Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Core Banking в новой реальности
27.08.2021 FinRegulationFinSecurityFinTechАналитика

Core Banking в новой реальности

Как под напором цифровой трансформации меняются не только клиентские пути, но и такие основополагающие IT-системы банков, как Core Banking, рассказал Андрей Фомичев, заместитель председателя правления ГК ЦФТ


Андрей Фомичев, заместитель председателя правления ГК ЦФТ— Андрей Вячеславович, вы согласны с утверждением, что под влиянием цифровой трансформации в АБС происходят революционные изменения?

— Термин «АБС» охватывает, по сути, все системы, работающие в банке. Если пытаться оценивать изменения, происходящие в АБС, нужно посмотреть на все пространство банкинга. И тогда мы увидим, что революция происходит в основном в каналах поставки банковских услуг — эта сфера наиболее динамична, здесь идет непрерывное обновление продуктов и сервисов. Но если спуститься на уровень Core систем, то там главные требования — высокая производительность, стабильность работы. 

Можно провести аналогию с морем: революции, связанные с клиентским обслуживанием, происходят на поверхности, а морские глубины — там, где функционируют системы Core Banking, эти вызовы не возмущают.

Еще одно сравнительно новое требование обусловлено снижением маржи на банковском рынке — сервисы должны быть эффективны и конкурентоспособны по параметру совокупной цены владения. Это означает, что нужно обеспечивать глубокую линию автоматизации, снижая число людей, связанных с работой банковского продукта. Эти главные вызовы описывают направления, по которым мы совершенствуем свои продукты класса Core Banking.

Также нельзя забывать, что многие изменения касаются именно Core Banking — это регуляторные изменения, новшества, генерируемые ЦБ и другими регулирующими органами. 

Взаимодействие с госорганами — одно из наиболее востребованных и активно развивающихся направлений продуктовой линейки ЦФТ.

— Помимо изменений в учете, отчетности и так далее регулятор готовит масштабные новации, например внедрение цифрового рубля. Это потребует существенных изменений в части Core Banking?

— Думаю, здесь тоже про революцию говорить не приходится. Фактически появляется третья форма денег, которая совмещает преимущества наличных и безналичных денег. С точки зрения Core Banking появится новая учетная единица, появятся новые счета. И все. Многое изменится для конечного потребителя, ведь у него появится еще одна форма денег: с их помощью он сможет совершать платежи, в том числе в офлайне, так, как это делается с помощью наличных денег.

Самое интересное в этой истории то, что цифровой рубль по своей архитектуре — продукт, менее зависимый от банка. Он нужен, если, скажем, банки являются держателями каких-либо кошельков, а в определенных моделях использования цифрового рубля банки и вовсе не нужны.

Например, для китайского цифрового юаня есть уполномоченные операторы, а банки находятся в одном ряду с конечными потребителями. Цифровой рубль более инклюзивен. Для конечного потребителя это огромное благо, потому что дает более независимый инструмент для быстрых платежей и взаиморасчетов, с меньшими издержками и комиссиями разнообразных посредников. Также цифровой рубль может выступать в роли средства накопления. Поэтому, в целом, цифровой рубль — это огромный шаг вперед: инклюзивный инструмент, за которым будущее.

— Какие из нынешних вызовов меняют требования банков к Core Banking? 

— В первую очередь — дистанционное обслуживание. Это означает, что клиент может в любой момент затребовать тот или иной банковский продукт, а банк должен ответить: предоставить информацию, провести платеж и так далее. При чем тут уровень Core Banking? 

Актуальность информации в банковской системе — необходимое условие для своевременного предоставления этой информации «на поверхность», во фронтальное приложение. А остатки хранят Core-системы, и здесь существенную роль начинает играть географическая протяженность России: люди могут совершать платежи ночью или централизованно работать с системой, находясь в регионе, удаленном от банка. Все это предъявляет особые требования к непрерывности работы систем класса Core Banking.

