Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Чистота по-американски
01.05.2006

Чистота по-американски

Борьба с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма, которую ведет американский банковский надзор, распространяется теперь и на деньги белорусской экономики. А если деньги белорусской экономики есть в российских банках — то и на российские банки. Глобальный мир — никому не удастся остаться в стороне. Банки, даже небольшие региональные, получают новые риски, с которыми никогда раньше не сталкивались, — геополитические.


Бин Ладен и Лукашенко

Случайно или нет, но на международной банковской конференции в Нью-Йорке (конференция была организована в начале апреля Ассоциацией «Россия», агентством «РусРейтинг» и американским Добровольческим корпусом по оказанию финансовых услуг) первое же выступление американского спикера было связано с предъявлением российским банкирам американских (= современных) стандартов и оценок чистоты банковских операций.

Патрик Хефернан из минфина США, представитель департамента по борьбе с терроризмом и финансовыми преступлениями, рассказал, что главная забота его департамента – отслеживать финансовые потоки террористов и преступников. «Сегодня уже не бывает в природе счетов или платежных документов, содержащих фамилию Бин Ладена, – сообщил американец, – но финансовые потоки все равно есть. Террористам надо оплачивать билеты, гостиницы, переводить деньги. Это небольшие суммы, и их непросто отследить, но в этом террористы уязвимы».

Можно себе представить, какой поток информации необходимо перелопачивать, но логика есть – используя финансовую систему, террористы дают хоть какую-то информацию о себе. Важно суметь найти эту информацию.

«От вас зависит, – говорил американский чиновник, обращаясь к российским банкирам, – будет ли в мире восприятие России как страны, которая борется с финансированием терроризма. Вы сами должны принять решение, идете ли вы в ногу или отстаете. Вот в Белоруссии Лукашенко провел незаконные выборы. И перед вами встает вопрос: хотите ли вы хранить в своем банке деньги незаконного режима?»

Банкиры сидели, разинув рты. Риторический переход от Бин Ладена к Лукашенко был осуществлен безо всяких мотивировок и объяснений. Выборы незаконные – режим незаконный – любые белорусские деньги незаконные. Вот и вся логика. Вся страна Белоруссия, в общем, незаконная.

В связи с этим, по мнению американцев, «в финансовой сфере возникли новые опасности – куда пойдут белорусские активы, в каком банке они задержатся?». Это да, это опасность для Америки похлеще Бин Ладена.

А в конце своей речи Патрик Хефернан польстил россиянам – похвалил российские финансовые власти за усиление борьбы с финансовыми преступлениями и финансированием терроризма. Он отметил, что Россия в этой сфере является лидером среди стран бывшего СССР и «ситуация меняется семимильными шагами в лучшую сторону». А вот в Латвии, к примеру, в прошлом году американский минфин выявил два банка, участвовавших в отмывании средств от торговли наркотиками. Американские надзорные органы направили в Латвию информацию и предложили законодательные нормативы, которые должна принять Латвия в этой сфере.

Связанные одной цепью

Если в России принцип банковского надзора: «Знай своего клиента», то в США принцип банковского надзора: «Знай клиента своего клиента своего клиента …своего клиента» Чем насолил батька Лукашенко дядюшке Сэму – вопрос интересный, но он за пределами тематики «Банковского обозрения». Но зачем американцы пристают со своими белорусскими проблемами к русским банкам?

Смоделируем размышления нашего банкира, возникшие в нем после обращения американского надзора. Вот стало известно, что американцы назвали белорусскую власть незаконной, и всю страну незаконной, и все белорусские деньги незаконными. И распространили на белорусские деньги то же свое отношение, какое у них есть к деньгам Бин Ладена. И российский банкир подумает: «Ну да, у нас есть отношения с парой-тройкой белорусских предприятий по пошиву трусов, картошки и белазов. Или даже отношения с партнерами белорусских предприятий. В общем, по банку ходит какая-то белорусская копейка. И операции по этим счетам признаются американцами незаконными. Пока это нам фиолетово. Но через год захочется открыть в США корсчет. Или привлечь западный кредит. Или, страшно подумать, разместиться на западном фондовом рынке. Ведь не дадут. Американцы перекроют вентиль за связь с преступным режимом. Из-за нескольких тысяч долларов маржи на белорусских деньгах. Оно нам надо?»

