Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Контролирующее должника лицо — не бенефициар
27.12.2022 Best-practice

Контролирующее должника лицо — не бенефициар

Доверитель адвокатов нашей коллегии с начала 2000-х годов занимала различные должности в одном из крупнейших коммерческих банков Российской Федерации, основанном в 1995 году. На пике карьерного роста стала вице-президентом банка и членом кредитного комитета


Фактическими руководителями банка и одновременно бенефициарами со дня его создания являлись два гражданина Российской Федерации (назовем их «брат» и «сестра»), которым клиент приходится дальним родственником. То есть семейный бизнес.

В 2016 году банк был признан банкротом, а в отношении брата и сестры возбудили уголовное дело. По приговору сестра, являясь президентом банка и возглавляя его с 1995 года, в составе организованной преступной группы совершала хищения денежных средств банка. Вину признала. Брат сбежал в Туманный Альбион. Банк в лице АСВ — потерпевший.

В рамках уголовного дела было установлено, что сестра имела склонность к приобретению за счет банка недвижимого имущества по всему земному шару, оформляя его при этом на родственников, знакомых, сотрудников банка, в том числе заместителей, а также на контролируемые юридические лица, руководителями которых выступали все те же люди из близкого окружения.

В основном схема выглядела так: банк выдает подконтрольному юридическому лицу с нулевым балансом многомиллионный кредит без обеспечения, оно приобретает выбранный сестрой объект недвижимости, после чего обслуживает кредит, пролонгируемый на десятки лет, возврат основного долга не производит, предоставляет объект недвижимости в аренду, выплачивает дивиденды.

Таких юридических лиц были сотни. Одним из таких лиц, на которых была оформлена недвижимость, являлась и наш доверитель. Она по просьбе сестры стала генеральным директором одного из обществ (назовем его «ООО Ромашка»), которое за счет кредитных денег банка приобретало здания, в частности, в Москве. Учредительные документы и печать ООО «Ромашка» в распоряжение доверителя не поступали, хранились у сестры, которая при необходимости вызывала свою родственницу как директора «Ромашки» для подписания соответствующих документов.

Однозначно, по закону наш клиент не являлась контролирующим ООО «Ромашка» лицом, не давала обязательные для исполнения указания и не имела возможности иным образом определять действия общества, в том числе по совершению сделок и определению их условий, совершать сделки от имени ООО «Ромашка».

После ареста сестры, доверитель оказалась наедине с ООО «Ромашка», которым она была вынуждена руководить и обеспечивать содержание недвижимого имущества.

Клиент сохранила объекты, они были сданы в аренду, что приносило обществу прибыль, позволяло нести бремя содержания объектов, уплачивать налоги, сборы и т.д. При этом доверитель заработную плату себе как директору не назначала.

При рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве банка, в котором адвокаты нашей коллегии представляли интересы доверителя, АСВ изначально включило доверителя в число лиц, подлежащих привлечению к субсидиарной ответственности, однако впоследствии, после нескольких лет судебных слушаний и переговоров, отказалось от исковых требований. При этом важно, на переговорах была достигнута договоренность о непредъявлении АСВ требований к клиенту относительно ООО «Ромашка», поскольку долги по кредитам последнего покрывались соответствующими требованиями к банку.

В рамках уголовного дела доверитель неоднократно допрашивалась в качестве свидетеля, и однажды в стенах главного полицейского следственного департамента страны по рекомендации адвоката нашей коллегии был подписан уникальнейший документ: трехстороннее соглашение о добровольном возмещении вреда, причиненного преступлением, сестрой и банком в лице АСВ, по которому доверитель обязалось возместить банку причиненный преступлением имущественный вред и передать банку в лице АСВ оформленные на нее лично и на ООО «Ромашка» объекты недвижимости, цена которых превышала несколько миллиардов рублей.

Увы, соглашение так и не было исполнено, сколько бы клиент и мы, как ее представители ни обращались к АСВ с требованиями о его исполнении, сколько бы ни просили принять всю эту недвижимость и освободить человека от обузы.

АСВ решило пойти иным путем и обратилось в суд общей юрисдикции к доверителю, ООО «Ромашка», с неординарным иском о прекращении права собственности на объекты недвижимости и признании за уже осужденной сестрой права личной собственности на объекты.

Суд такой иск удовлетворил, клиент вздохнула спокойно. Однако в нарушение существующей договоренности относительно невовлечения клиента в дело о банкротстве ООО «Ромашка» АСВ обратилось-таки с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности клиента как руководителя должника, ссылаясь в обоснование требований на то, что ООО «Ромашка» не возвратило кредиты, предоставляемые банком на приобретение объектов недвижимости, которые у ООО «Ромашка» были изъяты по решению суда общей юрисдикции. В то же время по выданным кредитным суммам в рамках дела о банкротстве банка иные лица были привлечены к субсидиарной ответственности.

При этом следует заметить: АСВ настойчиво отказывается (это, кстати, разрешено законом!) заявлять требования о привлечении к субсидиарной ответственности к сестре, действительно являющейся лицом, контролирующим и банк, и ООО «Ромашка», что подтверждено материалами уголовного дела и решением суда общей юрисдикции.

По итогу подразумевается, что сумма, которую вменяет нашему доверителю АСВ в рамках второго дела о банкротстве, уже ООО «Ромашка», формально указывая на ее директорство, будет получена госкорпорацией на основании судебного акта в рамках дела о банкротстве банка как сумма выданного и невозвращенного кредита (150 млн плюс 350 млн рублей будет получено от продажи изъятых объектов недвижимости, приобретенных на невозвращенные кредиты, и в третий раз эта же сумма может быть взыскана с доверителя как с директора ООО «Ромашка»).

В допросе в качестве свидетеля сестры, отбывающей заключение, арбитражный суд отказал (судья, не под запись, улыбаясь, заявила, что еще хочет поработать).

Может, и не аналогичное, но тоже вопиющее (не могу сказать «недобросовестное», поскольку совестью тут и не пахнет) поведение госкорпорации наблюдается в отношение иного нашего доверителя, специалиста в области банковской сферы, в свое время являвшейся руководителем центрального филиала второго банка в стране. Доверитель, замещая в течение года «декретную должность» руководителя департамента коммерческого банка и будучи членом кредитного комитета, подписала от имени банка в рамках обычной хозяйственной деятельности четыре сделки (кредитование). Два кредита погашены, два других обеспечены и были выданы для реструктуризации иных займов в евро в этом же банке. Здесь АСВ считает доверителя лицом, контролирующим должника и совершившим сделки, причинившие банку убытки.

Суд первой инстанции отказал АСВ, с чем согласился суд апелляционной инстанции, кассационное рассмотрение состоится на следующей неделе.

Самое неприятное в этой ситуации, что подача в суд такого заявления повлекла за собой соответствующую публикацию в СМИ, после чего доверитель уже четыре года не может реализовать свое право на труд с учетом имеющегося у нее образования и опыта.

Таким образом, АСВ, выступая от имени государства, в противоречии со своими целями уклоняется от привлечения к ответственности реальных бенефициаров, а подходит к вопросу формально, ограничиваясь теми, кого проще привлечь.