Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Малый бизнес почти ничего не знает о программах поддержки
04.10.2022 FinCorpFinRetailАналитикаРазговоры финансистов

Малый бизнес почти ничего не знает о программах поддержки

Павел Самиев, председатель комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам, и Алексей Войлуков, вице-президент АБР, поговорили на XIX Международный банковском форуме «Банки России – XXI век» о состоянии малого бизнеса в новых условиях и о том, что необходимо для его развития


Алексей Войлуков (АБР) и Павел Самиев («БизнесДром»). Фото:«Б.О»

Павел Самиев: Алексей, сейчас очень сложно прогнозировать, что будет осенью, но вплоть до августа статистика по кредитованию малого бизнеса неожиданно оказалась неплохой. Вопреки прогнозам, растет объем выдач и, более того, снижается доля просрочки. Почему сектор показывает такие результаты?

Алексей Войлуков: Изначально были прописаны слишком пессимистические сценарии. Этот общий негативный фон был принят обществом, и с оглядкой на него просело кредитование. Финансовые институты стали значительно осторожнее относиться к новым выдачам, а сам малый бизнес стал подавать меньше заявок. Если кредиты и выдавались, то в основном на пополнение оборотных средств. В итоге оказалось, что проблемы в экономике действительно есть, но что-то трансформировалось, что-то оказалось не таким критичным. При этом, в отличие от той же пандемии, когда все резко остановилось, здесь остановки не произошло.

А через несколько месяцев пришло понимание, что жизнь продолжается, бизнес стал более активно обращаться в банки за финансированием, и банки, в свою очередь, уже скорректировали модели по выдаче, что привело к восстановлению спроса и объемов кредитования.

Но это не означает, что все хорошо. Отложенный эффект по санкциям будет проявляться в разных отраслях по-разному в зависимости от скорости их перестройки. На мой взгляд, эффект по первым ограничениям начнется через полгода-год, то есть уже сейчас начнут возникать первые трудности.

Алексей Войлуков (АБР) и Павел Самиев («БизнесДром»). Фото: «Б.О»

Алексей Войлуков (АБР) и Павел Самиев («БизнесДром»). Фото: «Б.О»

Что касается сокращения просрочки, здесь все тоже закономерно. В такие периоды люди более ответственно начинают относиться к финансам и стараются закрыть свои излишние задолженности. С другой стороны, есть эффект от кредитных каникул, по которым задолженность не накапливается. Если считать, что кредитными каникулами начали активно пользоваться с конца весны и начала лета, то картина по просрочке ближе к Новому году будет более показательна.

Павел Самиев: Кстати, пандемия продемонстрировала, что опасения наступления просрочки после окончания кредитных каникул не оправдались. Чуть ли не 95% тех, кто ими воспользовались, вошли в нормальный режим обслуживания кредитов. Получается, что каникулы сыграли правильную роль, но тогда и ситуация была другой. Не стоит ли их продлить еще на полгода?

Алексей Войлуков: Надо будет смотреть статистику обращений к каникулам ближе к концу года. В отличие от пандемии, когда изначально был большой спрос с последующим угасанием, здесь ситуация обратная — скорее всего, до конца года спрос будет увеличиваться. Эту программу нужно будет продлевать, потому что из-за нарастания в разных сегментах дополнительных трудностей и взаимного влияния друг на друга ситуация будет усложняться. Но действительно, каникулы позволят вернуться в график — может быть, не 90–95% компаний, но все равно эта доля будет значительной. Главная цель их состоит в том, чтобы помочь в трудную минуту оптимизировать дополнительные финансовые траты, чтобы можно было переориентировать ограниченные ресурсы на поддержание и развитие. Полгода — достаточный период, чтобы скорректировать бизнес-модель с помощью такой дополнительной подушки за счет отложенных расходов. Так что, думаю, доля вернувшихся в график выплат будет не меньше 80%. Но, возможно, кому-то в дальнейшем надо будет еще раз воспользоваться подобной отсрочкой — важно подумать, как это грамотно сделать, чтобы бизнес не сидел на одних каникулах безостановочно.

