Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Курс на уменьшение формализма в спорах между гарантами и бенефициарами
09.06.2023 Best-practice

Курс на уменьшение формализма в спорах между гарантами и бенефициарами

Независимая гарантия является одним из наиболее распространенных и востребованных способов обеспечения исполнения обязательств в гражданском обороте


Между тем гаранты зачастую отказывают в удовлетворении требований бенефициаров в связи с непредоставлением ими документов, предусмотренных гарантиями. Но в любом ли случае отсутствие документа исключает получение бенефициаром выплаты по гарантии?

Разбираться в этом вопросе пришлось ВС РФ, который в Определении от 26.04.2023 № 305-ЭС22-23473 по делу № А41-65493/2021 встал на сторону бенефициара и указал на недопустимость излишнего формализма при оценке судами правомерности отказа гаранта в выплате денежных средств по мотиву непредоставления бенефициаром определенных гарантиями документов.

Фабула

В 2017 году между авиационным холдингом компании «Сухой»1 (заказчик) и СК «Строй Групп» (подрядчик) был заключен договор генерального подряда на выполнение комплекса строительных работ по реконструкции и техническому перевооружению производства на объекте заказчика в Новосибирске.

В обеспечение исполнения обязательств подрядчика по договору генерального подряда СберБанк (гарант) выдал компании «Сухой» (бенефициар) банковскую гарантию на сумму 455 млн рублей со сроком действия до конца 2020 года.

По условиям выданной гарантии при предъявлении по ней требований банку бенефициар обязан был приложить ряд документов, в частности акт сверки взаимных расчетов с принципалом на дату последнего числа месяца, предшествующего дате требования по банковской гарантии.

Полагая, что подрядчик ненадлежащим образом исполняет обязательства по договору генерального подряда, компания «Сухой» в сентябре 2020 года предъявила банку требование по гарантии на сумму около 170 млн рублей, к которому приложила акт сверки взаимных расчетов с принципалом по состоянию на 31.08.2020. Денежные средства по требованию были выплачены гарантом в полном объеме.

В декабре 2020 года бенефициар направил в адрес СберБанка еще одно требование на сумму около 285 млн рублей (разница между предельной суммой гарантии и ранее выплаченной суммой денежных средств). К требованию бенефициара был приложен акт сверки от той же даты, 31.08.2020.

Обосновывая отсутствие акта сверки по состоянию на 30.11.2020 (месяц, предшествующий дате требования по гарантии), компания «Сухой» указала, что проект соответствующего акта направлялся им в адрес принципала, однако не был подписан генеральным директором принципала в связи с его отстранением от должности (дисквалификацией) в судебном порядке. Попытки организовать встречи с иными сотрудниками подрядчика для подписания акта оказались безуспешными.

Банк счел доводы бенефициара необоснованными и отказал в выплате денежных средств в размере 285 млн рублей по гарантии в связи с тем, что приложенные к требованию бенефициара документы не соответствовали условиям гарантии — отсутствовал акт сверки по состоянию на 30.11.2020.

Полагая, что отказ гаранта являлся незаконным, компания «Сухой» обратилась в суд с иском о взыскании со СберБанка денежных средств в размере 285 млн рублей по банковской гарантии и процентов по ст. 395 ГК РФ.

Правоприменительная практика

Отметим, что суть гарантии состоит в ее независимости от основного договора, заключенного между бенефициаром и принципалом (п. 1 ст. 370 ГК РФ)2. Независимость гарантии обеспечивается наличием специальных и исчерпывающих оснований для отказа гаранта в удовлетворении требования бенефициара, которые не связаны с основным обязательством между бенефициаром и принципалом. 

К таким основаниям в силу п. 1 ст. 376 ГК РФ относятся несоответствие требования бенефициара или приложенных к нему документов условиям гарантии, а также предоставление бенефициаром гаранту требований и/или документов по окончании срока действия независимой гарантии.

