Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Эволюция криптоэкономики и тренды децентрализованных финансов
05.10.2020 Аналитика
Эволюция криптоэкономики и тренды децентрализованных финансов

Проблема криптовалют стала актуальной намного раньше, чем резко взлетевший в цене Bitcoin привлек к себе внимание широкой общественности. Криптоэкономика начала развиваться задолго до появления технологии блокчейн или распределенного реестра, на базе которой воплощаются в жизнь все сегодняшние криптовалютные проекты


Зарубежный опыт

Наибольшую популярность, теоретическую и практическую проработку блокчейн-проекты получили в США. Отчасти это связано с лояльным законодательным режимом, который применялся к технологиям блокчейн и одиозным криптовалютам с самого начала их становления. Власти США всерьез заинтересовались предложением криптомонет широкой публике в 2017 году. Комиссия по биржам и ценным бумагам США (далее ― SEC или Комиссия) опубликовала отчет по делу DAO (Decentralized Autonomous Organisation), в котором впервые была выражена мысль о том, что предложение токенов блокчейн может быть инвестиционным контрактом, и в этой связи ICO должны соблюдать требования законодательства США о рынке ценных бумаг. Первым крупным проектом, попавшим под внимание Комиссии, стал блокчейн стартап Tezos, который привлек 232 млн долларов. В октябре 2017 года руководство Tezos сообщило о внутренних проблемах проекта, инвесторы так и не получили токены. Более того, в отношении Tezos были поданы судебные иски

Последним громким примером судебного разбирательства стало дело блокчейн-проекта TON братьев Николая и Павла Дуровых. Предложение криптовалюты этого проекта, токенов Grams, американский суд посчитал незарегистрированным предложением ценных бумаг и заморозил сделку. Однако идея частных денег набирает обороты. Так, лидирующим предложением на этом рынке пока остается еще невыпущенная криптовалюта Libra от Facebook. Проект планируется к запуску только после всех согласований с регуляторами. Выход Libra на рынок может бросить вызов не только существующим криповалютам, но и международным фиатным валютам: доллару США, евро и др. 

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) определяет виртуальную валюту как средство выражения стоимости, которым можно торговать в цифровой форме и которое функционирует в качестве: средства обмена, и/или расчетной денежной единицы, и/или средства хранения стоимости, но не обладает статусом законного платежного средства ни в одной юрисдикции. Таким образом, в соответствии с данным определением, виртуальные валюты не являются законным средством платежа, но могут быть использованы в качестве расчетной единицы по согласию сторон. Поэтому уже сегодня страны (США, страны ЕС, Швейцария) признают и принимают криптовалюты в качестве договорного средства платежа.

Банковские эксперименты

Банки первыми из крупных институциональных игроков рынка заинтересовались возможностью новой технологии. Американский JPMorgan Chase & Co. предлагает клиентам услугу по вкладу в виртуальных активах с 2018 года. Законность такого предложения была взвешена Федеральным судом, который пришел к выводу, что криптовалюты, в частности биткоин, являются допустимым средством платежа. В США также допускается юридическим лицам открывать счета в криптовалюте, получать криптовалютой оплату за товары и услуги. 

Похожая ситуация, но в меньших масштабах разворачивается и в других станах системы общего права. Финансовая группа Barclays совершила революцию в сделках с аккредитивами, переведя их на технологию блокчейн. Лаборатория по изучению цифровых активов банка Barclays работает с 2015 года. Объединившись с платформой Waves, банк реализовал ряд успешных сделок в сфере международной коммерции.

Токеном Waves заинтересовался и российский Экспобанк. Токен впервые в России был предложен в качестве обеспечения по займу, выданному предпринимателю. 

Гражданский кодекс РФ не содержит ограничений для такого рода обеспечения. Список объектов обеспечения в ст. 329 ГК РФ является открытым. Токены блокчейн в соответствии со ст. 128 ГК РФ представляют собой цифровые права, которые, как и бездокументарные ценные бумаги, по российскому праву следует считать иным имуществом. Статья 2 Закона «О цифровых финансовых активах» подтверждает диспозицию ст. 128 ГК РФ, поясняя, что токен может участвовать в цифровых транзакциях и храниться в цифровом кошельке.

Закон № 259-ФЗ от 02.08.2019 «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 8 вводит понятие утилитарных цифровых прав (т.е. токенов), которые могут оборачиваться внутри цифровой платформы, что соответствует техническому описанию распределенного реестра или технологии блокчейн, в рамках которой были созданы токен Waves и многие другие токены. 

