Финансовая сфера

Банковское обозрение


20.08.2021 FinRetailFinSecurityАналитика
Как форензик может обезопасить банк

За последние два года каждый второй бизнес становился жертвой экономических преступлений, причем каждая компания в среднем сталкивалась с шестью случаями правонарушений. Общий годовой оборот растущего рынка форензика в России, по оценкам, составляет более 3–4 млрд рублей, и наибольшую долю на нем занимает банковский сектор, чувствительный к публичным скандалам и потере репутации


Банки всегда в зоне риска

Средняя стоимость форензик-расследований для банков составляет 10–15 млн рублей за расследование в отношении крупного банка, 7–10 млн — в отношении среднего банка и 3–6 млн рублей — в отношении мелкого. Самое дорогое расследование стоимостью 130,5 млн рублей было по заказу АСВ в отношении Банка «Траст». Но это несущественно в сравнении с возможными многомиллиардными потерями в результате вывода активов или подделки отчетности, которые могут понести его собственники.

Форензик помогает владельцу банка понять положение дел, если у него есть подозрения, что менеджмент фальсифицирует отчетность и выводит активы, установить, «приторговывают» ли сотрудники персональными данными клиентов, греют ли руки на тендерах по закупкам товаров или услуг в сговоре с поставщиками.

Справка

Форензик — комплексная негласная процедура, направленная на вскрытие противоправной деятельности, возмещение ущерба, возврат активов и предупреждение угроз. Она включает в себя финансовые и адвокатские расследования, бизнес-разведку, обеспечение IT-безопасности и другие меры. 

Выбирай на вкус

Но есть и специфические «банковские» правонарушения, которые организуются и осуществляются на более высоких уровнях управленческой структуры. Таковым может быть вывод активов с помощью приобретения необеспеченных векселей или неликвидных ценных бумаг (а то и намеренно «нарисованного», сфальсифицированного актива) по высокой цене. Бумаги хранятся на счетах депо, зачастую — за рубежом, но фактически ничего не стоят, это буквально бумажки. Если банк банкротится, вкладчики ничего не получат за счет подобных «активов».

Иногда целью правонарушений является обход обязательных нормативов ЦБ по резервированию средств при выдаче кредитов, банковских гарантий и поручительств, предоставленных банком аффилированным лицам. За счет фиктивных займов, которые оформляются на подставных лиц или даже на работников самого банка, и их «возвратов» создаются соответствующие резервы. После банкротства банка АСВ старается погасить кредиторскую задолженность, ничего не подозревающих работников вызывают в суд для взыскания займов, и фиктивность займов выплывает на свет, а кредиторы лишаются соответствующих сумм в конкурсной массе.

Еще одна возможная схема хищения — выдача в сговоре с сотрудниками банка ничем не обеспеченных кредитов аффилированным лицам, оформление кредитов по сфальсифицированным документам с обеспечением этого займа реальным залогом, принадлежащим ничего неподозревающему третьему лицу — «заемщику». Тогда документов, подтверждающих обеспечение по кредиту, может вообще не быть либо они фиктивны, а если не фиктивны, то сумма кредита «растворяется в пространстве», а ничего не подозревающий «заемщик-залогодатель» еще долго обивает пороги судов и правоохранительных органов. В капитале банка образуется «дыра». Встречается и более изобретательное «решение»: обеспечение по кредиту вполне реальное, но им «обеспечивают» несколько кредитных договоров, общую сумму по которым залог обеспечить не может.

Следующий возможный способ вывода активов из банка выглядит так: средства, размещенные на депозитах, расходуются управляющими/владельцами в своих целях. Например, указанные лица их вкладывают в недвижимость, оформляя покупку на аффилированные компании или на доверенных лиц. Так, один из известных и масштабных прецедентов — громкое дело о хищении более 147 млрд рублей руководством Внешпромбанка и другими лицами. Руководитель входила в состав высшего менеджмента, но не участвовала при принятии соответствующих решений, связанных с хищениями. Тем не менее она была привлечена к субсидиарной ответственности на сумму 216,5 млрд рублей. По итогам проведенного форензик-расследования удалось доказать ее невиновность в ходе уголовного расследования, а в арбитражном суде АСВ отказалось от заявленных к ней исковых требований. 

Киберпреступления в отношении банка и его клиентов

Некоторые преступления осуществляются без ведома управляющих или собственников банка. Так, преступные группы, занимающиеся обналичиванием денег, используют расчетные счета фирм-однодневок в банках для транзита средств и последующего их обналичивания. Банк может отследить эти подозрительные операции, а если кто-то из менеджмента «в доле», то на эти операции закроют глаза. Когда же все вскроется, банк понесет очевидные репутационные потери, а его добросовестный персонал будет многократно допрашиваться на следствии и в суде. Схема была особенно популярна раньше, но теперь, к счастью, рынок стал лучше контролироваться, а такие платежи эффективнее отслеживаются.