В правоприменительной практике в настоящее время сложилось два подхода к вопросу правомерности отказа гаранта в выплате денежных средств в связи с несоблюдением бенефициаром условий гарантии в части состава представляемых документов, формы или содержания заявленного требования.

В рамках первого подхода суды отмечают, что несоблюдение бенефициаром условий гарантии в отношении оформления требования, его внешних признаков и перечня прилагаемых документов, даже если такие условия носят формальный характер, является основанием для отказа банком в выплате денежных средств. Так, суды признают правомерным отказ гаранта в удовлетворении требований бенефициара в связи с отсутствием на требовании печати бенефициара, непредоставлением расчета денежного требования, непредоставлением документа, подтверждающего полномочия единоличного исполнительного органа3.

Второй подход является более лояльным к бенефициарам и предполагает, что наличие несущественных недостатков или несоответствий в части формы требования и состава приложенных к нему документов (например, отсутствие расчета, непредоставление документа, подтверждающего полномочия руководителя организации) не может являться основанием для отказа в выплате денежных средств по гарантии4.

Кроме того, в ряде случаев суды приходят к выводу о том, что в связи с независимым характером гарантии непредоставление бенефициаром документов, связанных с правоотношениями сторон по основному договору, не должно создавать препятствий для выплаты гарантом денежных средств5.

Представляется, что отсутствие единообразия в судебной практике по указанным вопросам обусловливает высокую степень судебного усмотрения при разрешении дел данной категории.

Рассмотрение дела нижестоящими судами

Суды всех трех инстанций, заняв более формальную позицию, пришли к выводу, что отказ СберБанка в выплате денежных средств по гарантии в размере 285 млн рублей соответствует условиям банковской гарантии и положениям п. 1 ст. 376 ГК РФ, поскольку в нарушение условий спорной гарантии бенефициаром не был предоставлен акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 30.11.2020.

При этом суды дополнительно указали следующее:

  • довод бенефициара о невозможности предоставления акта сверки в связи с дисквалификацией генерального директора принципала является необоснованным, поскольку гарантия не содержит каких-либо специальных требований к форме акта сверки или его подписанту;
  • закон не позволяет преодолевать правомерный отказ банка в выплате по банковской гарантии уважительностью причин непредоставления согласованных в банковской гарантии документов.

Суды также отклонили довод компании «Сухой» о ничтожности условия гарантии об обязательном предоставлении банку акта сверки при направлении требования о выплате денежных средств. Аргументируя свои выводы, суды сослались на отсутствие правовых оснований для такой квалификации, а также на поведение бенефициара, который, предоставив акт сверки при направлении предыдущего требования, подтвердил действительность оспариваемого им положения (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Не согласившись с судебными актами, компания «Сухой» обжаловала их в ВС РФ. Определением от 22.03.2023 кассационная жалоба бенефициара и дело были переданы в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для рассмотрения по существу.

Позиция Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с позицией судов нижестоящих инстанций, указав на следующие обстоятельства.

ВС РФ подчеркнул, что из логического толкования положений ст. 368 ГК РФ, а также ранее данных им разъяснений по вопросу применения норм о гарантиях одним из условий выплаты по независимой гарантии может являться исполнение бенефициаром обязанности по предоставлению гаранту документов, перечень которых был заранее определен.

При этом гарант, установив, что комплект документов не соответствует перечню, установленному в гарантии, вправе отказать в выплате по ней (п. 3 ст. 375, п. 1 ст. 376 ГК РФ).

Между тем, как отметил ВС РФ, перечень подлежащих предоставлению документов рассчитан на разнообразное количество причин, которые могут послужить основанием для обращения за денежными средствами по банковской гарантии, и в каждом конкретном случае не могут не учитываться основания конкретного обращения в целях исключения излишнего формализма и искажения существа гарантийного обязательства, в частности, тогда, когда тот или иной документ уже не несет какого-либо доказательственного значения.

