Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

01.10.2018 АналитикаРазговоры финансистов
Цель XBRL — повысить прозрачность финансового рынка

Павел Самиев, генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром, и Сергей Козий, генеральный директор компании «Аксиома-Софт», поговорили о том, как финансовый рынок переходит на XBRL, можно ли перейти на новый формат самостоятельно, какие особенности перехода есть в разных сегментах финансового рынка, как ЦБ и СРО взаимодействуют с вендорами и помогают участникам рынка



Сергей Козий, «Аксиома-Софт». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

Сергей Козий, «Аксиома-Софт». Фото: Михаил Бибичков / «Б.О»

 

Павел Самиев: Сергей, вы наблюдаете за тем, как меняется работа компаний в разных сегментах финансового рынка. Какие регуляторные изменения финансового рынка последнего времени вы бы выделили как самые значимые?

Сергей Козий: Переход на единый план счетов, переход на XBRL и в целом оздоровление финансовых рынков и уход с рынков недобросовестных и/или неустойчивых игроков.

Павел Самиев: Расскажите, что изменит переход финансовых организаций на единый план счетов (ЕПС), на XBRL?

Сергей Козий: Большинство сегментов уже перешло на XBRL. Еще не перешли ломбарды, и, возможно, лизинговые компании, если они будут вообще переходить. Остальные перешли. Что ЕПС и XBRL изменят в конечном счете? В ЕПС учет становится ближе к международным стандартам финансовой отчетности. Он подразумевает одинаковые статьи ОФР, одинаковые счета для всего финансового рынка. Есть определенные различия по видам организаций, субъектов страхового дела, микрофинансовых организаций и т.д. В чем-то у них, безусловно, разный учет, но во многом — одинаковый, так как они все, собственно, являются участниками финансового рынка и соответственно переходят под общий план счетов. Этот стандарт более правильный, как нам кажется. Он приведет к большей прозрачности и устойчивости рынка в целом.

Павел Самиев: Как изменилось в связи с этим взаимодействие кредитно-финансовых организаций с ЦБ?

Сергей Козий: XBRL — это международный язык. Соответственно Центральный банк теперь, собирая правильные данные, может получить картину всего рынка. Теперь не подразумевается большого количества дублирующих показателей между надзорной, бухгалтерской отчетностью и статистической отчетностью. В формате XBRL в итоге должно всем стать легче и понятнее.

Павел Самиев: Но до сих пор есть определенные проблемы?

Сергей Козий: Любое изменение, любой проект — это сложности, затраты, плюс все новое вызывает сопротивление. Например, мы у себя в компании «перевнедряем» CRM. Буквально перед нашим интервью из переговорной вышли мои коллеги, которые готовятся к послезавтрашнему «статусу» со мной, они планируют отчитываться, как все продвигается. В любом случае идет сопротивление, происходит перестройка внутренних систем, внутренних регламентов, увеличиваются затраты, пусть и не так значительно, как при первичном внедрении.

XBRL для рынка — это точно сложно. Поэтому, наверное, существуем мы, компания, которая специализируется на решении многих технических вопросов. У нас есть стандартное типовое решение, которым уже пользуется не один десяток компаний. Проще приходить с типовым решением, чем каждый раз с кастомизированными собственными разработками. Мы удешевляем процессы, весь переход на XBRL.

Павел Самиев: А много ли компаний, которые пытаются перейти на XBRL без помощи профессиональных аутсорсеров? Компании, которые пытаются так сэкономить, могут совершить массу ошибок. Чем это еще грозит им? Можно ли сэкономить на этом?

Сергей Козий: По нашей статистике, компаний, которые переходят на XBRL самостоятельно, немного, наверное, процентов десять. Кто-то делает это правильно, например берет наши решения и сам внедряет. Иногда даже получается неплохо — такие компании активно коммуницируют с нами, мы их консультируем. В принципе, с нашей полной поддержкой было бы лучше и быстрее, но и самостоятельно — нормально, они сами разберутся. Некоторые пишут программы, идут в XBRL «с нуля». Мы считаем, что это не очень правильно, но жизнь покажет.