 

 

Таким образом, получается, что токен может участвовать в сделках либо в качестве иного имущества, либо в качестве движимой вещи, если он находится в цифровом кошельке. Следовательно, токен может абсолютно законно являться предметом множества сделок. Мы уверены, что использование токена в качестве обеспечения ― лишь первый шаг на пути развития децентрализованных финансов (DeFi) в Российской Федерации.

Судьба токенов в России

На сегодняшний день российский законодатель не использует понятие «токен» для регулирования отношений в сфере криптоэкономики. Принятые поправки в ГК РФ, Закон об инвестиционных платформах и Закон о ЦФА используют родовое понятие ― «цифровое право» (которое,, по сути, и является токеном). При этом в зависимости от того, какие права предоставляется по такому цифровому активу, они могут разделяться на утилитарные цифровые права и цифровые финансовые активы. Утилитарные цифровые права, то есть продуктовые токены, в соответствии с российским законодательством выпускаются только на инвестиционных платформах (краудфандинговых площадках) и могут предоставлять право требования услуг и товаров, передачи интеллектуальной собственности.

Проведение ICO. В целом, законопроект устанавливает ряд требований, которые действуют в других странах (Швейцарии, Франции, США) в отношении процедуры проведения ICO: Закон определяет подробные требования к white paper (решению о выпуске цифровых финансовых активов), требования к донесению информации об ICO до инвесторов (требования о публикации решения о выпуске) и др. Закон устанавливает требования к информационной системе, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов. Отметим, что такая информационная система должна включаться в реестр Центрального банка, что, с одной стороны, позволяет ICO не затрачивать дополнительно деньги на создание собственной системы выпуска токенов, с другой ― ограничивает возможность использовать собственные системы, которые придется регистрировать, хотя требования к информационной системе обременительны только с точки зрения требований к участникам (о деловой репутации и квалификации), необходимости создания внутренних правил и системы безопасности и др., а требования, например, в отношении капитала отсутствуют. Информационная система также отвечает за доступ к активам, бесперебойность и непрерывность функционирования, целостность и достоверность информации о ведении реестра пользователей информационной системой, что заставляет систему принимать соответствующие организационные меры и меры безопасности.

Биржи и обменники. Закон о цифровых финансовых активах вводит новый субъект российского крипторынка ― операторы обмена цифровых финансовых активов. Такие операторы, по сути, являются криптобиржами, но только для обмена токенов, которые признаются по российскому законодательству цифровыми правами. В соответствии со ст. 141.1 ГК РФ к таковым относятся те, которые признаны цифровыми правами в соответствии со специальным законом. На сегодняшний день такими специальными законами являются Федеральный закон об инвестиционных платформах и Федеральный закон о ЦФА. Таким образом, операторы обмена могут организовывать торговлю утилитарными цифровыми правами и цифровыми финансовыми активовами. 

Значит, существующие криптобиржи, торгующие криптовалютами, например биткоином и эфириумом, не подпадают под определение нового субъекта и остаются неурегулированными. При этом Закон о ЦФА прямо допускает возможность организации на территории России площадки для обмена криптовалют. В ст. 14 Закона о ЦФА устанавливается, что организация выпуска и (или) выпуск, организация обращения цифровой валюты в Российской Федерации регулируются в соответствии с федеральными законами. Такой подход отличается от подходов, действующих в США, Великобритании и большинстве других стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В этих странах законодатель распространил уже существующее законодательство о финансовых посредниках и организованных торговых площадках на такие компании. Подобному подходу должны подчиняться как криптобиржи, работающие на территории этих стран, так и криптобиржи, оказывающие услуги резидентам этих стран (принцип экстерриториальности).  

Специальные требования к деловой репутации, требования наличия квалификации, наличие службы внутреннего контроля. Интересно, что Закон устанавливает требования «деловой репутации» к исполнительным органам информационной системы, оператора обмена ЦФА. Такие требования включают в себя отсутствие неснятой и непогашенной судимости, отсутствие за последние годы фактов привлечения к административной или уголовной ответственности в связи с банкротством и в связи с деятельностью финансовой организации, отсутствие сведений о причастности лиц к экстремистской деятельности или терроризму и др. Закон также устанавливает требования к квалификации: высшее образование и опыт руководства кредитной организацией или иной финансовой организацией или опыт работы в госорганах. Кроме того, оператор обмена ЦФА обязан хранить информацию о сделках с ЦФА не менее пяти лет. Банк России вправе установить дополнительные требования к деятельности информационных систем и операторов обмена ЦФА, например требования к операционной надежности и требования к предоставлению отчетности. 

