Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Взыскание на грани невозможного
19.08.2022 Best-practiceАналитика

Взыскание на грани невозможного

Действующий в России «тотальный» мораторий на банкротство фактически парализовал деятельность банков по взысканию долгов и реализации залогового имущества. Дискуссия о том, как действовать «здесь и сейчас», а также после отмены ограничений, красной нитью проходила через все сессии 5-й практической конференции FinLEGAL 2022


Фото: «Б.О» / Надежда Дьякова

За три последних года финансово-банковское сообщество уже второй раз столкнулось с коллапсом по причине моратория на взыскание просроченных платежей и иную работу с должниками. Но оказалось, что к такой мере не готовы ни профильные юристы, ни судебные инстанции, ни власти предержащие, поскольку у «ковидного» моратория от нынешнего есть два принципиальных отличия.

Мораторий № 2: сходства и различия

Так, в период локдауна ограничение действовало долго — с 6 апреля 2020 года до 7 января 2021-го, но только в отношении ИП и юридических лиц из перечня наиболее пострадавших секторов экономики. То есть банкиры и коллекторы имели возможность работать с долгами большинства заемщиков.

Текущий мораторий распространяется на всех без исключения должников, включая граждан, индивидуальных предпринимателей и компании любой отраслевой принадлежности. Суды в эти полгода не принимают заявления на банкротства от кредиторов. 

Исключение, согласно действующему сейчас Постановлению Правительства РФ № 497 от 28 марта текущего года, сделано лишь для двух категорий компаний. Первоначально оно касалось только застройщиков жилой недвижимости, которые по состоянию на 1 апреля уже были включены в единый реестр проблемных объектов. Позднее к ним добавили иностранных агентов и аффилированных с ними лиц. Эти структуры и граждане выведены из-под действия моратория, то есть кредиторы имеют права требовать их банкротства через суд.

Период «тотальной» поддержки заемщиков короче. По крайней мере, пока мораторий введен с 1 апреля по 1 октября, хотя эксперты в ходе конференции FinLEGAL 2022 не исключили, что ограничения будут продлены.

Добавим к этому, что в качестве меры поддержки заемщиков Банк России в информационном письме от 2 марта 2022 года рекомендовал своим подопечным до 31 декабря приостановить принудительное выселение должников из жилых помещений, изъятие которых было ранее санкционировано судами.

Весь спектр «позиций» по обязательствам банков

В то время как рекомендации ЦБ применяются на усмотрение участников рынка, законодательно установленного обязательства содействовать судебным приставам-исполнителям из ФССП на период действия моратория с кредитных организаций никто не снимал. А вот вопрос о том, как именно должны соблюдаться ограничения, стал предметом активных дискуссий экспертов в ходе второй сессии конференции.

Адвокат Владимир Ефремов, партнер «Арбитраж.ру» и модератор дискуссии, отнес вопрос взаимодействия с ФССП к категории наиболее острых на сегодня. «Сломалось немало копий Службы (ФССП. — Ред.), Минюста, Минэкономразвития, коллегии Верховного суда и банковского сообщества по вопросу исполнения требований в мораторий. Сформировалось несколько позиций. Самая распространенная практика, насколько я знаю из коммуникаций с банками — осуществлять требование по исполнению, но игнорировать, когда поступает напрямую исполнительный лист. Вторая позиция — не исполнять вообще, третья — исполнять все», — сообщил эксперт. Судя по реакции зала, первый вариант в банках точно применяется.  

Александра Улезко, руководитель группы по банкротству адвокатского бюро «Качкин и Партнеры», высказалась за «четвертую позицию —  исполнять правильно». Важно смотреть, какие требования возникли до начала моратория, а какие — после, считает юрист. При этом она напомнила о письме АРБ, где утверждается, что банки физически не в состоянии отследить такие детали.  

ФСПП «на пике формы»

Удивление у эксперта вызывает активность сотрудников ФСПП в период моратория. «Мы думали, что они совсем расслабятся, поскольку и до этого не особо выполняли требования. Но приставы рвутся в бой, требуют соблюдения каких-то правил, — отметил Александра Улезко. — Это конечно, малореализуемо, но все же в банке должен быть сотрудник, который мог бы запрашивать информацию: у исполнителя — о возможности продлении срока исполнения; у взыскателя — когда возникли требования. Хотя, конечно, правильно со стороны взыскателя сразу предоставлять такие сведения».