Сейчас идет период «перевнедрения» — эту тенденцию я бы отметил. Компании, которые пытались делать все самостоятельно, обращаются к нам, чтобы исправить ситуацию. То есть они платят дважды, хотя хотели сэкономить.

Павел Самиев: Такие компании все-таки совсем не экономят?

Сергей Козий: Большая часть «перевнедрения» происходит даже не в случаях, когда сами пытались, но не получилось, поэтому обратились к профессионалам, а тогда, когда делали с другими вендорами… Они еще больше тратятся на это.

Павел Самиев: Можете оценить степень готовности разных сегментов к переходу на XBRL? У всех разные сроки, конечно, но в целом, насколько быстро они переходили?

Сергей Козий: Сложный вопрос. По оценкам Банка России, с переходом на XBRL справились 95–97% участников рынка некредитных финансовых организаций (НФО), однако стоит учитывать, что в первой половине 2018 года ЦБ вводил мораторий на наказания за ошибки в сданной отчетности.

Любое изменение, любой проект — это сложности, затраты, плюс все новое вызывает сопротивление

Страховые компании перешли на XBRL. Среди наших клиентов страховщиков немного. Основная масса страховых компаний перешла с тем партнером, с которым раньше сдавала отчетность. Перешли быстро, но во многих случаях — формально, то есть с перекладкой отчетности. Другими словами, они и раньше набивали данные, и сейчас это продолжают делать. Проект же XBRL подразумевает, что нажатием одной кнопки формируется вся отчетность. Микрофинансовые компании пока не понимают, что это такое, для них это еще далеко. Аналогично — ломбарды.

Озадачились переходом на XBRL крупные страховые брокеры. Вышла наша первая тестовая версия решения для страховых брокеров и рейтинговых агентств. Видим интерес к этому продукту.

Павел Самиев: А когда, по вашим оценкам, все-таки озаботятся ломбарды и МФО?

Сергей Козий: Мы совместно с компанией 1С для них тоже скоро сделаем готовое решение: 1С:Ломбард; возможно, это послужит стимулирующим фактором. Это коробочное решение, там будет единый план счетов, операционный учет. Решение будет включать в себя XBRL-процессор. Это значит, что все механизмы XBRL есть, но таксономия еще не вышла для них, чтобы они четко формировали отчетность. Мы все подготовили в режиме коробочном — XBRL и единый план счетов. Но важный момент: «коробка» не решает всех задач. На самом деле наше и любое другое коробочное решение — это только 5% коммерческого предложения, а все остальное — разобраться с данными компании-заказчика, навести порядок в учетных системах, организовать миграцию, интеграцию данных в систему. Здесь у всех будут определенные сложности, в том числе у МФО и ломбардов.

Павел Самиев: Расскажите о ваших флагманских продуктах. Например, недавно вышел программный продукт для сдачи отчетности страховых компаний в формате XBRL с 1С.

Сергей Козий: Уже давно есть продукты:

• «Аксиома:XBRL»;

• «1С:Страховая компания 8 КОРП» (совместный продукт с компанией «1С»);

• «1С:Бухгалтерия страховой компании 8 КОПР» (совместный продукт с компанией «1С»).

Сейчас вышел новый продукт «1С:Механизм XBRL для страховых компаний. Модуль для 1С:Страховая компания 8 КОРП» и «1С:Бухгалтерия страховой компании КОРП» — готовый кейс для формирования отчетности XBRL для продуктов 1С:Страховая компания 8 КОРП и 1С:Бухгалтерия страховой компании 8 КОРП — 1С. На самом деле новый продукт отличается от «Аксиома-XBRL» только тем, что там уже все настроено для страховых компаний, а так он по-прежнему подходит для всех других компаний. Просто для компаний из других сегментов финансового рынка нужно будет делать дополнительную настройку.

Павел Самиев: Это для тех, кто будет «перевнедрять»?

Сергей Козий: Да, либо тех, кто более или менее хорошо внедрил наше решение. По моим данным, продано уже более 120 лицензий «1С:Страховая компания 8 КОРП», и для них хорошо подойдет продукт «1С:Механизм XBRL для страховых компаний».

