Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • XBRL в России: от таксономий к онтологиям
13.07.2018 Аналитика
XBRL в России: от таксономий к онтологиям

31 мая 2018 года в стенах Финансового университета в Москве состоялось официальное открытие Центра по внедрению и развитию формата XBRL в России


Вадим Ференец
Обозреватель
Банковское обозрение

Центр, созданный по инициативе Банка России, будет отвечать за развитие и внедрение на оте­чественном финансовом рынке международного унифицированного формата деловой отчетности XBRL. Учредителем Центра является ЦБ, в его наблюдательный совет также входят представители Минцифразвития, Минэкономразвития и Минфина. Наблюдательный совет Центра возглавила первый заместитель председателя Ксения Юдаева.

Как известно, Банк России 10 июня 2015 года вошел в состав ассоциации XBRL International в качестве специального члена («юрисдикции»). Минюст 30 ноября 2017 года зарегистрировал постоянную юрисдикцию XBRL в России в форме отдельного юридического лица, создание которой было одобрено советом директоров Банка России 29 июня 2017 года. Президентом юрисдикции стал проректор по научной работе Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Владимир Масленников.

Заканчивая с формальностями, отметим, что все юридические и некоторые технические детали изложены на сайтах ЦБ и xbrl.ru. Довольно любопытные факты можно найти в блоге японской корпорации Fujitsu.

Дальнейший анализ посвящен попытке ответа на вопрос: почему довольно обыденное мероприятие регулятора, которое проводится им довольно часто, вдруг получило серьезный резонанс.

RegTech в авангарде изменений

Для начала перечислим участников состоявшейся дискуссии. Банк России представляли Ксения Юдаева, Ольга Гончарова (директор департамента сбора и обработки отчетности ЦБ), Станислав Короп (заместитель директора департамента обработки отчетности ЦБ) и Глеб Ларичев (заместитель начальника управления разработки и поддержки таксономии XBRL департамента обработки отчетности ЦБ). Им помимо прочего пришлось отвечать на некоторые вопросы, адресованные Сергею Швецову (первому заместителю председателя Банка России), который не смог присутствовать на мероприятии.

От Наблюдательного совета выступили Алексей Козырев (замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций), Азер Муталим оглы Талыбаев (замминистра экономического развития) и Елена Чернякова (директор департамента информационных технологий в сфере управления государственными и муниципальными финансами и информационного обеспечения бюджетного процесса Министерства финансов).

От бизнеса презентовали свои кейсы Ринат Гимранов (начальник управления IT компании «СургутНефтегаз»), Дамир Шаяхметов (руководитель направления Управления информационных систем НПФ Сбербанка) и Сергей Демидов (директор департамента операционных рисков, информационной безо­пасности и непрерывности бизнеса Московской биржи).

Кроме того, c докладом выступил Михаил Эскиндаров (ректор Финансового университета). Сам же международный консорциум XBRL International представлял его генеральный директор Джон Тернер (John Turner).

«Ты помнишь, как все начиналось?»

ЦБ с 2018 года использует XBRL для сбора и обработки надзорно-статистической и бухгалтерской (финансовой) отчетности страховых организаций, негосударственных пенсионных фондов, профучастников рынка ценных бумаг и управляющих компаний. В перспективе использование данного формата станет обязательным и для других, некредитных финансовых организаций (НФО).

Ольга Гончарова в интервью «Банковскому обозрению» ранее (№ 8, 2016) подробно рассказывала о предыстории этого решения: «В 2013 году Банку России были переданы функции ФСФР — надзора и регулирования над большим количеством организаций. Тогда же встал вопрос о развитии концепции бухгалтерского учета. У кредитных организаций всегда существовал свой план счетов, в то время как НФО использовали план счетов Минфина. Он был разработан в целом для реального сектора экономики и не вполне отражал финансовую специфику деятельности этих организаций, поэтому было решено переводить финансовые компании на план счетов кредитных организаций. В контексте же масштабных проектов перехода на ЕПС стала очевидна необходимость реформы существующей системы сбора и обработки отчетности НФО. Мы проанализировали мировой опыт предоставления отчетности участниками финансового рынка и выяснили, что многие страны используют формат XBRL. Концептуальной и новаторской идеей этого формата является переход от форма-центричного подхода сдачи отчетности к дата-центричному. Его использование позволит избежать дублирования отчетной информации и более четко ее структурировать».

