Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • МВФ: дизайн блокчейнов имеет значение
22.02.2022 FinTechАналитика

МВФ: дизайн блокчейнов имеет значение

Некоторые механизмы консенсуса разных блокчейнов перестали устраивать МВФ не только из-за рисков, но и из-за низкой углеродной нейтральности


Международный валютный фонд (МВФ) в начале 2022 года выпустил документ «Механизмы консенсуса блокчейна — учебник для глобальных надзорных органов». В нем рассматриваются различия между технологиями PoW, PoS, DPoS и fBFT, а также даются рекомендации надзорным органам 190 стран, включая Россию.

Главной особенностью документа стало то, что в нем едва ли не впервые МВФ, следующий в русле глобальной повестки на снижение выбросов углерода в атмосферу, поделился своими взглядами на негативную роль блокчейна (DLT) в этом процессе.

МВФ, ВБ, финтех и далее по списку

Консенсусные механизмы лежат в основе эффективной работы блокчейнов и влияют на безопасность и экономические параметры протоколов. Сеть должна коллективно согласовывать содержимое DLT, вместо того чтобы передать централизованное ведение счетов одному субъекту, например банку.

В сфере финансовых услуг такие механизмы, как Proof-of-Work (PoW), Proof-of-Stake (PoS) и Delegated PoS (DPoS), выступают одними из наиболее популярных в публичных блокчейнах, в то время как механизмы «византийской отказоустойчивости» (pBFT), Istanbul BFT (iBFT) и «федеративная BFT» (fBFT) популярны в частных DLT. Усилиями BigTech созданы новые механизмы, которые могут быть использованы в их сервисах и претендуют сегодня на роль системных технологий, например DiemBFT.

Для объяснения мотивационной части учебника и повышенного интереса регуляторов к проблемам блокчейна его авторы отсылают к документам Сессии МВФ и Всемирного банка (ВБ), прошедшей на индонезийском острове Бали в октябре 2018 года. На встрече был утвержден рамочный документ Bali Fintech Agenda (BFA) — среднесрочный план поворота мировых финансовых властей к рынку финтеха. 

Издание «Коммерсантъ» так описало это знаковое событие: «BFA состоит из 12 пунктов. Уже в первом очевидна формула компромисса: на достаточно осторожную позицию МВФ в подходах к финтеху явно повлияла позиция ВБ, который видит социально-экономические перспективы этих технологий. В ВБ считают, что финтех повысит в некрупных государствах и беднейших странах степень проникновения финансовых услуг, увеличит глубину мировых рынков и возможности трансграничных платежей — и в целом уровни финансовой инклюзии в мире».

В 2022 году в учебнике МВФ, посвященному рискам блокчейна, появляется фраза: «Общий подход регулирующих органов к финансовым инновациям заключается в технологической нейтральности, что не то же самое, что технологический агностицизм, поскольку не все технологии равны. Там, где новая технология создает неприемлемые риски, эти организации должны принять необходимые меры для защиты финансовой стабильности, целостности рынка и потребителей».

Нейтральность vs агностицизм

По мнению экспертов МВФ, «Разработка, создание и внедрение консенсусных механизмов DLT могут помешать регулирующим органам выполнять требования и мандаты. Эти механизмы могут в некоторых случаях препятствовать эффективной конкуренции, создавать риски для целостности рынка и потребителей, влиять на способность стран переходить к низкоуглеродной экономике и при более широком развертывании потенциально влиять на финансовую стабильность».

Дизайн блокчейнов имеет значение, а различные механизмы консенсуса обладают преимуществами и недостатками. Регуляторы должны учитывать компромиссы, когда хотят понять последствия регулирования определенных DLT. Некоторые консенсусные механизмы «заточены» больше на безопасность и децентрализацию (хорошо для ведения учета), в то время как другие поощряют большую скорость и эффективность, например поддержку большего количества платежных операций в секунду.

Хороший консенсусный механизм должен обеспечить надежную сетевую безопасность, которая удостоверяет, что участники и конечные пользователи, как и потребители, защищены. В BFA подчеркивается важность честности в финансовых системах, и соответственно консенсусные механизмы должны быть масштабируемыми, эффективными и полезными для создания честной сети. Это ограничивает риски целостностью рынка.

Механизмы консенсуса, как считают в МВФ, не должны наносить вред или вмешиваться в глобальную цель перехода к низкоуглеродной экономике. Использование энергоемких методов для достижения консенсуса создает неприемлемые риски для финансовой стабильности и общества, поскольку такие методы усугубляют последствия изменения климата.

В числе первых Finansinspektionen (финансовый надзор в Швеции) призвал Европейский союз запретить майнинг PoW.

Что хорошо, а что плохо?

С нормативной точки зрения публичные блокчейны менее восприимчивы к кибератакам, операционным сбоям и злонамеренному поведению физических или юридических лиц, хотя и несут уникальные риски. Частные блокчейны противоречат идеалам децентрализованного сообщества в том смысле, что переносят риск с одной централизованной организации или органа власти на другую (сетевых администраторов). В платежном пространстве этот блокчейны используются для глобальных соглашений о стейблкоинах, а также для CBDC. В итоге оба вида блокчейна неидеальны с точки зрения любого финансового регулятора, тут важен компромисс.

Что касается конкретных механизмов консенсуса, то в учебнике подробно расписаны некоторые из них:

  • PoW — фундамент блокчейна Bitcoin, наиболее часто используемый и консенсусный механизм. Но общее потребление энергии при добыче биткойнов сопоставимо с энергопотреблением Польши: примерно, 140 терватт-часов. И есть проблемы с производительностью: около семи транзакций в секунду;
  • PoS несколько экономнее, а стоимость атаки «51%» гораздо выше, чем PoW, что делает механизм безопаснее. Одна из проблем заключается в том, что наказание за недобросовестное поведение участников сети может привести к неприятной ситуации «Ничего на кону», хорошо описанной, например, на портале habr.com. Механизмы консенсуса PoS могут создать условия, в которых сеть не является инклюзивной, так как некоторые члены с большими активами с большей вероятностью будут отдавать предпочтение другим, увеличивая потенциал для централизации. PoS используется в Ethereum или Tezos;
  • DPoS добавляет демократический элемент в механизм консенсуса PoS, передавая процесс валидации на аутсорсинг. Но также регулирующие органы должны учитывать риски сетевой безопасности, отслеживать поведение, похожее на сговор или картели;
  • pBFT и iBFT лучше всего работают в тех случаях, когда участники сети, по крайней мере, частично доверяют друг другу. Их можно отчасти считать механизмом Proof-of-Authority (PoA), в котором узлы ставят на кон свою идентичность и репутацию. Однако pBFT или iBFT могут быть подвержены атакам типа Sybil, в которых один узел как лидер может манипулировать другими узлами в сети, что ставит под угрозу общую безопасность.

«Таким образом, нет никакой “серебряной пули”, а есть лишь сотрудничество между государственным и частным секторами финансового рынка», — считают в МВФ. Каждый конкретный кейс регулятор предлагает в рамках идеологии BFA обсуждать публично в рамках инновационных центров, поощряя тем самым развитие конкуренции и повышение энергоэффективности.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