Банковское обозрение

Финансовая сфера


24.03.2020 Аналитика
Подмена понятий

О запретах, велосипедах, автомобилях и наших домах. Эльман Мехтиев в своем частном мнении о запретах, велосипедах, автомобилях и наших домах


Запреты – это наше всё

16 марта 2020 года в Государственную Думу депутатами Яровой и Исаевым был внесен законопроект о запрете взаимодействия с третьими лицами без их согласия при работе с долгами.

Всё в этом законопроекте прекрасно и правильно.

Ведь вне зависимости от того, зачем вас беспокоят, правила хорошего тона предполагают, что сперва нужно хотя бы спросить «а можно ли побеспокоить?».

В случае с персональными данными все регулируется ещё более жестко – само согласие на сбор, хранение и обработку персональных данных должно быть выражено вами в четкой недвусмысленной форме.

Более того, согласие дается на операции с определенной целью и после достижения этой цели оператор данных должен их уничтожить…

Это – азы не только правил хорошего тона, но и закона «О персональных данных», вступившего в силу ещё летом 2006 года…

Но давайте вспомним, как люди берут кредиты…

В большинстве случаев у вас попросят контакты и данные третьего лица, чтобы перепроверить данную вами информацию…

Но если вам дают номер телефона третьего лица, указывая при этом не только номер телефона, но и фамилию, и имя, и даже адрес проживания, неужели все эти данные можно обрабатывать без согласия этого третьего лица?

Оказывается, можно, так как в так называемом законе о коллекторской деятельности почему-то написано, что взаимодействие с третьим лицом может осуществляться до тех пор, пока им не выражено несогласие на осуществление с ним взаимодействия…

Напомню, что принят этот закон был в 2016 году…

Также напомню, что при принятии его уважаемые депутаты Яровая и Исаев проголосовали «ЗА»…

Неужели принимая закон, уважаемые депутаты не понимали, что взаимодействовать с третьим лицом без обработки персональных данных этого самого третьего лица в подавляющем большинстве случаев невозможно?

Или они поняли это только четыре года спустя?

Понятно, что не ошибается тот, что ничего не делает, но принято считать, опять же – принято считать, что исправление ошибки начинается с признания ошибки, а не с констатации того, что кто-то другой воспользовался вашей ошибкой…

Ну и конечно же, в пояснительной записке про то, что закон, который приняли в спешке, изначально не синхронизирован с другим законом, ну ни слова!

И тогда остается только один вопрос - а так ли все хорошо в этом коротком тексте, который в срочном порядке предлагается принять именно сейчас, когда всех нас просят сидеть по домам и не высовывать даже и носа на улицу?

Оказывается, что старая поговорка про то, когда уместна торопливость, верна и по сей день.

Если авторы законопроекта так беспокоятся о том, чтобы третьим лицам не звонили сегодня или завтра, то надо понимать, что речь идет о тех долгах, срок платежей по которым уже сегодня прошел…

Но если закон примут завтра, то как он может помочь тем третьим лицам, которым звонят уже сегодня?

Только, если в тексте сказано, что этот закон действует и по отношению к тем долгам, которые возникли еще до принятия этого закона. Но не ищете – такой нормы там нет…

И потому «запреты – это наше всё», в том числе - это и прекрасный пиар…

Будем надеяться, что в этот раз для исправления собственной ошибки депутатам не понадобятся целых четыре года.

Велосипедом – по коронавирусу

19 марта было объявлено, что начало сезона велопроката могут сдвинуть в Москве на более ранний срок.

Как говорится в сообщении пресс-службы столичного департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры, это будет сделано для того, чтобы в условиях распространения коронавируса у горожан была альтернатива поездкам в людном метро и наземном транспорте.

Напомню, что в прошлом году сезон открылся 20 апреля.

Так и хочется спросить авторов предложения, давно ли они ездили в метро или наземном общественном транспорте?

Сейчас в час пик в метро можно не только свободно стоять в вагоне, но даже и посидеть, если есть желание не соблюдать рекомендуемую дистанцию в один метр…

Но в действительности вопросов два:

1. Если цель - борьба с рисками распространения коронавируса через общественный транспорт, то почему сезон откроется только 10 апреля? Вроде как на дворе солнце светит вовсю…

2. Если так боимся холодов и беспокоимся за здоровье москвичей, то может пусть уж они пересаживаются обратно на свои авто и ездят сколько и куда хотят и тогда стоит отменить парковочные сборы на весь период пандемии, ну или хотя бы до 10 апреля - пока они не пересядут на велосипеды? Тем более, что все врачи в один голос твердят, что самый безопасный вид транспорта в такие дни – это именно личный автотранспорт…

Мне скажут, что правительство и Банк России ищут и придумывают способы поддержки, а вы тут про какие-то парковочные места…

Чувствую ещё, что ответят мне как на ту знаменитая фразу из фильма «Кавказская пленница» про личную и государственную шерсть – «мы для того сюда и поставлены, чтобы блюсти государственные интересы»…

Вопросов – нет!

