Банковское обозрение

Финансовая сфера


06.05.2020 Аналитика
Кредитный скепсис

В ситуации, когда регулятор, бизнес-объединения и власти давят на банки с целью наладить господдержку МСБ, представителей финансового сообщества беспокоят собственное выживание и благополучие


Меры господдержки через банки не ругает только ленивый. Какова же обстановка на самом деле?

Вначале — взгляд на ситуацию с Неглинной, дом 12. Утром 29 апреля в ходе вебинара по поддержке МСП руководитель службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ Михаил Мамута выразил уверенность: эффективность мер повышается.

Реструктуризация в ручном режиме

На первом этапе действовал сам Центробанк. Еще до принятия Закона № 106-ФЗ (заработал с начала апреля) регулятор рекомендовал банкам реструктурировать кредиты. Введены регуляторные послабления: по реструктурированным кредитам разрешено не формировать повышенные резервы даже в случае, если субъект МСБ не относится к пострадавшим секторам, напомнил Михаил Мамута.

По состоянию на 22 апреля в банки, которые обслуживают более 90% МСБ, поступило более 75 тыс. таких заявок. «Проведена реструктуризация на общую сумму почти 127 млрд рублей. Одобрено 42 тыс. заявок, или 80% всех рассмотренных обращений, еще 22 тыс. находятся в работе», — отчитался Михаил Мамута.

Механизм работает системно, при том что на старте приходилось в ручном режиме общаться с каждым банком и регионом по сигналам от предпринимателей и бизнес-объединений (ТПП, «Опора России», «Деловая Россия»), сообщил глава службы. В ЦБ РФ ждут дальнейшего роста обращений.

Конкуренция «по нулям»?

Вторая часть поддержки относится к кредитованию МСБ. Всего выделено 675 млрд рублей, из них 150 млрд зарезервированы под выдачу бизнесу беспроцентных кредитов на зарплату по ставке 3,5% (до апрельского снижения ЦБ ключевой ставки было 4%, рассчитывается по формуле «ключевая ставка — 2%»). Минэкономразвития дополнительно представляет субсидию, чтобы стоимость фондирования была равна 0% на период до полугода. По истечении шести месяцев ставка по такому кредиту не может превышать льготную, уточнил он.

«В банки поступило более 22 тыс. обращений по кредитам на зарплату на общую сумму 57 млрд рублей, уровень одобрения почти 40% (на 28 апреля — около 30 млрд рублей), подписаны кредитные договоры на 15 млрд рублей», — привел не вполне понятную статистику Михаил Мамута.

С «нулевой» программой вообще много неясного. Так, Алексей Войлуков, вице-президент Ассоциации банков России, пояснил, что объем кредитов зависит от количества занятых и МРОТ (минимального размера оплаты труда). Проходила информация, что в выдаче таких кредитов участвуют (или долгое время участвовали) всего шесть банков, которым выдал поручительства ВЭБ.РФ, говорит Юлия Якупова, ведущий аналитик по банковским рейтингам «Эксперт РА».

Границы желаемого

«Сектор кредитования МСБ и без того характеризуется высокой концентрацией в крупнейших банках (за 2019 год около 80% кредитов МСБ было выдано банками из топ-30 по величине активов), — напоминает Юлия Якупова. — Мы ожидаем, что многие средние и небольшие кредитные организации в связи с возросшими рисками перестанут активно работать в сегменте МСБ, что будет способствовать дальнейшему росту концентрации».

«Мы стремимся к тому, чтобы как можно больше банков участвовали в этих программах, была конкуренция, ресурсы были доступны предпринимателям», — уверяет Михаил Мамута.