Владимир Ефремов («Арбитраж.ру») и Александра Улезко (Качкин и Партнеры»). Фото: «Б.О» / Надежда Дьякова

Примерно то же происходит и по исполнению банками требований по текущим платежам, сообщила спикер: «Банк действует, если представить соответствующие пояснения по статусу платежей, несмотря на то что должник находится в процедуре банкротства». Илья Жарский, управляющий партнер Veta, согласился, что для большинства случаев можно выявить, домораторный период или нет, но никто не хочет разбираться.

Слева направо: Илья Жарский (Veta), Наталья Петрова (BBL Group), Алексей Юхнин («Интерфакс»). Фото: «Б.О» / Надежда Дьякова

Владимир Ефремов в ответ на предложение проверять сроки сообщил, что ему этот довод непонятен. «Приставы как будут проверять? Абсолютная загадка! — отреагировал он. — Если бы в моратории это назвали процедурой, применялась бы и норма о текущих платежах, решения Пленума Верховного Суда (ВС). А сейчас огромный вопрос, можно ли их применять, чтобы разграничить домораторный и мораторный периоды».

Приставов призвали в аналитики

Как говорится в старой шутке, «где три юриста — там восемь мнений». Но в ситуации с мораторием этим дело не ограничилось, поскольку в процесс оказались втянуты представители различных ветвей и органов власти. Владимир Ефремов насчитал восемь документов от различных инстанций, пытающихся что-то разъяснить, с разными подходами. «Все началось с письма руководства ФСПП в адрес территориальных подразделений, где был определен крайне странный порядок приостановления исполнительных производств, связанный с заявлениями от должника и наличием у него имущества. Фактически на приставов возложили функцию по анализу информации. Потом ЦБ сказал, что “надо все приостанавливать”. Затем появилось, очень вовремя, Определение Верховного Суда — не по текущему мораторию, а по 2020 году, где компания оспаривала исполнительский сбор. ВС занял позицию: это императив, пристав должен приостанавливать взыскание. Последним по времени появился законопроект при участии НАПКА», — выстроил ретроспективу юрист.

Банкиры встречались с руководством ФСПП, но не получили ответов, а большинство приставов не способны разобраться в процедурах проведения текущих платежей, сообщил Владимир Ефремов.

Мутная вода, большие риски

Модератор задал участникам мероприятия вопрос: могут ли банки использовать в своих интересах текущий хаос? Александра Улезко полагает, что банкам интересен такой разброс позиций, но это никак не снимает с них рисков. «Кредитные организации обязаны принимать к исполнению исполнительные документы, и, насколько я знаю, уже появляются дела об их привлечении к ответственности за неисполнение, — пояснила она. — Остается надеяться, что суд будет последовательно принимать во внимание, что банки разбирались, какие требования исполнять».

Владимир Ефремов предложил рассмотреть и ситуацию, когда кредитором является банк. Александра Улезко рекомендовала также направлять запросы по таким случаям приставам. Но к списанию средств в период моратория банкам надо относиться очень осторожно, согласилась она.

Владимир Ефремов подвел итоги дискуссии: «Если банки исполнят требования исполнительного листа, а впоследствии он будет оспорен, это убыток. Но переводя деньги не напрямую взыскателям, а приставам, банки перекладывают риски на них».

Отказники по принуждению

Из зала дискуссию прокомментировали: банки деньги не списывают, а арестовывают сумму на счете, причем полностью, не оставляя гражданину даже прожиточного минимума, и это чрезмерная мера.