В 2018 году практически все поставленные на тот момент времени задачи выполнены: 99% профессиональных участников рынка ценных бумаг и НПФ, а также 98% субъектов страхового дела успешно сдали отчетность в новом формате. Поэтому остаются в силе планы по переводу на XBRL c 2019 года кредитных рейтинговых агентств и страховых брокеров, а с 2020 года — специализированных депозитариев, МФО, кредитных потребительских кооперативов и жилищных накопительных кооперативов (ЖНК). В 2022 году очередь дойдет до сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов и ломбардов.

Кроме того, предусмотрены шаги по смягчению перехода на формат XBRL для рынка НФО на 2018 год: во-первых, заморозка внесения новых надзорных требований в таксономию сроком на один год, во-вторых, неприменение мер воздействия за технические ошибки, связанные с переходом на новый формат отчетности.

Казалось бы, остается только проделать рутинную работу, научиться пользоваться новым личным кабинетом на портале регулятора, определиться с конвертером, до конца добить переход на ЕПС — и вопрос будет закрыт. Но не тут-то было. Чувствовалось, что многие эксперты ждали еще чего-то. И дождались. Первой термин RegTech произнесла Ксения Юдаева. Джон Тернер пошел гораздо дальше, а уже через час в кулуарах живо обсуждали доклад Рината Гимранова, который предрек постепенный отход от таксономий к онтологиям.

Три стандарта современного RegTech

«Основными задачами Центра станут дальнейшее развитие методологии модели данных XBRL, сертификация и обучение специалистов по работе с форматом, проработка возможности создания Центра тестирования RegTech-приложений в сфере XBRL, в том числе с учетом опыта международного консорциума XBRL International», — заявила Ксения Юдаева.

В ЦБ набирает обороты проект «Управление данными», цель которого — облегчить бизнесу работу, связанную со собором информации и сдачей отчетности, а также поднять технологии обработки уже поступивших данных на новый уровень. Этого требует и федеральная программа «Цифровая экономика РФ». Для этого «чистого XBRL» мало, а то, чего достаточно, подробно описал Джон Тернер. По его словам, общемировой практикой становится повышение управляемости национальных экономик за счет улучшения качества собираемых данных, а также расширение передового опыта финансового сектора на всю экономику. Одна из причин — глобальный процесс диджитализации и гигантская скорость происходящих изменений. Кроме того, усложняется устройство современного, стареющего в демографическом плане, общества.

Параллельно с этими изменениями происходит усложнение регуляторных механизмов, а главной тенденцией здесь является унификация. Во всех стандартах используются одни и те же определения. При этом на передний план выходят три из них. Во-первых, повышается роль стандарта ISO 20022, который используется для передачи информации при проведении транзакций. Уполномоченной организацией по ведению этого стандарта (Registration Authority) является всем известный SWIFT. Во-вторых, XBRL, который позволяет собирать непосредственно исходные данные о деятельности предприятия, рисках и о том, как выполняются регуляторные требования. В-третьих, расширение сферы использования нового международного стандарта обмена статистическими данными и метаданными между государственными органами (в том числе на международном уровне): SDMX (Statistical Data and Metadata Exchange).

В 2018 году практически все поставленные на тот момент времени задачи выполнены: 99% профессиональных участников рынка ценных бумаг и НПФ, а также 98% субъектов страхового дела успешно сдали отчетность в новом формате

По мнению главы консорциума XBRL International, стандартизация стала ответом на вызов, связанный со снижением расходов, которые требуются для соблюдения государственных регуляторных требований. Рассматриваемые технологии RegTech являются ответом на этот вызов и попыткой сделать процедуру compliance максимально эффективной.

«Для повышения эффективности этого процесса важны не только технологии, но и то, как осуществляется взаимодействие на уровне правительств различных государств, правительственных органов и частного сектора в том, что касается создания общих определений. Чем более унифицированной и стандартизированной будет система, тем более цельную и точную информацию получат ее пользователи. Это глобальная проблема: по нашим подсчетам, дополнительные расходы, связанные с расхождением определений, составляют 800 млрд долларов в год. В связи с этим в приоритете должно быть именно устранение расхождений в определениях как на национальном, так и на международном уровне — то, ради чего в том числе и вводится формат XBRL. Наверное, один из самых важных вопросов — это совместимость ПО. Поэтому мы поможем российской юрисдикции в доступе к качественному программному обеспечению и механизмам верификации. Россия может воспользоваться всеми плюсами, которые дает эта технология на уровне как B2G, так и B2В», — резюмировал Джон Тернер.

