Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Актуальная практика ВС РФ по спорам из банковских отношений на примере Определения ВС РФ по делу № 46-КГ22-24-К6
21.10.2022 Best-practice

Актуальная практика ВС РФ по спорам из банковских отношений на примере Определения ВС РФ по делу № 46-КГ22-24-К6

Из последних споров следует отметить дело по иску С. Головина к СберБанку России о возмещении вреда, причиненного преступлением работника ответчика. Данный спор был рассмотрен Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ (Определение № 46-КГ22-24-К6 от 09.08.2022), которая приняла по нему достаточно показательный судебный акт


Фабула дела

Сотрудник СберБанк работал на основании трудового договора на различных должностях в отделениях банка и осуществлял в связи с этим различные полномочия, включая проведение банковских операций, работу с клиентами банка и пр. В частности, он осуществлял валютный контроль по счетам физических лиц, организовывал выполнение установленного порядка совершения кассовых операций, был наделен правом подписывать, визировать и регистрировать финансовую документацию.

В ходе выполнения трудовых функций работник, используя свое служебное положение, изготовил поддельный договор банковского вклада, которым предложил воспользоваться клиенту банка С. Головину. Впоследствии денежные средства клиента в размере свыше 40 млн рублей были похищены сотрудником. Похищение происходило путем получения средств от клиента и фиктивного их зачисления на открытые счета. В реальности же зачисление происходило не на счета С. Головина, а на счета сотрудника банка.

Указанные обстоятельства послужили основанием для возбуждения уголовного дела, результатом которого стал приговор о признании работника банка виновным в преступлении, предусмотренном ст. 159 УК РФ. Клиент банка признан потерпевшим в объеме утраченных денежных средств по вине сотрудника.

Сам банк частично возместил клиенту причиненные работником убытки, но не в полном объеме. В части невозмещенных убытков С. Головин обратился с иском к СберБанку о возмещении вреда, причиненного работником, в порядке ст. 1068 ГК РФ.

История рассмотрения дела

Суд первой инстанции при рассмотрении дела пришел к выводу, что иск удовлетворению не подлежит. Основным доводом в пользу такого решения для суда стало то обстоятельство, что сотрудник банка действительно похищал деньги С. Головина, но при этом действовал не по заданию работодателя и вне рамок выполнения своих трудовых функций.

Также суд первой инстанции сослался на то, что работник банка совершал противоправные действия единолично, не ставя в известность других сотрудников и своих руководителей. Его действия носили исключительно самовольный характер и не были совершены ни по заданию банка как работодателя, ни под его контролем. По мнению суда, причинитель вреда, получая от С.Н. Головина денежные средства, действовал за пределами исполнения должностных обязанностей и полномочий, в отсутствие соответствующего поручения работодателя. Следовательно, СберБанк не несет ответственности за ущерб, причиненный преступлением своего сотрудника.

Указанная позиция была поддержана судами апелляционной и кассационной инстанций. Не согласившись с принятыми актами, С. Головин обратился в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ, которая приняла жалобу к коллегиальному рассмотрению.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ

Отменяя акты нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение, ВС РФ указал на следующее.

Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

В п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная п. 1 ст. 1068 ГК РФ, наступает за вред, причиненный его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (служебного контракта).

Во время совершения преступления причинитель вреда на основании заключенного и действительного трудового договора являлся действующим работником СберБанка. Умышленные действия по завладению денежными средствами С. Головина совершены работником в рабочее время на рабочем месте с использованием служебного положения работника банка по отношению к клиенту банка под видом заключения договора банковского вклада.

Следовательно, выводы судов о неприменении положений ст. 1068 ГК РФ противоречат содержанию данной нормы закона и разъяснениям Пленума ВС РФ.

Суд также отклонил возражения СберБанка о наличии соглашения между сторонами по ранее рассмотренному делу. Такие возражения, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, не могут являться основанием для отказа в удовлетворении кассационной жалобы С.Н. Головина, поскольку основанием для принятия обжалуемых судебных постановлений послужило не это обстоятельство, а ошибочный вывод судов о неприменении положений ст. 1068 ГК РФ.

Значение дела и позиции ВС РФ

Несмотря на то что фактически спорной между сторонами оказалась исключительно одна норма ГК РФ (ст. 1068), рассмотренное дело интересно своим подходом к стандарту доказывания в целом для кредитных организаций.

Фактически ВС РФ возложил на банк как профессионального участника рынка услуг и как работодателя повышенную ответственность за неправомерные действия его сотрудника. Действительно, работник не мог действовать по заданию банка и очевидно не уведомлял своих руководителей и коллег о своих намерениях. Однако ключевым фактором для суда, видимо, явилось использование преступником инфраструктуры банка, которая является уникальной для кредитных организаций и позволяет взаимодействовать фактически неограниченно с денежными средствами клиентов.

Кроме того, как представляется, высшая судебная инстанция приняла во внимание фидуциарный (доверительный) характер отношений между причинителем вреда и клиентом. Такой характер сложился, очевидно, в силу работы причинителя вреда в кредитной организации.

Следовательно, в очередной раз ВС РФ подчеркнул особый стандарт поведения и ответственности для кредитных организаций в отношениях с клиентами из различных договоров. Данный судебный акт интересен еще и тем, что фактически при применении общей нормы ГК РФ суд по-разному ее оценивает для разных субъектов отношений.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