Такие мысли могут (и должны!) родиться в голове более или менее дальновидного банкира.

Как могут американцы навредить далекому маленькому российскому банку? А очень просто – уже вредили. Американский надзор на полдоворота подвинтил свои внутренние требования к американским банкам, и несколько американских банков сразу разорвали коротношения с несколькими сотнями банков российских. К чертям полетели все операции, контракты клиентов. Переполох, вопли, а ничего не сделаешь. Поэтому, когда говорят, что ничего американцы нам не сделают… Это мы им ничего не сделаем.

Ведь как размышляет банкир американский? Допустим, известно, что такие-то отрасли, субъекты или целые страны признаны вредными и незаконными. И если в России принцип банковского надзора: «Знай своего клиента», то в США принцип банковского надзора: «Знай клиента своего клиента своего клиента …своего клиента». Это не только дорого, но и увеличивает политические риски для американских банков. Какой-то дальний клиент клиента, пятая вода на киселе, может оказаться или Бин Ладеном, или Лукашенко. Может клиентом русского банка оказаться белорусское предприятие? Да может, конечно. «Какой там у нас с Россией бизнес? – подумает американский банкир. – Несколько мильёнов? А оно нам надо?» И он закроет российское направление вообще.

И сделает это он не из раболепия перед своей властью. И даже не из пресловутого американского патриотизма. Страх падения котировок своего банка, страх пугливости стокхолдеров – вот что заставит американского банкира закрыть «сомнительное» направление. Ведь все помнят, как простая информация об отмывании русских теневых денег в BONY – не доказательства, не решения суда, а газетные публикации – обрушили котировки банка. И американский банкир пойдет на все, чтобы убраться с направлений, имеющих такие риски.

Вот такая у них моментальная и безоговорочная послушность надзору, о которой наш ЦБ до выхода наших банков на IPO может только мечтать.

И где же ты так испачкался?

Это не досужий вымысел журналиста, это описание реально работающего механизма принятия решений – как это случилось недавно при закрытии российских корсчетов в американских банках. Достоверно известно, что были случаи, когда американский надзор не то что указал на недостатки в борьбе с отмыванием, а просто был недостаточно удовлетворен – и американский банк на всякий случай закрыл несколько направлений. Потом оказалось, что речь шла вообще о другом, но ничего. Перевыполнил с опережением. Чтобы ничего не просочилось на рынок. Без доказательств, отпирательств. Никто не станет бороться за правду. Оно им нужно? Из-за такой мелочи так рисковать.

А для российского банка этот риск прячется не только в коротношениях. Получение западного займа, получение рейтинга, заключение контрактов с западным предприятием, выход на рынок акций, да мало ли еще что. Глобальный мир – цепочки отношений глобальны. И в этой цепочке, где-нибудь ближе к ее началу, реально или потенциально сидит американский банк, который предъявляет стандарты своего надзора («знай клиента своего клиента…») ко всем участникам цепочки. И все участники начинают следить за чистотой друг друга. За чистотой по-американски.

И если на дальнем конце цепочки кто-то «испачкался» о Белоруссию, то все прочие звенья цепочки, зная о таком отношении американцев, поостерегутся иметь дело. «Запачканных» цепочка выбраковывает сама – инициативно, добровольно, быстро.

И никаких санкций, доказательств, объяснений – не нужно. Никто даже не станет спорить, что считать «грязью». Вообще даже может не быть отношений (и разрывов коротношений) с американцами – даже неамериканские партнеры могут закрыть бизнес с российским банком, зная об отношении американцев к Белоруссии. Принцип «Знай клиента своего клиента своего клиента….» – повязывает всех. И повязывает на стандартах американских. Глобальный мир.

О социальной ответственности журналиста

Эта статья реально вредит российско-белорусским экономическим отношениям.

При всем том, что Лукашенко в общем и целом вызывает в России скорее симпатию. И выборы белорусского президента не вызывают в России особых вопросов. Ну пусть даже на выборах ему чуток подсыпали – не без этого, там же тоже чиновники. Но все равно все прекрасно понимают, что Лукашенко – реальный, демократический, а значит, законный выбор подавляющего большинства белорусского народа. Потому что мы знаем, мы чувствуем настроения родственного народа, понимаем их менталитет и видим, что батька для них – самое то. Он им подходит. А его упертость в какой-то мере даже аккумулирует и наши чаяния.

