Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Неприятные сюрпризы дополнительной квалификации в налоговых преступлениях
21.01.2021 Best-practice
Неприятные сюрпризы дополнительной квалификации в налоговых преступлениях

В 2015 году, когда законодатель предпринимал попытки по ужесточению наказания за неправомерный оборот средств платежей, мало кто предполагал, что подобная инициатива станет очередной лазейкой для недобросовестных предпринимателей и правоохранителей. Прошло больше пяти лет с последней редакции, поэтому можно подвести промежуточные итоги: чем обернулись «благие намерения» законодателя и как ст. 187 УК РФ стала дополнительным инструментом давления на бизнес


На что направлено регулирование?

Правовые нормы, имеющие неоднозначные трактовки, зачастую используются как инструмент давления и недобросовестными предпринимателями, и правоохранительными органами. Такая участь постигла нормы, призванные ужесточить ответственность за преступления, совершаемые в целях хищения денежных средств с использованием высоких технологий в банковской сфере. Речь прежде всего идет о таких деяниях, как скимминг и фишинг. Целям ужесточения должна была служить ст. 187 Уголовного кодекса РФ.

Данная законодательная инициатива широко обсуждалась в банковской сфере и была положительно оценена Центральным банком России.

В первоначальном варианте ст. 187 УК РФ предусматривала ответственность за изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов. После внесения изменений указанная норма стала предусматривать также уголовную ответственность за приобретение, хранение и транспортировку поддельных распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты, а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

Статья 187 УК РФ как инструмент давления

Анализ правоприменительной практики указывает на то, что бланкетный характер рассматриваемой статьи, а также неоднозначное определение предмета преступного посягательства значительно затруднили применение ст. 187 УК РФ, но речь пойдет не об этом.

Наша задача — указать на негативный потенциал ст. 187 УК РФ, используемой в качестве дополнительной квалификации применительно к любому преступлению, совершенному в сфере предпринимательской деятельности. 

Рассмотрим в качестве примера налоговые преступления как некий эталон экономических составов.

Расследование налоговых преступлений, в отличие от того же мошенничества, имеет для правоохранителей определенные ограничения. Таким ограничением прежде всего является специальный порядок возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях. Так, дела данной категории могут быть возбуждены не иначе как по материалам налоговых органов или органов дознания. 

Кроме того, законодатель ограничил правоохранителей в возможности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу по уголовным делам о налоговых преступлениях, отнеся их к преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности. 

Вместе с тем вменение ст. 187 УК РФ в качестве дополнительного состава может стать для руководителя организации-налогоплательщика очень неприятным сюрпризом. Так, анализ следственно-судебной практики свидетельствует о том, что фактически ст. 187 УК РФ используется правоохранителями для квалификации действий лиц, пользующихся услугами по «обналичиванию» денежных средств. Возникает вопрос: почему не привлекать таких лиц к ответственности по ст. 199 УК РФ? Сумма перечисленного в адрес фиктивного контрагента необязательно будет означать крупный размер неуплаченных налогов.  

При этом состав преступления, предусмотренного ст. 187 УК РФ, формальный и считается оконченным с момента изготовления платежного поручения.

Негативный потенциал данной ст. 187 УК РФ заключается в том, что, во-первых, преступление, предусмотренное этой статьей, относится к категории тяжких, а во-вторых (и это главное), данный состав не фигурирует среди преступлений, указанных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, а значит, по уголовным делам, возбужденным по факту изготовления платежного поручения, можно избрать меру пресечения в виде заключения под стражу.

Не нужно быть провидцем, чтобы предсказать негативные последствия, которые возможны в результате вменения по совокупности сразу двух составов: уклонения от уплаты налогов и неправомерного оборота средств платежей. Хорошо известно, что применение ставшей уже классической схемы уклонения от уплаты налогов с использованием фиктивного документооборота всегда сопровождается изготовлением платежных поручений, где в качестве основания транзакции используются фиктивные основания. 

Вот и получается, что при таком подходе нет гарантии, что по факту уклонения от уплаты налогов в качестве меры пресечения не будет избрано заключение под стражу, эта гарантия достаточно легко может быть проигнорирована следователем и судом.

Также необходимо учитывать, что возбуждение уголовных дел по ст. 187 УК РФ может быть удобным инструментом давления на предпринимателя, особенно в тех случаях, когда происходит искусственное дробление эпизодов и следователь возбуждает сто и даже тысячу эпизодов преступления, предусмотренного ст. 187 УК РФ. В такой ситуации нетрудно представить не только объем постановления о привлечении в качестве обвиняемого и объем обвинительного заключения, но и неописуемый ужас руководителя или главного бухгалтера компании, попавшего в орбиту уголовного судопроизводства.

В этой связи использование ст. 187 УК РФ может, например, избавить следователя от необходимости прекращать уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, когда сам следователь этого не хочет. 

Таким образом, не имеющий широкого применения состав может стать серьезным инструментом давления на предпринимателей. Говоря об использовании ст. 187 УК РФ в сфере борьбы с незаконной банковской деятельностью, следует отметить, что данная норма позволяет квалифицировать действия лиц, оказывающих услуги по продаже так называемого «бумажного» НДС. Так, в настоящее время в одном из региональных судов рассматривается уголовное дело по обвинению лица, оказывавшего на профессиональной основе услуги по продаже «бумажного» НДС, было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 187 УК РФ. 

Рекомендации

Во-первых, следует учитывать, что данное преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом. Значит, сотрудник компании, подготовивший платежное поручение, должен быть осведомлен о подложности данного документа, то есть он должен осознавать, что контрагент, в адрес которого осуществляется платеж, недобросовестный, а основания платежа — фиктивны.

Во-вторых, необходимо тщательно проводить комплаенс контрагентов, прежде всего уделять повышенное внимание особо рисковым сферам (клининг, транспорт). Не обязательно нанимать для этого детективное агентство, достаточно документально закрепить данный функционал за определенным сотрудником компании. 

В-третьих, необходимо максимально увести обязанности проверки контрагентов от лиц, ведущих бухгалтерский учет и управляющих расчетными счетами компании.


1. Надзорное определение Верховного Суда РФ от 7 ноября 2013 года № 41-Д13-39 // СПС Консультант.