Действительно, согласно ФЗ № 229 «Об исполнительном производстве», в большинстве случаев прожиточный минимум неприкосновенен. Но для защиты этой суммы необходимо написать заявление, выбрав банк, куда приходят регулярные платежи. На некоторые ситуация законодательный запрет не распространяется. Это происходит, когда у гражданина долги по алиментам или потере кормильца, а также обязательства по возмещению вреда здоровью или ущерба, возникшего в результате преступления. Но на конференции обсуждалась ситуация, когда после блокировки средств физлица для решения вопроса банк предлагает ему отказаться от моратория, чтобы провести списание части суммы и разблокировать остальную. Александра Улезко считает, что, даже если в таком случае клиент обратится в суд, велика вероятность, что суд встанет на сторону банка, поскольку средства все равно списали бы после 1 октября.

Алексей Юхнин, руководитель проекта «Федресурс» Интерфакса, предложил другой подход: тянуть время, пока появится соответствующее разъяснение ВС. Такую тактику предлагают в Минкэкономразвития, сказал он.

Также известна практика, когда при обращении за кредитом некий банк ставил гражданам условие — подписать отказ от моратория. Спикер сообщил, что после разъяснения неправомерности подобных требований жалобы от клиентов прекратились.

Добровольный выход из моратория: статистика на минимуме

Сами заемщики имеют право в период моратория от него отказаться или подать заявку на банкротство. Интерфакс собирает и анализирует статистику по ограничениям 2022 года, поскольку публикации отказники размещают на Федресурсе (fedresurs.ru).

Алексей Юхнин привел такие сведения: исключены из моратория в текущем году одно ИП и 821 юридическое лицо из зарегистрированных 3,8 млн ИП и 3,3 млн действующих компаний.

Показатель отказов от ограничений по всем категориям заемщиков с апреля с каждым месяцем возрастает. По итогам июля он в целом достиг 30 608, из них подавляющее большинство, а именно 30 055, — юридические лица, еще 338 — ИП и 215 — «физики».

Более 95% банкротств возбуждают сами физлица, отметил Алексей Юхнин.

При этом количество потенциальных банкротов среди физических лиц аналитики агентства оценивают (основываясь на сведения кредитных бюро) более чем в 1 млн человек.

Отказники-юрлица в 20% случаев представляют оптовую торговлю, в 14% случаев — операции с недвижимостью, в 6% случаев — розницу; доля по остальным отраслям и видам деятельности — от 2 до 4%. Преобладание в списке оптовиков Алексей Юхнин объясняет «условиями от поставщиков, которые гарантируют себе возможность принудительного взыскания средств за предыдущие поставки».

Больше всего добровольных выходов из моратория фиксируется в Москве, Санкт-Петербурге и Московской области.   

Неустойки в период моратория: позиция судов

Еще один животрепещущий вопрос для профессионального сообщества — в период моратория не начисляются штрафные санкции. «При этом Пленум ВС по мораторию разъяснил, что в целом мы имеем право заявлять штрафные санкции на заседании, но предстоит в рамках судебного процесса проверять, пострадал ли клиент от введения моратория, — сообщил Владимир Ефремов. — По ковидному мораторию сложилась практика, что недостаточно заявления ответчика: надо доказать, что он пострадал. Сейчас одни суды просто принимают аргумент, другие требуют доказательства».

Александра Улезко считает, что бремя доказывания лежит на истце. Ответ на вопрос, стоит ли поднимать эту тему в суде, юрист видит через призму соотношения результатов и усилий, затраченных на подготовку позиции. «Но я всегда стараюсь смотреть, пострадал ли ответчик. Или нужно искать какие-то причины кризиса у ответчика, или заявить, что он не пострадал вообще», — пояснила она.

Наталья Петрова, судебный юрист, партнер BBL, сообщила, что по сложившейся в Москве практике нельзя за период моратория начислять неустойку, но кредитор вправе впоследствии обратиться в суд с отдельным иском. А вот санкции, наложенные до 30 марта, суды разрешали взыскать.

Сергей Домнин (Арбитражный управляющий), Наталья Петрова (BBL Group). Фото: «Б.О» / Надежда Дьякова

Лайфхаки: как возбудить дело, если нельзя

Процессуальные вопросы в период моратория — одна из «болей» профессионального сообщества. Обстоятельства возникновения задолженности его не интересуют. Банки пытаются подавать заявления на том основании, что неплатежи возникли до 1 апреля, но суды формально и единообразно подходят к вопросу, возвращая документы, констатировала Наталья Петрова.  