В целях поощрения конкуренции Алексей Войлуков предложил унифицировать требования и существенно расширить перечень банков, через которые идет господдержка. Прецеденты по другим программам существуют: так, еще 175 млрд рублей выделено на совместный проект с Корпорацией МСП под ее поручительство — выдача кредитов на цели развития по ставке 8,5% годовых. Беззалоговое кредитование под зарплаты как раз предоставляется всем банкам с рейтингом А- и выше, то есть в списке более 60 кредитных организаций, и дополнительно ЦБ может кредитовать банки под поручительство корпорации МСП — таких около 20, а МСП банк работает с небольшими региональными банками (без поручительства Корпорации), говорит Михаил Мамута. Также в кризис 350 млрд рублей представляются для поддержки банками объемов льготного кредитовнаия МСБ под 3,5% — как мера, стимулирующая банки на выдачу кредитов.

Господдержка в «никуда»

Но эксперты убеждены: выбранная модель господдержки в данный кризис не сработает. Василий Солодков, директор Банковского института НИУ ВШЭ, категоричен: «Нет смысла заливать бизнес ликвидностью через банки. Поддерживать надо граждан — то есть спрос, тогда мы сохраним МСБ». Профессор считает, что адресная поддержка населения должна идти не через работодателя — для этого есть национальная платежная система. Беспроцентные кредиты, по его мнению, даром никому не нужны — деньги придется вернуть, а где гарантии, что предприятие выживет в кризис?»

Как бизнес будет возвращать кредиты даже под 0%, если «сезон» потерян, нет запаса денежных средств, а заработная плата — прямой расход без дохода

Директор департамента малого и среднего бизнеса МКБ Виктор Жидков также не понимает, как бизнес будет возвращать кредиты даже под 0%, если «сезон» потерян, нет запаса денежных средств, а заработная плата — прямой расход без дохода. «На сегодня неясно: эти кредиты являются больше поддержкой бизнесу или мерой для снятия социальной напряженности», — рассуждает эксперт. Хотелось бы понимать, каково влияние уже реализованных мер на отрасли.

Павел Самиев, председатель комитета по финансовым рынкам объединения «Опора России», убежден, что «предприятиям необходима более широкая финансовая поддержка, это могут быть различные субсидии по выплатам арендных или лизинговых платежей, расширение объемов государственной гарантийной поддержки под банковское кредитование и так далее».

Приказы не по адресу

Претензии со стороны властей к деятельности банков в кризис у экспертов вызывают скептическую реакцию. «Парадоксально, что президент в принципе дает команды бизнесу, в том числе — банкам. Нельзя командовать той формой собственности, которая к тебе не относится. Мера бессмысленная, ненужная и не может работать. У банка есть кредитная политика, кредитный комитет, который решает, кому выдавать средства, следит, чтобы банк не получил убытки», — полагает Василий Солодков.

«На момент входа в пандемию банковская система была весьма устойчива, поскольку ЦБ последние два года ввел много мер регулирования, в том числе ограничивающих отдельные направления кредитования. Но втором-третьем месяце пандемии и неактивное кредитование вне рамок антикризисных программ могут ухудшить ситуацию, в том числе по ранее выданным кредитам. Бизнес начнет серьезными темпами банкротиться», — выражает позицию членов Ассоциации ее вице-президент.

Кредитование или раскулачивание

Алексей Войлуков напоминает: надо думать об ответственности банков перед вкладчиками, которым придется вернуть деньги, причем с процентами. «Пока же мы видим общественный консенсус в стремлении “раскулачить” финансовые организации и поддержать бизнес деньгами вкладчиков, причем на фоне тающих пассивов — физлица забирают деньги, им надо на что-то жить», — обрисовывает он ситуацию.

Действительно, проходила информация, что один из топ-10 системно значимых банков уже запросил финансовую поддержку у ЦБ.

