Банковское обозрение

Финансовая сфера


16.10.2020 Аналитика
Кризису время, стабильности — час

Процессы обеспечения работы банковского сектора в период пандемии короновируса, факторы устойчивости российской финансовой системы, а также принятые меры по поддержке населения и компаний во время пандемии обсудили на круглом столе «Банковская система России: уроки коронакризиса»


Банковский рынок глазами ФАС

Андрей Кашеваров, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы России (ФАС), обратил внимание на то, что когда возникают кризисные явления, учащаются случаи недобросовестной конкуренции. 

«Видимо, банки начинают беспокоиться о своей ликвидности и стремятся привлечь клиентов разными способами, отличными от тех, которые обычно используются в стандартных условиях. В частности, кризис 2008 и 2014 годов имел свои особенности», — начал представитель ФАС. При этом он отметил, что в меньшей степени эти кризисы коснулись тех банков, которые участвовали в различных госпрограммах.

Стандартными формами нарушения в кризисный период были изменения процентных ставок по вкладу в течение действия договора банковского вклада, например введение запрета на пополнение вклада или введение комиссии на снятие денежных средств с вклада. Когда кризисные явления ослабевали, банки стремились избавиться от обременительных для себя условий по обслуживанию вклада и делали это за счет клиента. Для вкладчиков существенно ухудшались первоначальные условия, которые предлагались банками и на основании которых клиенты принимали решение о размещении своих средств в конкретных кредитных организациях. 

Нынешний кризис отличается от предыдущих тем, что мы имеем совершенно иную картину поведения банков и состава кредитных организаций, замеченных Федеральной антимонопольной службой в недобросовестной конкуренции. Если говорить о составе банков, то следует отметить, что границы между банками, имеющими господдержку, и банками без нее стерлись. Расширилась линейка банковских продуктов, предлагаемых клиенту, в которых умалчивается о существенных условиях их предоставления. Также фиксируется недобросовестная конкуренция в договорах вклада. Здесь произошла еще одна форма изменения: когда объявленный договор с плавающей ставкой предлагается клиенту, то в форме заявления вкладчики видят содержание единого размера ставки. Однако когда денежные средства начинают пополняться, процент неожиданно уменьшается. 

«Если раньше мной возбуждалось два-три дела, то сейчас, с начала пандемии, мы выдали 12 предупреждений. Это является высоким показателем того, что банки активно привлекают клиентов, не всегда следуя принципам добросовестности. Из этих 12 предупреждений семь исполнены в полном объеме, а по пяти происходят антимонопольное разбирательство. В целом, надеемся, что банки станут информационно более прозрачными, клиенты не будут вводиться в заблуждение и их выбор будет безусловно обоснованным», — заключил Андрей Кашеваров.

Банковский рынок глазами рейтинговых агентств

О показателях, с которыми банки проходят коронакризис, рассказала Ирина Носова, директор группы рейтингов финансовых институтов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА). 

«Центральный банк достаточно мудро вел себя во время пандемии. В 20-х числа марта он ввел определенные послабления, которые помогли российскому банковскому сектору пройти кризис. Нужно отметить, что в августе был проведен опрос среди клиентов и банков, которые занимают значимые позиции в розничном банковском секторе. Оказалось, что 86% опрошенных кредитных организаций активно использовали во время пандемии эти послабления. Это говорит о том, что банкам действительно они были нужны», — прокомментировала ситуацию представитель АКРА. 

С одной стороны, это не очень хорошая тенденция, ведь фактически получается, что российские банки сильно нуждались в мерах поддержки. С другой — меры предоставлялись, и это отлично. В целом, банки заинтересованы в продлении и расширении послаблений, которые действуют на данный момент. Это свидетельствует о том, что банки либо все еще чувствуют себя уязвимыми, либо готовятся к продолжению кризиса.

Ирина Носова добавила: «Мы провели исследование: при худшем сценарии банки могут потерять 1,6 п.п. по достаточности капитала. То есть достаточность капитала может снизиться до уровня чуть больше 10%. При минимуме 8% — это достаточно неплохо».