Павел Самиев: Расскажите о взаимодействии с отраслевыми СРО. Все по-разному смотрят на роль СРО в вопросах перехода на XBRL. Некоторые даже сильно протестовали и пытались сдвинуть сроки, потому что у самих СРО нет соответствующей экспертизы. Некоторые СРО, наоборот, проявляют желание работать достаточно открыто. Можете дать оценку взаимодействия с различными СРО на рынке, отметить, где взаимодействие конструктивное, а где нет?

Сергей Козий: Наверное, все-таки самые успешные наши продажи никак не связаны с СРО. На внедрении XBRL в страховых компаниях мы с СРО не взаимодействовали. Так исторически сложилось. С микрофинансовыми СРО мы общались, но я бы тоже не сказал, что есть заметный результат, роль СРО больше образовательная… Они проводят неплохие семинары, продвигают в целом тему, но не решения конкретных компаний.

Павел Самиев: Вы говорите, что тоже участвуете в семинарах, проводите их. Наверное, клиентов также каждый раз приходится переобучать. Скажите, пожалуйста, насколько длительное и сложное обучение требуется, когда внедряется XBRL в компании? Сколько времени должно пройти, чтобы процесс пошел?

Сергей Козий: Вопрос в том, как внедрить XBRL: если просто переложить отчетность, то можно и руками при помощи бесплатного конвертора от ЦБ, но правильно все же навести порядок в данных, добиться автоматизированного формирования XBRL отчетности, и при таком подходе все будет зависеть от качества текущих данных, от количества интеграций и сложности учета.

Павел Самиев: Какую долю в вашем портфеле занимают решения по единому плану счетов и XBRL?

Большая часть «перевнедрения» происходит даже не в случаях, когда сами пытались, но не получилось, поэтому обратились к профессионалам, а тогда, когда делали с другими вендорами…

Сергей Козий: У нас есть крупные проекты. Если смотреть на портфель иного бизнеса, то на XBRL и ЕПС приходится, наверное, 50% портфеля. Также у нас есть сильная практика по автоматизации зарплаты, финансового учета, закупок, бюджетирования.

Павел Самиев: А какова мировая практика внедрения XBRL?

Сергей Козий: XBRL внедрен в Нидерландах, Японии, Великобритании и т.д.

Павел Самиев: Перед началом нашего разговора вы вернулись со встречи с представителями ЦБ. Что вы там обсуждаете? Насколько тесно взаимодействуют между собой вендоры и ЦБ?

Сергей Козий: На самом деле я вернулся из юрисдикция XBRL, в которой активно принимает участие ЦБ. ЦБ — очень современный регулятор финансового рынка. Изначально они сами искали ключевых вендоров, приглашали обсуждать XBRL. Они взаимодействуют практически со всеми крупными игроками нашего рынка. Как и многие другие, мы стали привилегированными членами юрисдикции XBRL. Поэтому, да, взаимодействуем тесно, как и все.

Павел Самиев: А что вы от них получаете и что регулятор ожидает от вас?

Сергей Козий: Как я уже говорил, мы являемся привилегированным пользователем услуг юрисдикции XBRL, получаем информацию из первых рук, открыто и быстро.

Что касается того, какой фидбэк ЦБ ждет от нас… В феврале ЦБ собирал нас и обсуждал с нами ошибки первой сдачи отчетности на XBRL. Обсуждали, как тех или иных моментов можно избежать, идеи подсказывали. В принципе, очень полезные. Необычно по сравнению с другими регуляторами, наверное… Мы ведь никакого отношения к ЦБ не имеем, мы не их поднадзорные. Тем не менее они помогали нам. А еще интересный момент: устраивали батлы между вендорами и финансовыми организациями. На таких встречах у финансовых организаций была возможность высказать свои замечания вендору. Тоже очень полезно, чтобы совершенствовать свои решения.

Но, вообще, все относительно. Один из наших клиентов пожаловался, что мы релизы (обновления) часто выпускаем, и компании постоянно приходится обновляться. Он поругал нас, но, с нашей точки зрения, это похвала. Обновления ведь связаны с исправлением ошибок, не бывает программ без ошибок, их просто надо искать и исправлять. Плюс функционал развивается постоянно. Поэтому, хотя мы, конечно, часто выпускаем релизы, но, с моей точки зрения, недостаточно часто…

Реклама



Сейчас на главной