В Ассоциации тоже предлагают изменить модель господдержки. «Государство должно выделить финансирование из собственных источников, и эта помощь будет доставляться через банки. Деньги пойдут на поддержку наиболее пострадавших отраслей, которые определены правительством. Можно через банки контролировать расходование средств. Постепенно мы к этому идем, но какими-то полушагами, — считает Алексей Войлуков. — Уговаривать, чтобы банки на свой страх и риск выдали кредиты компаниям, которые неизвестно когда и как заработают… Такое возможно, но только под финансирование, поручительство и гарантии со стороны правительства и ЦБ. Без требований 100%-ного резервирования по формальным показателям. Часть денег будут потеряна, и государство должно быть готово к этому, не перекладывая ответственность на банки. Если этого не сделать, то экономика будет года два-три возвращаться в нормальное состояние. Пока же программы субсидирования сконструированы так, чтобы по максимуму снизить ставку для заемщика, сократить маржу банка, но кредитный риск остается на банке».

Единым фронтом против банков?

Вот иллюстрация сказанного выше: ЦБ пришлось побороться, чтобы клиентам не навязывали комиссий и иных платежей при выдаче кредитов под 0%, негативные сигналы были, сообщил Михаил Мамута. То есть де-факто ЦБ настаивает на том, что банки должны работать по программам господдержки себе в убыток. В ходе вебинара Михаил Мамута многократно подчеркивал: ущемленные в поддержке предприниматели через бизнес-объединения могут решить вопрос с ЦБ, руководство которого проводит с ними совещания еженедельно. Выходит, банки оказались одновременно под давлением со стороны бизнеса, регулятора и властей всех видов.

ЦБ пришлось побороться, чтобы клиентам не навязывали комиссий и иных платежей при выдаче кредитов под 0%

В этой связи возникает ряд вопросов. Первый — насколько «нулевое» кредитование является добровольным? «Госбанки, например Сбербанк, можно заставить выдавать нулевые кредиты. ВТБ и заставлять не придется. Ему все равно раз в три года нужны 10 млрд долларов докапитализации, будет очередной повод попросить, — считает Василий Солодков. — При такой модели поддержки госбанки останутся самыми устойчивыми, поскольку выделяемые деньги пойдут через них и клиенты, которые выживут в кризис, останутся у них. Получим вариант «Госбанк РФ».

Второй вопрос — слышит ли ЦБ банкиров? Алексей Войлуков уверяет, что обратная связь налажена, а решения принимаются в течение двух-трех дней. Однако независимый эксперт Михаил Ермаков, считает, что количество таких «обратных связей (напрямую у системно значимых банков, через банковские ассоциации и лоббистские возможности акционеров банков, предпринимательские объединения) приводит к тому, что мнение сообщества «может быть не очень консолидированным, что часто на руку самому регулятору в сложных и резонансных вопросах, в том числе — антикризисной направленности».

Претензии из чата

Собственники бизнеса в чате вебинара жаловались, что не могут получить поддержку, и предлагали ввести ряд обязательных требований к банкам. В их числе: по факту обращения за поддержкой предоставлять письменный отказ; утвердить конечный перечень документов при обращении за кредитом под 0% и даже издать нормативный акт ЦБ, регламентирующий порядок действий банков в текущей ситуации карантина (то есть аннулировать внутренние стандарты).

Выглядит все так, что, невзирая на давление бизнес-объединений и ручную настройку ЦБ, «саботаж» процессов «раскулачивания банков» наблюдается на уровне регионов и даже отделений, причем и в банках с госучастием.

Михаил Ермаков убежден, что главная причина, по которой меры господдержки не доходят до МСБ, — отсутствие у конкретных банковских руководителей и сотрудников на местах точных инструкций и KPI, скольким клиентам и на какую сумму нужно оказать помощь.

Меры господдержки фактически входят в конфликт с действующими установками — предлагать собственные продукты и услуги, включая реструктуризацию кредитов, зарабатывая банку прибыль.

По словам Михаила Ермакова, «помогать МСП — не приоритетная задача для наших банкиров на местах, им бы сохранить без существенного ущерба свои бизнесы и репутации».