Банковское обозрение

Финансовая сфера


13.07.2020 Аналитика
Инвестиции в расчете «на разрыв»

Активы-«убежища» максимально популярны в период экономической турбулентности, тем более в период неопределенности перспектив поведения основных мировых валют. В чем специфика инвестиций в драгоценные металлы?


В периоды кризисов инвесторы в большинстве своем выходят из рисковых активов и перекладываются в золото, драгоценные камни, коллекционные изделия и другие защитные активы. Нынешний кризис, вызванный пандемией коронавируса, не стал исключением. 

Из всех драгметаллов инвесторов чаще всего интересует золото: традиционный защитный актив, к тому же менее «промышленный», чем, например, платина и палладий. 

Факторы ценообразования

По данным Metal Focus, в прошлом, 2019 году общемировое потребление золота упало на 9%, а инвестиционный спрос — почти на 5%. Потребление ювелирных изделий снизилось примерно на 3% на фоне роста цен на металл примерно на 10% к концу года. Предложение золота росло только за счет прироста вторичной переработки. 

При этом по объемам первичной добычи золота также наметилась тенденция к снижению — 0,8% (год к году), что произошло впервые за последние 10 лет. Ожидалось, что в 2020 году суммарное предложение металла уменьшится еще на 1% за счет дальнейшего снижения первичного предложения на 3,5% год к году. 

Текущий кризис, который невозможно было спрогнозировать, внес дополнительные коррективы: снижение добычи составляет уже 5%, спрос на ювелирные изделия упал на 20%, спрос официального сектора снизился на 7,5%. 

Например, Банк России, который на протяжении последних более 10 лет стабильно покупал физическое золото в слитках для пополнения золотовалютных резервов, объявил о прекращении покупок, поскольку доля металла достигла 20% общей суммы запасов. 

Формула спроса

Тем не менее спрос на золотые мерные слитки массой от 1 до 1000 г и инвестиционные монеты (¼, ½ и 1 тройская унция) вырос в среднем по миру на 9%. Особенно это заметно в развитых странах Европы и США. 

В период весеннего локдауна европейские аффинажные заводы переживали нехватку металла для переработки. Золото в виде слитков и монет было скуплено почти полностью. Премии к металлу в инвестиционных монетах выросли с привычных 2-3% до 9% и выше, приблизившись к премиям на инвестиционные золотые монеты в России (традиционно премии к металлу в российских инвестиционных монетах составляют в среднем 9–10%). 

Весной этого года мы также почувствовали существенный рост спроса именно на инвестиционные монеты. Сложилось два фактора: коронавирусный кризис и объявление о введении налога на проценты по вкладам граждан РФ, в связи с чем многие стали закрывать вклады в банках и перекладываться в основном в золото на счетах и в монетах. В РФ спрос на слитки сдерживается налогом на добавленную стоимость, который составляет 20% цены драгоценного металла. 

Монета еще и более «свободна» с точки зрения регулирования — ее можно продать банку, компании или другому физическому лицу, в то время как слиток можно продать только банку. При обратной продаже монеты средний рыночный спред не превышает 10%, а при продаже слитка теряется НДС (банки — неплательщики НДС), так что спред однозначно превышает 20%. Российские клиенты вкладываются в отечественные золотые  монеты, поскольку ввозная пошлина и ввозной НДС совокупно составляют около 42% таможенной стоимости ввозимых монет. Банк России выпускает один вид инвестиционных золотых монет — «Георгий Победоносец», массой ¼ тройской унции (7,78 г химически чистого золота).  

Счета или металл?

Мы почувствовали и существенный (в несколько раз) рост спроса на серебряные инвестиционные монеты «Георгий Победоносец» массой 1 тройская унция (31,1 г химически чистого металла).

