Банковское обозрение

Финансовая сфера


13.03.2020 Аналитика
Дело не в содержании, а в принципе

Инвестиционные возможности лучше всего открываются тогда, когда многие недооценивают технологию. На фоне противостояния некоторых частных и государственных экосистем это видно особенно четко


В конце января 2020 года CEO китайского Tron Foundation Джастин Сан провел вторую за неделю встречу, о которой посчитал необходимым объявить. На этот раз он встретился с создателем криптовалюты Litecoin Чарли Ли. Ранее Джастин Сан провел деловой обед с сооснователем Apple Стивом Возняком. А еще ранее Джастин Сан выиграл за 4,56 млн долларов благотворительный обед с Уорреном Баффетом. Однако за несколько дней до трапезы Сан вдруг заявил, что у него проблемы со здоровьем, поэтому обед был отложен на неопределенный срок. По данным 2Bitcoins.ru, «Сан с нетерпением ждал возможности посвятить Баффета в вопросы блокчейна и инвестиционного потенциала, который он представляет, — ведь настоящие инвестиционные возможности лучше всего открываются тогда, когда многие недооценивают технологию».

В начале февраля всплыла информация о реальной причине переноса мероприятия на более поздний срок. Как выяснилось, китайское правительство оказало сильное давление на некоторых сотрудников Tron Foundation, угрожая им даже арестом. Это, напомним, неофициальные данные. Официально же известно, что китайский ЦБ искореняет остатки частной криптоэкосистемы в стране и близок к переходу государственную криптовалюту.

Дежавю или сбой в матрице?

Все громче звучат голоса тех, кто считает, что «в дело вмешалась политика — из-за продолжительной торговой войны между Китаем и США правительственные структуры КНР считают нужным полностью ограничить контакты известных личностей страны с потенциальным противником». И дело тут не в содержании, а в принципе «на войне, как на войне»!

Нынешняя ситуация вокруг частного китайского блокчейна до боли напоминает битву за 5G, одной из жертв которой стала компания Huawei. Китай многому научился у США и перенял кое-что из их политики. Один из выводов, который сделали все: наступает эпоха противостояния на уровне национальных экосистем, что в телекоме, что в cloud computing, что в разработке и продвижении глобальных блокчейн-платформ. И чем экосистема богаче и содержательнее, тем она интереснее государству.

Председатель КНР Си Цзиньпин в октябре 2018 года прямо заявил: «Мы должны воспринимать блокчейн как важное открытие для самостоятельного внедрения ключевых технологий. Нужно уточнить главные направления, увеличить инвестиции и сосредоточиться на нескольких основных применениях технологии». Глава КНР также обратил внимание на необходимость интеграции блокчейна не только в реальную экономику, но и в смежные IT: AI, IoT и Big Data. Он подчеркнул необходимость создания полноценной экосистемы индустрии блокчейна в стране. При этом он считает важным усилить руководство и регулирование отрасли. Но главное, председатель КНР ранее высказал мнение, что блокчейн изменит структуру мировой экономики.

Где проходит линия фронта?

Децентрализованная платформа для приложений Ethereum со встроенными смарт-контрактами уступает место на троне платформам третьего поколения, имеющим структуру с топологическим деревом в своей основе (DAG). В итоге DAG — это уже не блокчейн как таковой, а совершенно иной тип структурирования информации, лишенный недостатков Blockchain 1.0 и 2.0. И если лицом Ethereum был Виталик Бутерин, то сегодня желтая майка лидера переходит к Джастину Сану.

Но не это главное! «Крипта» на DAG,как говорится, — дело второе. Платформа может использоваться, как децентрализованная сеть для хранения различных данных произвольной формы или как сеть для Интернета вещей. По сути, речь идет о конвергенции Blockchain, IoT и AI, которая является дизраптором для существующего Интернета, трансформируя его до того, что сейчас называют Web 3.0.

Джастин Сан с нетерпением ждал возможности посвятить Баффета в вопросы блокчейна и инвестиционного потенциала

Что именно станет блокчейн-экосистемой будущего, объединяющей интересы бизнеса и государства? Многие полагали, что именно этот вопрос планировали обсудить Джастин Сан и Уоррен Баффет. Почему? Одна из главных причин — снижение маржинальности банковского бизнеса и развитие альтернативы: DeFi. Как считают в forklog.com (это мнение изложено в публикации «DeFi — не ICO, или почему так медленно растет Ethereum?»), приложения на базе публичных блокчейнов (dApps) набирают популярность и все жестче конкурируют как между собой, так и с услугами из традиционного банкинга, вытягивая оттуда ликвидность.

В результате повышается качество сервисов, появляются совершенно новые продукты и услуги, соперничающие с традиционными аналогами из реальных финансов. Однако большинство наиболее популярных децентрализованных приложений пока построены на базе Ethereum. Эта же платформа превосходит конкурентов в лице Tron и EOS по общей стоимости транзакций, переданной через dApps, а также по количеству пользователей.

Однако многие эксперты рассматривают объем транзакций как чуть ли не главный фундаментальный фактор при анализе той или иной криптовалюты. У Ethereum этот показатель с середины июля 2019 года стремительно падает: большая часть стоимости в сети Ethereum передается через стейблкоины, а не через ее собственную криптовалюту ETH. По этой и массе других причин цена Ethereum пока по большей части зависит от спекулятивного спроса, а влияние сферы децентрализованных финансов остается незначительным. Многое зависит от повышения производительности Ethereum и снижения стоимости операций в его сети.

А вот Tron (и аналоги) — отличный пример того, как можно перенять и совместить преимущества конкурентов: взять виртуальную машину EVM от Ethereum и реализовать поверх Delegated-Proof-of-Stak (DPOS) консенсус. Таким образом, проект Tron — это платформа, созданная для размещения различного развлекательного контента. Авторы контента полностью контролируют процесс его размещения, продвижения и монетизации. В этой децентрализованной сети авторы получают полный контроль над своими творениями. Они не зависят от распространителей контента — владельцев сайтов или социальных сетей, издателей и т.п. Взаимодействие пользователей с ними осуществляется при помощи встроенной валюты TRX. По замыслу разработчиков, в итоге Tron перерастет в крупнейшую децентрализованную операционную систему. Такой проект сможет составить конкуренцию ОС Windows и Mac.

Платформа Tron имеет все возможности для равной конкуренции с такими гигантами, как Google Play, YouTube и AppStore

По совокупности технических возможностей платформа имеет все возможности для равной конкуренции с такими гигантами, как Google Play, YouTube и AppStore. По оценкам Минэкономики США, современная сфера цифровых развлечений и видеоигр имеет оборот более 1 трлн долларов. Проект Tron может стать главным поставщиком онлайн-развлечений и монополистом рынка, сравнившись со Steam, AliExpress, Amazon и т.д. В магазине децентрализованных приложений Samsung уже реализована поддержка криптовалюты TRX, что делает ее доступной на миллионах и миллионах девайсов.

А пока Джастин Сан обедает Стивом Возняком из Apple, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) отчаянно пытается взять под государственный контроль проекты Libra и Gram.

P.S. 23 января 2020 года обед с Уорреном Баффетом все же состоялся. На нем также присутствовали создатель Litecoin Чарли Ли, глава инвестиционной платформы eToro Йони Ассия, финансовый директор Huobi Крис Ли и глава Binance Charity Foundation Хелен Хаи. А в это время ФРС США начала изучать возможность выпуска собственной цифровой валюты…






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