Иными словами, Коллегия судей пришла к выводу о недопустимости излишнего формализма со стороны гарантов при разрешении вопроса о соответствии предъявленного им требования и приложенных к нему документов условиям независимых гарантий.

При этом Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ обратила внимание на то, что акт сверки расчетов с учетом традиции его применения в деловом обороте содержит указание на наличие договоренности между бенефициаром и принципалом относительно денежных обязательств. Соответственно отказ в выплате денежных средств по гарантии по мотиву непредоставления бенефициаром документа, связанного с исполнением сторонами основного обязательства, будет нарушать принцип независимости гарантии (п. 1 ст. 370 ГК РФ).

Установив, что компания «Сухой» не предоставила акт сверки расчетов по объективным причинам, действовала разумно и добросовестно, предприняв меры по получению документа, а гарант, напротив, зная о невозможности предоставления акта сверки, продолжал настаивать на формальном соблюдении соответствующего условия гарантии, Судебная коллегия признала, что отказ банка от выплаты денежных средств противоречит принципу независимости гарантии.

Кроме того, как отдельно указал ВС РФ, поскольку исполнение принципалом обязательств по договору генерального подряда прекратилось до 30.11.2020, у акта взаимных расчетов по состоянию на указанную дату отсутствовало бы доказательственное значение.

Изложенное в совокупности послужило основанием для отмены Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ судебных актов судов нижестоящих инстанций с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Значение правовой позиции ВС РФ

Как отмечено ранее, в настоящее время в правоприменительной практике отсутствует единообразие в отношении оценки судами правомерности отказа гарантов в удовлетворении требований бенефициаров при представлении ими неполного пакета документов. Степень формализма в таком случае остается на усмотрение суда.

Представляется, что позиция ВС РФ по рассматриваемому делу, хоть и не приведет к полной унификации судебной практики по данной категории споров, но позволит обеспечить большую правовую определенность и задаст вектор менее формального подхода судов к оценке правовых последствий непредставления бенефициарами тех или иных документов при заявлении требований по гарантиям.

В частности, как автор статьи полагает, с учетом выводов ВС РФ арбитражные суды будут обращать больше внимания на: 1) причины непредоставления бенефициарами документов, наличие объективных препятствий к их предоставлению и 2) влияние отсутствия документов на обязанность гаранта по выплате денежных средств по гарантии.

Кроме того, представляется, что существенное значение имеет вывод Судейской коллегии судей о неправомерности отказа гаранта в удовлетворении требований бенефициара по мотиву непредставления им документов, связанных с исполнением основного обязательства. Такой подход еще раз подчеркивает независимый характер гарантии (п. 1 ст. 370 ГК РФ).

Дальнейшее развитие судебной практики по данной категории споров, как представляется, будет происходить уже с учетом позиции ВС РФ, выраженной в Определении по делу № А41-65493/2021.


1. На момент заключения договора наименование общества было ПАО «Компания “Сухой”». С 09.08.2021 наименование общества было изменено на АО «Компания “Сухой”». На стадии кассационного обжалования АО «Компания “Сухой”» была заменена на правопреемника ПАО «ОАК» в связи с реорганизацией в форме присоединения (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.08.2022).
2. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 03.11.2017 № 305-ЭС17-5496 по делу № А40-85050/2016.
3. Постановления Арбитражного суда Московского округа от 27.07.2022 по делу № А40-226476/2021, Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2019 по делу № А41-26863/2018, Арбитражного суда Московского округа от 03.12.2019 по делу № А40-258064/2018, Арбитражного суда Московского округа от 17.12.2018 по делу № А40-54063/2018.
4. Постановления Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2021 по делу № А40-142080/2020, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.11.2018 по делу № А21-12367/2017.
5. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.08.2022 по делу № А56-65470/2021.






Новости Новости Релизы
Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