Разрыв биржевых цен на золото и серебро сейчас составляет почти 100 раз — 1770 долларов за тройскую унцию (31,1035 г) золота и 17,75 долларов за тройскую унцию серебра. Традиционно цена на серебро растет в те моменты, когда разрыв биржевых цен на серебро и золото составляет более чем 80 раз (сейчас разрыв — 98 раз). Мы ожидаем, что этот «небывалый» разрыв должен вернуться в более привычное русло, и на этих ожиданиях многие клиенты вкладываются в серебро и серебряные монеты в расчете на рост их цены темпами более быстрыми, чем рост цены на золото.

В период весеннего локдауна европейские аффинажные заводы переживали нехватку металла для переработки. Золото в виде слитков и монет было скуплено почти полностью

При сохранении коронавирусного риска (в ожидании второй волны пандемии) золото будет удерживаться инвестиционным спросом на текущих высоких уровнях, и, вероятно, будет протестирован уровень 1800 долларов за тройскую унцию. Цена на серебро, как мы ожидаем, будет «подтягиваться» к стоимости золота. 

Если не хочется платить спред по физическому металлу и стремиться быстрее зафиксацировать цены на металл, имеет смысл инвестировать в металлические счета (не облагаются НДС, не входят в систему страхования вкладов в РФ) либо в ETF (Exchange Traded Funds), подкрепленные физическим металлом. 

Платиноиды щекочут нервы

В предыдущие годы очень интересными, но в то же время «опасными» для инвесторов активами показали себя платина и палладий. 

2020 год не стал исключением. Палладий, достигнув невероятной для него цены 2800 долларов за тройскую унцию, на момент написания обзора рухнул почти на 1000 долларов, до 1890 долларов за тройскую унцию. Стоимость золота сейчас более чем вдвое превышает стоимость платины, которая снижалась все последние годы на фоне роста потребления палладия (811 долларов за тройскую унцию). На текущий год аналитики с большой осторожностью прогнозируют последствия коронавирусного кризиса для платиноидов. Прогнозируется снижение спроса на платину почти на 25%, снижение добычи сопоставимо — 20%. Дополнительный эффект вносят перебои в транспортировке. При прочих равных условиях соотношение с ценой на золото должно корректироваться в сторону повышения стоимости платины. В случае дальнейшего падения спроса на автомобили в 2020 году цена палладия предположительно будет корректироваться в сторону снижения. 

Драгметаллы под подушкой 

Металлов платиновой группы физически добывается в мире в десятки раз меньше, чем золота, не говоря уже о серебре. Платиноиды не включаются в золотовалютные резервы Банка России, поэтому основная доля отправляется на экспорт. Для внутреннего потребления остается лишь малая часть. 

Традиционно цена на серебро растет в те моменты, когда разрыв биржевых цен на серебро и золото составляет более 80 раз (сейчас разрыв — 98 раз)

Памятные монеты из платины и палладия Банк России не выпускает уже много лет, а купить в нашей стране слитки платины и палладия довольно сложно, они есть в наличии далеко не у всех банков, работающих с драгоценными металлами. Это промышленные металлы, доля инвестиционного спроса на них составляет примерно 5% в отличие от золота, в котором доля инвестиционного спроса в структуре общего спроса — около 50%. 

Таким образом, «антикризисные» вложения в драгоценные металлы традиционны: при сохранении кризисных настроений — золото в разных видах (на счетах, в слитках, в монетах) на более длительный срок (три — пять и более лет) и серебро на более коротких промежутках времени. Платиноиды — очень осмотрительно, так как их «поведение» зависит от дальнейшего развития кризиса, и соответственно его влияния на промышленное производство. В частности, палладий, по нашему мнению, не до конца исчерпал себя. 

Я солидарна с мнением, что драгоценные металлы в разных видах должны составлять 5–10% инвестиционного портфеля. В качестве альтернативы ETF и металлическим счетам могут выступать акции золотодобывающих компаний. Физический металл в слитках и в монетах — для тех, кто ищет большую независимость от финансовой системы: их можно надолго «спрятать под подушку». Но хочу отметить: это не инструкция к инвестированию, не финансовая консультация, а частное мнение автора. 







Сейчас на главной