Снижение потерь цифровой экономики

Зарубежный опыт внимательно изучается в России, причем на самом высоком уровне. Алексей Козырев обратил внимание на то, что Министерство цифрового развития (Минцифраз) в этой связи серьезно озабочено возможностями извлечения информации из тех данных, которые уже хранятся и обрабатываются. Неструктурированные или неправильно описанные данные приводят к тому, что качественной информации для принятия решений на государственном уровне мало, ее сложно получить. «Мы контролируем попадание данных в систему обмена данными в России, но не само их содержание — из-за отсутствия у нас соответствующих стандартов. Потому одна и та же информация дублирована в разных ведомствах. Поэтому нужна комплексная концепция обработки данных», — отметил замминистра.

В рамках программы «Цифровая экономика РФ» в 2018 году Министерство цифрового развития запланировало мероприятия по разработке комплексной концепции системы управления данными, которая должна ответить на вопрос, как именно организовывать процессы взаимодействия и перейти от хаотичного формирования информационных ресурсов, их раздробленности к цивилизованным формам совместного использования и владения данными.

Алексей Козырев подытожил: «Мы планируем усилить взаимодействие с юрисдикцией XBRL, изучать возможности применения XBRL не только в финансовом секторе, но и в других взаимодействиях между бизнесом и государством, а также государственными органами между собой».

Представитель Минэкономразвития, которое теперь отвечает за деятельность Росстата, заявил: «У России нет времени, надо произвести качественный скачок, необходима скорейшая цифровизация экономики. По нашей оценке, предприниматели России тратят шесть миллиардов часов в год на работу с отчетностью. Это недопустимо! Наша цель — создание такой системы, при которой данные будут автоматически собираться и отправляться».

Как стало известно, в Минэкономразвития активно обсуждается внедрение стандарта SDMX, уже разработана дорожная карта и начинается поэтапная ее реализация. В ведомстве ожидают синергетического эффекта с XBRL, что позволит за пять — семь лет внедрить стандарты и обеспечить рывок до европейского уровня как в области сдачи отчетности, так и в плане статистики.

В ЦБ набирает обороты проект «Управление данными», цель которого — облегчить бизнесу работу, связанную со собором информации и сдачей отчетности, а также поднять технологии обработки уже поступивших данных на новый уровень

Елена Чернякова, представляющая Минфин (и соответственно Федеральную налоговую службу), призналась, что «впечатлена широтой развернувшейся дискуссии, начавшейся с технического вопроса — выбора формата отчетности». По ее словам, культура подготовки первичных данных, которые должны формироваться в определенных форматах, на основании классификаторов и справочников, в РФ хромает.

«У нас существует целая система кодификации документов, которая, к сожалению, в силу различных причин не всегда используется и бизнесом, и представителями органов власти. Отсюда появляются различные описания одной и той же информации, дублирование и т.д. Только в госструктурах на ее выверку уходит не менее 30% рабочего времени. Минфин сегодня является регулятором в сфере формирования бухгалтерского учета и отчетности всех секторов экономики, кроме финансового рынка. Поэтому выбор формата взаимодействия нас крайне интересует, особенно с точки зрения затрат. Поэтому отечественную юрисдикцию XBRL имеет смысл сделать площадкой для формулирования предложений по координации работы во всех сферах экономики и государственного управления. Синергетический эффект в этом случае получен был бы всеми, не только финансистами».

Ксения Юдаева, опираясь на информацию Джона Тернера, привела пример того, о чем говорили коллеги: «Прежде чем правительство Голландии стало внедрять XBRL, у них было 17 определений того, что такое “полная занятость”, которые разные ведомства и агентства использовали по своему усмотрению. Поэтому говорить об XBRL в отрыве от проблематики управления данными в цифровой экономике невозможно. Поэтому нас всех ждет его встраивание в более масштабную задачу — развитие программы “Цифровая экономика России”. Недопустима ситуация, когда у нас в справочнике пола человека значится аж пять значений вместо двух с описаниями и дополнениями».