Различные поколения систем, разработанных ЦФТ в разные годы, по-разному решают эту задачу. Например, система R-2 для розничного бизнеса банка — это многопотоковые приложения системы ЦФТ-Банк на Платформе 2МСА. Это актуальное решение находится на передовых позициях по всем основным показателям: время отклика, производительность, стабильность работы. Мы уверены, что у данного продукта большое будущее, ведь высокие требования к времени реакции и стабильности работы систем, которые ранее были свойственны только крупным банкам, в ближайшей перспективе будут возникать у банков среднего масштаба. 

— Насколько существен для вендора АБС тренд банков на инсорсинг?

— Есть разные аспекты. Так, малым банкам нужны готовые решения, максимально эффективные с точки зрения затрат. Они ждут, что вендор предложит экосистему из различных продуктов и сервисов, которая позволит эффективно конкурировать с крупными банками. Небольшой банк будет в большей степени полагаться на вендорские решения, причем с акцентом на облачные варианты, не требующие приобретения лицензий.

Но и в крупных банках, в которых действительно наблюдается тренд на внутренние разработки, многое зависит от того, где находятся конкурентные преимущества каждой организации. А они сосредоточены прежде всего во фронтальных решениях, которые участвуют в работе с клиентами, а кроме того, в маркетинге и в сфере управления рисками. Так вот, доля инсорсинга наиболее высока в управлении рисками. А если мы погружаемся в глубины бэкенда, то здесь конкурентных преимуществ практически нет, значит, вполне можно использовать коробочные Core системы. Поэтому на рынке Core Banking доминируют вендорские решения.

— Как меняется конкуренция между вендорскими решениями и инсорс-разработками банков?

— Поскольку IT-ландшафт банка имеет сложную структуру, ни один вендор не может линейкой своих продуктов закрыть все потребности банка в части АБС. Нам повезло больше многих: компания ЦФТ является поставщиком не только программных продуктов, но и ряда актуальных сервисов для банков: процессинговых — Faktura.ru, «КартСтандарт», сервисов приема платежей, денежных переводов, биометрической идентификации, подключения к финансовому маркетплейсу и так далее.

 

 

Поэтому острая конкуренция по отдельным направлениям бизнеса — это стимул к развитию. И мы регулярно выпускаем новые платформы, создаем новые архитектуры, причем быстро. Так, наша новейшая система для розничного банкинга – R2, уже внедрена в двух крупных банках, следом уже выпущено новое технологическое ядро DBI. Оно позволяет работать с разными базами данных, в том числе из реестра отечественного ПО. Иными словами, сегодня наши предложения опережают спрос: не успели банки распробовать наши новые продукты, как появляются другие, более интересные.  

У нас есть ключевое конкурентное преимущество — ценовая эффективность. Так, мы предлагаем мобильное решение с развитым функциональным наполнением (очень недорого) и постоянно развиваем его. Эти особенности позволяют нашему решению достойно конкурировать даже с уникальными собственными разработками крупных банков.

— Какие направления банковской информатизации являются самыми горячими точками конкуренции в 2021 году? 

— Есть три основных символа этого года и соответственно конкурентной борьбы поставщиков решений: дистанционное обслуживание, увлечение банков экосистемами и цифровой рубль. В части дистанционного обслуживания мы предлагаем целую линейку процессинговых сервисов. Доля их использования банками постоянно растет, ведь развитие собственных систем становится более дорогим удовольствием. Многие, даже крупные, банки делают ставку на вендорское решение. Мы его предлагаем в максимально эффективном варианте — облачном. С точки зрения эффективности и совокупной стоимости владения наше решение — вне конкуренции.

Кроме того, полный набор всех продуктов и сервисов ЦФТ — это фактически готовая экосистема, причем по большей части реализуется партнерское взаимодействие с банком в стиле White Label. Иными словами, на основе наших решений банки создают свои экосистемы, а мы предлагаем им готовый набор продуктов для этого строительства. Несомненно, 2021-й — это год банковских экосистем, и предложение ЦФТ оказалось в русле самого горячего тренда.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