Недвижимость - лучше низкие ставки или высокие доходы?

И если уж мы заговорили про то, что лучше сидеть дома, поговорим и о доме, то есть о недвижимости.

12 марта на сайте Банка России опубликована аналитическая записка «Ипотека и доступность жилья».

Основной вывод записки, по мнению газеты «Ведомости: «господдержка ипотеки может снизить доступность жилья и расшатать макроэкономику».

Еще более неоднозначен подзаголовок этой статьи – «Аналитики ЦБ отговаривают от излишне усердной борьбы за снижение ипотечной ставки».

Сами авторы (или это пресс-служба ЦБ, подготовившая анонс на сайте Банка России?), менее категоричны.

Цитируем – «возможности ипотеки в повышении доступности жилья не безграничны. Опыт многих стран демонстрирует, что чрезмерное снижение ставок приводит к обратному эффекту — росту цен на жилье и снижению его доступности».

В так называемом законе о коллекторской деятельности почему-то написано, что взаимодействие с третьим лицом может осуществляться до тех пор, пока им не выражено несогласие на осуществление с ним взаимодействия

Самое важное здесь «не безграничны», так как авторы записки достаточно убедительно показывают через анализ истории и практики других стран, что значительное снижение ставок по ипотеке вначале вызывает рост доступности финансирования покупки жилья.

Платежи значительно уменьшаются. Это приводит к росту спроса, причем как направленного на улучшение условий проживания, так и инвестиционного. Что, в свою очередь, вызывает такое повышение цен на жилье, которое опережает рост доходов и инфляции.

Дальше – больше. Поднятие цены жилья затрудняет накопление первоначального взноса на покупку, а это приводит к росту доли ипотеки с низким первоначальным взносом, а значит и рисков в банковской системе и, в конечном счете, к снижению доступности ипотеки.

В итоге, пишут авторы, весь первоначальный эффект повышения доступности заемного финансирования на покупку жилья перекрывается снижением его ценовой доступности.

И выводы - повысить доступность жилья можно и нужно за счет:

1. роста доходов населения;

2. снижения себестоимости строительства, которое может сдержать рост цен на жилье или даже привести к их снижению. Цитирую: «себестоимость можно снизить, убрав несвязанные напрямую со строительством жилья затраты застройщиков».

Например, снять обязательства по строительству социальной инфраструктуры (детские сады, школы), которые вменяются застройщикам при одобрении проектов.

При этом строить необходимую инфраструктуру нужно, поэтому снижение этих затрат застройщиков (и, в конечном счете, покупателя жилья) должно будет компенсироваться увеличением соответствующих бюджетных расходов.

Согласитесь – достаточно радикальные предложения…

Не застройщик платит государству за право строить дома и продавать квартиры, а государство платит застройщику, за то, чтобы он решал его социальные задачи…

Однозначно, что такого рода исследования не готовятся за пару дней и хоть с публикации прошло меньше двух недель, в текущих условиях ну с очень большим трудом верится в развитие доступности ипотеки за счет снижения ставок кредитования.

Надеемся, что изменения, вызванные пандемией, будут признаны достаточными, чтобы поменять подход к ведению дел и реальной поддержке строительной индустрии

Остается тогда только один вопрос, который авторы исследования даже и не задают: что важнее – первоначальный, пусть и ограниченный, но всё-таки положительный эффект для некоторого количества домохозяйств, или же единая для всех стабильность с верой, что когда-то доходы вырастут у всех вообще?

У каждого – свой ответ на этот вопрос и позвольте мне ограничиться всего лишь вопросом…


P.S. Совместный проект «Ищем логику с Эльманом Мехтиевым» портала Finversia.ru и журнала «Банковское обозрение».






Сейчас на главной
Контроль над процедурой банкротства: как его получить? FINLEGAL Контроль над процедурой банкротства: как его получить?

Вопрос соблюдения платежной дисциплины партнерами по бизнесу всегда был значимым для предпринимателей. А сейчас, когда из-за коронавирусных ограничений многие оказались в патовой ситуации, юридическая работа с должниками особенно актуальна. Нередко контрагент затягивает с оплатой или поставкой, а потом вы внезапно обнаруживаете его в состоянии глубокого банкротства, а себя — в компании таких же обманутых кредиторов и без всякой перспективы взыскать задолженность. Все чаще возникает риск стать участником подобного сценария. Поэтому нужно быть во всеоружии. Верное формирование цели и правильное поведение помогут избежать подобных ситуаций или хотя бы минимизировать потери. И здесь главное — вовремя занять контролирующую позицию и правильно ею распорядиться. Расскажем, как это сделать.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