IT ушли гораздо дальше финансистов

Станислав Короп объяснил суть изменений: «В идеале, методологам Банка России видится принцип “одного окна”: организация как финансового, так и реального сектора сдает массив информации в формате XBRL, а все надзорные органы вытаскивают из нее все, что нужно. Так уменьшится бремя рынка — расходы на персонал, время на многочисленные отчеты. И для государства сократятся расходы на функционирование всех этих систем. В России пока этого нет, но есть программа, к 2025 году мы должны перейти на цифровую экономику — площадку для интегрированного сбора и обработки информации от всех секторов экономики. Так, “Яндекс”, МТС уже имеют опыт сдачи отчетности в этом формате».

Но опять встает во весь рост проблема, которую так и не смогли решить ранее архитекторы некоторых крупных государственных информационных систем: ведомственная разобщенность и разные форматы одних и тех же данных в них. Опыт показывает, что интегрировать гигантские IT-системы крайне проблематично, гораздо проще научиться интегрировать данные, которыми они обмениваются.

Вникая в техническую суть XBRL, ISO 20022 и т.д., можно увидеть, что все они включают в себя некую метамодель данных, описывающую, какая именно информация содержится внутри сообщения, в каком формате представлены данные и даже некоторые взаимосвязи между ними. Все это позволяет абстрагироваться от источника этих данных (стандартные формы ввода, например), осуществить машинную верификацию целостности, валидности и т.д. До появления XBRL показатели в формах не были поименованы, и при добавлении нового показателя становилось сложно сравнить форму за старый период и новый. В итоге интерфейс «человек — человек» заменяется интерфейсом «машина — машина», где нужна математически точная спецификация формата передаваемых данных.

В XBRL за это отвечает таксономия. В других стандартах можно найти описание в UML, которое широко используется IT-разработчиками еще «со времен сотворения IT». Поэтому выступление Рината Гимранова стало неким ликбезом для людей, занимающихся XBRL только с «высоты птичьего полета».

В своем докладе он описал эволюцию того, как программисты от написания кода вплотную подошли к этапу «программирования» бизнес-процессов на основе онтологических бизнес-моделей. Описывая ранее на CNews Forum 2017 свою точку зрения, Ринат Гимранов отметил: «В момент появления объекта или прежде, чем он появится в реальном мире, его онтологическая структура должна появиться в виртуальном мире. Вызов заключается в том, что онтологические модели должны жить с такой же скоростью, с какой живут реальные объекты. Тогда это будет настоящая нормальная цифровизация, а не то, чем мы занимаемся сегодня».

В данном случае заниматься управлением данными — это значит управлять таксономиями и онтологическими моделями. Это избавит бизнес от кошмаров постоянной смены форматов. Есть универсальные подходы, описанные в виде онтологической модели. К сожалению, адаптивно программировать бизнес-процессы мы не умеем, а научиться придется.

На данном мероприятии этот блок подробно не был затронут, поэтому отсылаем читателей к материалам Finopolis 2017, секция «Искусственный интеллект», и к IX Гайдаровскому форуму. Алексей Минин, директор Института прикладного анализа данных «Делойт» в СНГ, комментировал тогда для «Б.О»: «Существующее регулирование и забюрократизированность иерархических моделей госкомпаний не позволяют получить нужную скорость внедрения инноваций. Необходимы новые структуры, которые можно было бы назвать эксполераторами. Они должны создавать сложную, но необходимую экосистему для взаимодействия».

Один из рецептов Ринат Гимранов привел в своем выступлении: «Сегодняшние отчеты в XBRL просты. Если в них добавить код, можно делать smart-отчет. Это уже зачатки “умной” управленческой отчетности, которые можно делать на базе XBRL и обмениваться не только отчетами, но и микроприложениями».

В этом контексте финальные слова Станислава Коропа о том, что широко распространенная практика подготовки XBRL-отчетов на базе конвертеров уже сегодня выглядит анахронизмом и годится лишь для малого бизнеса, вполне понятны и ясны. XBRL-ядро должно быть встроено непосредственно в учетную систему или АБС, иначе с растущей нагрузкой и объемами не справиться.

Наверняка это лишь малая часть того, что регулятор хотел донести на открытии Центра по внедрению и развитию формата XBRL в России до финансового сообщества. Обо всем остальном, очевидно, мы узнаем немного позже. Но уже понятно, что просто внедрение XBRL — это не конечная точка реформ.




Читайте также

Сейчас на главной