 

 

«Этот кризис нельзя назвать банковским. Он общеэкономический, и банки страдают вместе со всей экономикой, у них дополнительного внутреннего фактора риска нет. Что касается масштабов потерь, по нашим оценкам, они превысят 1,5 трлн рублей для банковского сектора. Если события будут развиваться по негативному сценарию, то эти потери будут еще больше. Для банковского сектора 1,5 трлн — чувствительная величина, но вряд ли она приведет к каким-то неимоверным сдвигам. Это меньше, чем годовая прибыль в хороший год», — отметил Андрей Манько, начальник управления анализа финансовых институтов рейтингового агентства РИА Рейтинг. 

Рынок скорее жив…

По мнению Михаила Задорнова, президента-председателя правления банка «Открытие», российская экономика не так сильно просела во втором квартале, как американская или европейские. 

Доля малого и среднего бизнеса, а также доля сервисных отраслей в нашей экономике относительно невелика, и сама ее структура с опорой прежде всего на добывающую промышленность делала ситуацию более устойчивой, несмотря на то что упали цены на нефть и газ. 

По-разному себя вели три основных сегмента клиентов банка «Открытие». «Мы с самого начала закладывали, что не будет существенных замедлений в корпоративном кредитовании. Так и произошло. Оно практически росло тем же темпом, как и ожидали в начале года. Также потребовались деньги экспортерам. Эти факторы поддержали корпоративное кредитование, которое в этом году является одним из драйверов роста», — заметил Михаил Задорнов.

Розничное кредитование вовсе не сократилось. Здесь основную роль сыграла правительственная программа льготной ипотеки под 6,5%. Она стала основным драйвером роста розничных портфелей. Розничное кредитование — само по себе потребительское. В середине августа банк выдавал не только ипотечные кредиты, но и кредиты наличными. Темпы роста розничного кредитования остаются выше, чем было в феврале-марте нынешнего года. 

Михаил Задорнов (банк «Открытие»)

Михаил Задорнов (банк «Открытие»)

Просрочка выросла за счет кредитных каникул и нерабочих дней во время самоизоляции. Многие клиенты потом тяжело входили в платежный график. Михаил Задорнов утверждает, что сейчас в среднем просрочка по ипотеке поднялась до 0,5–0,6%, что для России много, но не критично. «Мы отметили прирост просрочки физических лиц в июне-июле, но сейчас ситуация понемногу стабилизируется. Несмотря на сокращение доходов населения, люди сократили и расходы», — отметил спикер.

Существенно увеличилось количество пользователей мобильных банков. В конце прошлого года — 50%, на данный момент — 67% клиентов банка «Открытие». Условия карантина резко подтолкнули людей пользоваться онлайн-банком для различных расчетов.

Плохие долги — хороший инструмент?

«Так сложились обстоятельства, что создание банка непрофильных активов получилось очень своевременным. По сути, через него ЦБ по результатам санаций вывел в особый режим регулирования более 2 трлн рублей крайне токсичных активов», — заявил президент-председатель правления банка непрофильных активов «Траст» Александр Соколов. Также он поделился своими опасениями, которые были в начале коронакризиса: 

«Мы боялись падения спроса на активы, которые мы возвращаем в экономику. Тот инструмент, который мы делаем, — это продажа. То есть участники рынка покупают у нас активы по рыночным ценам. Риск не реализовался в течение девяти месяцев». 

Не все отрасли пострадали во время пандемии. На примере активов «Траста», можно увидеть в отдельных отраслях хороший рост. Например, вырос спрос на жилую недвижимость. Пострадала часть заемщиков, которые находились в пограничном состоянии: между тем, что уже не восстановить финансовую модель, и тем, что за бизнес можно побороться. Это были заемщики в таких отраслях, как коммерческая недвижимость, авиаперевозки, предоставление массового досугового отдыха. По ним пришлось изменять стратегию с реструктуризации на банкротную. Некоторые индустрии по своим финансовым показателям уже не вернутся на прошлые уровни, по крайней мере, в обозримом будущем. В таком случае единственный выход для них — смена собственника, перезагрузка предприятия, расчистка от непосильного долга. 

«Нельзя сказать, что глобально что-то в работе с плохими долгами поменялось. Кризис заставляет работать быстрее, быстрее проводить процедуры, но мы — организация молодая, не успели пожить в стабильности, росли в постоянном кризисе», — добавил Александр Соколов.