Павел Самиев: И тут приходит очередь госпрограмм, которые оказывают позитивное влияние на кредитование малого бизнеса. Если бы не они, мы бы не увидели того роста выдач и портфеля. Но вопрос в том, насколько правильно по структуре эти программы стимулируют кредитование. Правильно ли акцентировать их внимание на отдельных отраслях или, наоборот, нужно покрывать весь малый бизнес, даже если он работает, допустим, в сфере торговли. И второе — через эти программы проходят более качественные заемщики, менее качественные или все? По этому поводу есть разные мнения.

Алексей Войлуков: По поводу качества... В большинстве случаев подобные госпрограммы ориентированы на снижение стоимости кредитных ресурсов. Выбор, кому их предоставлять, отдан на откуп финансовым организациям. То есть банк оценивает заемщика, как в обычной жизни, и, если он проходит, то и по госпрограмме он тоже получит заем, просто более дешевый. Поэтому говорить, что госресурсы раздаются некачественным, предбанкротным заемщикам, — неправильно.

С другой стороны, малому бизнесу нужны программы, которые позволят его запустить. Когда бизнес запускается, у него нет никакой истории, и таким начинающим предпринимателям труднее всего получить финансирование.

Вот здесь как раз и должно приходить на помощь государство, которое не просто берет на себя снижение стоимости ресурсов, но и дает некую гарантию компенсации возможных потерь.

Павел Самиев: Для этого нужно усилить гарантийные системы?

Алексей Войлуков: Да, необходимо усилить гарантийные системы: должны быть разделение рисков и понимание, что некоторые дефолты неизбежны. Само собой разумеется, ресурсы в этой части должны выдаваться не таким широким веером, все-таки государство заинтересовано развивать те направления, где экономика или бизнес развиваются медленнее. Основная причина — меньшая рентабельность, а чтобы появились интересанты, нужно выдавать дешевые ресурсы. Вместе с тем должно быть и льготное налогообложение с дополнительными преференциями, чтобы бизнес зародился и в дальнейшем мог кредитоваться на общих условиях. За все остальные направления должны отвечать финансовые институты. Но здесь мы видим, что бизнес-модель Центрального банка намного жестче существующих мировых и не позволяет кредитовать более дешево.

Павел Самиев: Центральный банк недавно обнародовал новый подход к критериям отнесения предприятий к малому бизнесу. Это сделано для того, чтобы поддержка, рассчитанная на малый бизнес и микробизнес, не уходила крупным структурам. Как много таковых в общем объеме кредитования? Позволит ли новый подход существенно расширить круг малых предприятий, которые будут пользоваться субсидируемым кредитованием и другими программами поддержки?

Алексей Войлуков: Я точно не помню, но по количеству Центробанк определил, что около тысячи организаций, которые формально соответствуют критериями малого бизнеса, по сути, являются прямо или косвенно крупнейшими организациями, и на них как раз и приходится основной объем подобного льготного финансирования. Однако надо понимать, что если бизнес будет видеть более дешевые ресурсы, то начнет оценивать свои затраты на дробление: вместо трех — пяти организаций, которые сегодня не попали под льготное кредитование или субсидирование, будет 33 организации. Если эта бизнес-модель будет окупаться, то они пойдут этим путем, что не решает проблемы, из-за которой Центральный банк этим занялся.

С другой стороны, если малые организации (по сути — части крупного холдинга) не получат дешевых ресурсов, это не означает, что предназначенные им деньги тут же раздадут другим, потому что есть жесткие критерии, кому и как это выдается. Здесь надо думать о донастройке системы, чтобы можно было охватить больший пул малых предприятий.

Павел Самиев: Что еще можно сделать для того, чтобы малый бизнес получил больше ресурсов?

Алексей Войлуков: Сегодня не хватает доведения до малого бизнеса информации о программах поддержки, которых достаточно много. Опросы и исследования показывают, что многие даже не пытаются узнавать о таких программах, а если и знают, то не верят в благополучную их реализацию. Эта работа должна быть отстроена, в том числе при помощи государства. Может быть, необходимо создавать какие-то центры «Мой бизнес», наподобие «Моих документов».

Павел Самиев: Есть же корпорация МСП, у которой есть навигатор...

Алексей Войлуков: Есть. Но я более чем уверен, что, если провести опрос, то окажется, что больше 70% о нем даже не слышали. Должна быть постоянная информационная кампания, не разовая, не точечная. Многие программы могут намного эффективнее работать, если о них рассказать массово.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