А если все банки, прочитав эту статью, вдруг оборвут отношения с белорусами? Тогда американцы, пальцем не пошевелив, обеспечат батьке международную финансовую изоляцию И вот какой выбор сделать журналисту, а вослед и банкиру, между симпатиями к белорусам и капризами американцев?

Начнем с журналиста. «БО» – банковский журнал, пишет о банковских событиях, передовых тенденциях, актуально, бла-бла-бла и все такое… На рынке обозначились новые риски. Отдаленные, эфемерные, «несправедливые», но они есть. Проверено в реале: тема вызывает жгучий интерес у всех, кто к ней прикасается (плюс еще политическая подоплека). Это важная, ценная и интересная информация для банкира. Журнал называется «Банковское обозрение». Мы жрецы читабельности для банкиров. Поэтому – пишем.

А если все банки, прочитав эту статью, вдруг оборвут отношения с белорусами? Тогда американцы, пальцем не пошевелив, обеспечат батьке международную финансовую изоляцию. Выходит, льем воду на мельницу мирового гегемона. А мы же тоже жертвы глобального мира. И его инструмент.

Многие банкиры из этой статьи узнали, что сотрудничество с Белоруссией – в любой форме, причем самой прозрачной и добросовестной, – может выбраковать наши банки из международных партнерских цепочек. Где, когда, как, каким боком это выскочит – неизвестно, но может выскочить. Понимая несправедливость ситуации, здравомыслящий банкир тем не менее должен признавать, что риск есть. И в какой-то ситуации для какого-то банка этот риск может быть реализован. И уже дело банкира оценить этот риск и принять решение. Взвешивать белорусское партнерство и американскую угрозу – это решение конкретных банкиров.

Американский финансовый разведчик так прямо и сказал нашим банкирам: «Вам решать».

А что можно противопоставить?

ПРЕНИЯ

«Where is the line?» – вопрошал Ричард Хейнсворт у американского разведчика.

«Да нигде», – отвечал тот.

Либералы vs силовики – вечная история

На конференции в Нью-Йорке за свободы банкиров вступился глава РусРейтинга и один из соорганизаторов конференции Ричард Хейнсворт. Он заявил, что как либеральный экономист не может не поставить ряд вопросов.

«Да, конечно, в глобальном мире на бизнесмене лежит ответственность за то, с кем ты работаешь, – сказал глава «Рус-Рейтинга». – Но справедливо ли требовать от банкира, чтобы он становился опорой правоохранительных органов? В какой мере банк должен судить о том, является ли его клиент преступником? А как же необходимость сбора доказательств, необходимость доказательства вины человека, прежде чем ограничивать его права? Ведь это базовые положения, отраженные в том числе в Конституции США. Или, например, мать посылает сыну деньги на еду, а сын состоит в террористической организации. Должен ли банк закрыть счет матери? На основании чего он может принять такое решение? Где граница между глобальной ответственностью, которая лежит на всех, и необходимостью для банка судить о преступности своих клиентов? Where is the line?» – вопрошал Ричард Хейнсворт. Аудитория – очевидно, русская ее часть – зааплодировала.

Однако американский разведчик… американский финансовый разведчик не стушевался. «Должны ли банки судить о незаконности операций клиентов? – переспросил он. – Решать самим банкам. Это их риск – заниматься незаконными операциями. Минфин США ничем тут не рискует. Является ли из-за этого банк частью правоохранительной системы? А это просто обязательная характеристика хорошего банкира. Банки – это не ресторан на углу, это социально ответственный бизнес. Что касается матери, посылающей деньги сыну-террористу… Да, ее счет должен быть заморожен. Это жаль, что дело касается родственных отношений, но финансовые операции для террористов должны быть прекращены. И банк плохой, если не знает о сути этих операций. И банк тем более плохой, если не закрывает такой счет. У нас нет теплых чувств ни к кому, кто поддерживает террористов!» – патетически воскликнул Патрик Хефернан.

На этот раз зааплодировала американская часть зала.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