Фактически в период моратория для кредитора есть две возможности возбудить дело: при выходе ответчика из ограничений добровольно или при ликвидации (такие случаи банк в состоянии отследить), а также в случае смерти должника — против его наследников, которые не подпадают под действие моратория.

Но как бывший судейский работник, Наталья Петрова видит еще один вариант, как «сесть в последний вагон» —особенно ценный, если ограничения будут продлены. Это возможно, если заявления были поданы вплоть до 31 марта текущего года, но оставлены без движения. В частности, при апелляции, когда заявление было возвращено без изменений, есть возможность подать кассацию.

Если оснований оставлять дело без движения не было, соответственно и возвращать его было нельзя, — пояснила Наталья Петрова. — Важно просмотреть дела на предмет процессуальных нарушений. 

Другой «безотказный» случай: когда кредитор устранил недостатки заявления о банкротстве, поданного до даты наступления моратория. Наконец, если заключено мировое соглашение, но должник его не исполняет, можно попытаться подать исковое заявление, чтобы реализовать имущество. Спикер рассказала, что, если дело ранее было возбуждено, на него мораторий не распространяется, но известны случаи, когда суды прекращали такие дела, ссылаясь на действие ограничений. «Пленум ВС разъяснил: только новые дела возбуждать нельзя», — пояснила Наталья Петрова.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР

 
 

ПАРТНЕРЫ

 

 

 

Презентации спикеров

Антон Красников, партнер, «Сотби»: «Критика позиции Верховного Суда РФ по делам Филоненко и «М и КС»

Алексей Николаев, управляющий партнер ЮТК, арбитражный управляющий, к.ю.н.: «ВС РФ о доктрине материальной консолидациитекущих требований: дело “СкладЛогистик”»

Алексей Шаров, управляющий партнер, Аверта Групп: «Современные стратегии работы с проблемой задолженности через анализ и экспертизу»

Сергей Домнин, арбитражный управляющий, член экспертного совета комитета Госдумы РФ по защите конкуренции, член подкомитета по антикризисному управлению ТПП РФ: «Исполнительский иммунитет единственного жилья при банкротстве»

Андрей Смирных, директор проектов Управления принудительного взыскания и банкротсва департамента по работе с проблемными активами, СберБанк: «Как быстрее реализовать имущество»

Федор Вячеславов, старший партнер, VLAWYERS: «А если активы за границей: образцы эффективной тактики»

Александра Улезко, руководитель группы по банкротству адвокатского бюро «Качкин и Партнеры»: «Привлечение к субсидиарной ответственности  контролирующих должника лиц  после окончания моратория»

Алексей Юхнин, руководитель проекта «Фебресурс», Интерфакс: «Мораторий 2022: статистические показатели»

Илья Жарский, управляющий партнера, Veta: «Как доказать добросовестное и разумное поведение менеджмента в кризисной ситуации»

Наталья Петрова, судебный юрист, партнер BBL Group: «Как отменить определение о возвращении заявления банка и возбудить дело о банкротстве в период моратория»

Сергей Завьялов, начальник управления судебной защиты, к.э.н, Промсвязьбанк: «Оспаривание сделок санируемого банка: роль бывшего бенефициара»

Владимир Ефремов, адвокат, партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» и Анна Малькова, юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру»: «Оспаривание внутригрупповых обеспечительных сделок в банкротстве»

Наталья Петрова, судебный юрист, партнер BBL Group: «Банковские платежи как сделки с предпочтением в деле о банкротстве. Доводы защиты банка»

Лидия Солодовникова, руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства, Kept: «Корпоративный конфликт в делах о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ»

Сергей Демченко, партнер адвокатского бюро Asterisk: «Субсидиарная ответственность менеджмента банка: вредные советы»

Татьяна Грушко, директор по развитию бюро юридических стратегий, Legal to: «Меж двух огней в санации: риски привлечения банка к субсидиарной ответственности и риски субординации  требований»

Юлия Михальчук, адвокат, советник, Saveliev, Batanov & Partners: «Кого привлекают к субсидиарной ответственности?»







Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