Почему аудит не заменит форензик

А как же аудит, который регулярно проходят многие крупные банки? Неужели он не обеспечивает защиту от подобных правонарушений? Уверена, что и Внешпромбанк регулярно проходил аудит, впрочем, как любая банковская организация. Но я считаю, что, если правонарушение происходит с согласия управляющих менеджеров, обмануть аудиторов нетрудно.

Насколько мне известно, аудитор не проверяет содержание хозяйственно-финансовых операций и их подлинность, он исходит из презумпции добросовестности клиента и аудирует лишь соответствие бухгалтерской отчетности правилам МФСО, иным нормативным требованиям. Кроме того, в команде аудиторов может не быть человека, имеющего практику выявления экономических преступлений, не говоря уже о судебных экспертах, адвокатах или детективах, которые «по признакам» выявляют  экономические преступления, «схемы» правонарушений. 

В свою очередь, форензик-расследование направлено как раз на выявление правонарушений или рисков его возникновения, и в его рамках профессионалы, имеющие опыт расследований экономических преступлений, проводят полную (а не выборочную, как аудиторы) проверку документов в потенциально опасной «зоне», а также процессуально оформляют опросы сотрудников и руководства банка, исследования активов так, чтобы они послужили в дальнейшем «надлежащим и допустимым доказательством». 

 

 

Комплаенс тоже не копает так глубоко, как форензик. Комплаенс-специалисты контролируют соблюдение регуляторных норм и норм законодательства, чтобы избежать штрафов за их нарушения. Но поиск и выявление экономических преступлений в рамках комплаенс-процедур, на мой взгляд, не ведется. То же относится и к процедурам дью-дилидженс, цель которого в первую очередь — оценка финансово-хозяйственной деятельности юрлица, его активов исходя из того, что вся документация проверяемого лица достоверна.

Поэтому, на мой взгляд, проведение регулярного форензик-расследования является косвенным признаком добросовестности владельцев банка, его руководства. Если банк проводит форензик, это свидетельствует о том, что он беспокоится о средствах клиентов и о своих собственных. Форензик — значимая часть репутации банка и показатель честности его менеджмента.

Пора или не пора?

Когда же собственнику нужно обращаться к помощи форензик-офицеров?

По данным глобального исследования Report to the nations (ACFE), основной источник выявления мошенничества (в 45% случаев) — сообщения о нем заинтересованным лицам со стороны работников (50% сообщений), покупателей (22%), анонимов (15%), поставщиков (11%), а также конкурентов и акционеров (по 2%). и лишь второй по значимости источник выявления мошенничества — внутренний аудит и проверка менеджмента (в целом, 27% случаев выявления).

Получается, собственники или управляющие бизнесом ждут, когда им кто-нибудь расскажет, что творится у них под носом? Но ведь этого может и не произойти или это может произойти слишком поздно, когда ущерб будет непоправим.

Форензик — важная процедура не только при возникновении подозрений. В случае реструктуризации бизнеса, в сделках слияний и поглощений, дробления компании или ее продажи (особенно части бизнеса) каждый владелец — и бывший, и потенциальный — должен иметь ясную картину финансово-хозяйственной деятельности и активов, статус которых меняется. Любое изменение структуры компании, приход новой команды менеджеров — это самый удобный для преступников момент, чтобы спрятать содеянное, «замести следы». Для банков, я считаю, поскольку речь идет о доступе к чужим деньгам и управлении ими, форензик — такая же часть ежегодного мануала, как безупречное составление отчетности или аудит. 

На рынке форензика все понимают: самые удачные расследования — те, о которых никто не знает. Секрет успеха — в комплексности, независимости и объективности расследования. Форензик-офицеры независимы от внутренних корпоративных сил, «оппозиции», они проводят независимое и непубличное расследование, концентрируясь на нем одном и не распыляя силы. 

Форензик-расследования на порядок снижают ущерб от противоправных действий за счет сокращения сроков расследования. Так, средний срок полицейского расследования — 24 месяца при среднем ущербе 900 тыс. долларов (неудивительно: у следователя в работе может одновременно находиться до 10 дел), тогда как мониторинг, наблюдение и внутренний аудит занимают 6–7 месяцев при сумме ущерба менее 100 тыс. долларов (данные Глобального исследования Report to the nations, ACFE).






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