Реклама. Закон устанавливает требования к рекламе ЦФА, в частности по идентификации лица, выпускающего ЦФА, требования к информации по ЦФА, требование предупреждать инвесторов, что предлагаемые ЦФА являются высокорисковыми и их приобретение может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. Также установлено, что реклама не должна содержать обещание выплаты дохода по ЦФА, за исключением дохода, обязанность выплаты которого предусмотрена решением о выпуске. Реклама не должна содержать прогнозов роста курсовой стоимости выпускаемых ЦФА, что также является мерой защиты от введения инвестора в заблуждение, чрезмерных ожиданий в отношении инвестиций и мерой обеспечения достоверной оценки инвестором таких инвестиций.

Налогообложение. Закон о ЦФА не регламентирует вопросы, связанные с налогообложением цифровых финансовых активов. Таким образом, оборот криптоактивов будет подчиняться общим правилам налогообложения, что может привести к ряду затруднений и противоречий и, очевидно, будет работать против развития нового рынка.

Минфин России в Письме от 17 мая 2018 года № 03-04-07/33234 выразил свое мнение о налогообложении криптовалютных операций для физических лиц, отметив следующее:

  • особый порядок налогообложения доходов физлиц при совершении операций с криптовалютами не установлен, физические лица должны самостоятельно исчислить налог и подать декларацию в инспекцию; 
  • налоговая база по операциям купли-продажи криптовалют определяется в рублях как превышение общей суммы доходов от продажи криптовалюты над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение; 
  • до законодательного урегулирования вопросов, связанных с обращением и налогообложением криптовалют, при определении налоговой базы необходимо исходить из ст. 220 НК РФ.
Общие проблемы и тренды регулирования криптосферы

Движение криптоэнтузиастов начало формироваться и разрабатывать альтернативную платежную систему в начале 90-х годов XX века. Принято связывать резкий рост популярности идеи частных денег, защищенных криптографией, с принятием валюты евро в 1993 году. В основе этого движения была идея фактического обесценивания мировых валют, отрыва доллара, фунта стерлингов и новой валюты евро от реальной стоимости. 

Новая философия ценности возводилась на идеях Дж. Локка и ученых середины XX века. Таким образом, созданию криптовалюты предшествовала мощная теоретическая база, а запуск биткоина совпал с мировым финансовым кризисом 2008-2009 годов и массовым подрывом доверия к политике ведущих государств. Эти обстоятельства стали безусловным экономическим бустером для развития криптосферы. На волне первой популярности биткоина было удачно реализовано несколько других успешных блокчейн-проектов, например также широко известный Ethereum Виталия Бутерина и менее известные Filecoin, Ripple

В России не так давно приняли закон, регулирующий криптовалюты и другие виртуальные активы. Федеральный закон № 259-ФЗ от 31.07.2020 «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее ― Закон о ЦФА) предусматривает выпуск и обращение цифровых финансовых активов (далее ― ЦФА). Однако фактически можно констатировать, что оборот криптовалют в России будет запрещен с 2021 года (начало действия Закона о ЦФА). Также следует отметить неточность определения криптовалюты в Законе о ЦФА.

Если вы купите, к примеру, на игровое золото некий межгалактический крейсер, чтобы с его помощью заниматься пиратством и собранное золото менять на фиатную валюту, из Закона следует, что вы владеете криптовалютой.

Российские компании, юридические лица и физлица-резиденты не вправе принимать криптовалюту в качестве оплаты товаров, работ и услуг (п. 5 ст. 14 Закона о ЦФА); при этом не установлен четкий запрет оплаты криптовалютой товаров, работ и услуг из-за рубежа. Запрещено даже распространять информацию об оплате чего-либо криптовалютой (ст. 7 Закона о ЦФА). Таким образом, криптовалюта сильно ограничивается как платежное средство. Уже на основании этой нормы Роскомнадзор может блокировать, к примеру, сайты с картами магазинов, принимающих криптовалюту. Вероятно, отдельными законами будут также приняты изменения в КоАП и УК, предусматривающие санкции за прием криптовалюты резидентами. Следовательно, можно констатировать де-факто запрет на оборот криптовалюты. Существующие в Законе о ЦФА неточности с учетом особенностей российского правоприменения, скорее всего, будут трактоваться с точки зрения запретительной логики.