет ли подход ЦБ к образованию новой, еще более искусственной госмонополии, чем Сбербанк? Ждать ответа нам осталось недолго. Что-то подсказывает, что госмонополия все же возьмет верх. Ведь в случае с СБП речь идет о том, кому достанется контроль над огромным рынком отечественного финтеха.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм

Присоединяйся к нам в телеграмм