Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

14.06.2018 Аналитика
Покупаем банк правильно

Согласно данным Центрального банка РФ, почти две трети российских банков являются акционерными обществами1. Приобретая крупные пакеты акций в целях получения контроля над кредитной организацией, покупатель может столкнуться с обязанностью сделать предложение акционерам о приобретении их акций.



Однако нынешнее регулирование этой процедуры связано с рядом проблем, одной из которых является дисбаланс интересов поглотителя и миноритарных акционеров. Для исправления этой ситуации внесли законопроект2, обсуждению которого было посвящено мероприятие Клуба корпоративных споров, состоявшееся 25 апреля 2018 года

Одна из ключевых проблем института приобретения крупных пакетов акций ПАО — значительные пробелы в определении ситуаций, в которых у поглотителя возникает обязанность направить другим акционерам оферты о выкупе их акций. Для ее обхода используются конструкции косвенного контроля, создание искусственной аффилированности и дробление пакета акций. Закон об АО3 в действующей редакции не обязывает поглотителя направить оферту, если он получил непрямой контроль над корпорацией. В законопроекте же предлагается учесть эти случаи. Но за рамками регулирования остаются ситуации, когда акционеры передают свои голоса другому акционеру, который в совокупности получает количество голосов, превышающее установленные пороги.

На практике одним из распространенных способов обхода обязанности направить оферту остается дробление пакета акций. Арбитражные суды абсолютно всех округов, где этот вопрос возникал, исходят из формального прочтения Закона. Они считают, что если поглотитель приобрел крупный пакет акций, то он должен направить оферту, а если у этого человека в личной собственности нет крупного пакета больше определенного порогового значения, то и обязанности направить оферту нет. Такой подход судов приводит к недобросовестным действиям со стороны мажоритарных акционеров, которые в случае предъявления к ним претензий формально перепродают часть своих акций, чтобы опуститься до безопасного значения, заведомо зная, что суд не будет разбираться в наличии фактического контроля за акционерами-покупателями раздробленного пакета и в иске миноритарию откажут. В этой части законопроект требует дополнительной проработки.

Идет дискуссия и вокруг самих пороговых значений крупных пакетов акций. Первоначально в Законе об АО пороговые значения крупных пакетов появились в 2006 году из переписанной директивы ЕС без учета особенностей распределения акций в российских акционерных обществах. Поэтому некоторые юристы предлагают задуматься об исключении 30%-ного порога, ведь не всегда такой пакет обеспечивает контроль над корпорацией, в которой может быть участник с еще большей долей. В ряде европейских стран, например в Польше и Португалии, пороги и вовсе отсутствуют. Оппоненты такого подхода считают, что полностью от порогов отказываться нецелесообразно, но стоит ввести критерии контроля за последующим изменением размеров пакетов мажоритарных акционеров и определением лица, которое получает фактический контроль над ПАО. Например, если в корпорации есть два акционера с пакетами 30 и 50%, то время от времени надо контролировать, что происходит с ними, не распродан ли мажоритарный пакет с разделением между несколькими акционерами и не возник ли контроль у владельца 30%. Однако встает вопрос: кто и как часто должен заниматься контролем? Передача таких полномочий регулятору проблему не решит, так как в ЦБ мало высококвалифицированных специалистов.

Действующее регулирование существенно ограничивает миноритариев в инструментарии для защиты

Для решения проблем, связанных с приобретением контроля, обсуждается возможность распространения правила главы XI.1 Закона об АО на привилегированные неголосующие акции и на иностранные финансовые инструменты, удостоверяющие права на акции российского эмитента, например глобальные депозитарные расписки. В действующей редакции глава XI.1 Закона об АО не предусматривает обязанность пересчитать пороговое значение в целях направления оферты в ситуации, когда приобретенные привилегированные неголосующие акции стали голосующими. По мнению некоторых юристов, приобретенные иностранные финансовые инструменты, удостоверяющие права на акции, должны учитываться при определении пороговых значений.

Действующее регулирование существенно ограничивает миноритариев в инструментарии для защиты. Истцы проявляют креатив и предъявляют нестандартные иски к ЦБ, чтобы регулятор понудил поглотителя сделать обязательное предложение, к поглотителю о возврате акций в виде неосновательного обогащения при пересчете разницы между рыночной ценой и ценой выкупа. Однако суды в таких требованиях отказывают, считая надлежащим способом защиты иск о взыскании убытков. Законопроект предлагает расширить линейку способов защиты миноритариев и ввести беспрецедентную санкцию по ограничению права голоса из-за ненаправления обязательного предложения. Несмотря на неполную проработанность и пробелы в законопроекте, гости Клуба корпоративных споров позитивно оценили предлагаемые новеллы.


1. Источник: официальный сайт Центрального банка России http://www.cbr.ru/credit/coreports/ko17052018.zip.
2. Законопроект № 1036047-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования правового регулирования приобретения крупных пакетов акций публичных акционерных обществ)».
3. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».



Читайте также
Ответственность членов совета директоров БАНКнадзор Ответственность членов совета директоров Закрытый материал

Действовать добросовестно и разумно в интересах компании, в том числе кредитной организации, должны не только руководители, но и члены коллегиальных органов. За нарушение этого простого правила предусмотрена ответственность в виде взыскания с виновных лиц причиненных убытков. Принимая управленческие решения, члены совета директоров должны просчитывать возможные последствия. Если какие-то риски не будут учтены, компания потеряет имущество, а стоимость акций или долей в уставном капитале снизится. Поэтому деятельность членов совета директоров всегда сопряжена с ответственностью за решения, которые они принимают. Специфика коллегиального органа — вхождение в него сразу нескольких лиц — позволяет разделить ответственность между всеми членами, за исключением тех из них, кто 1) голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, и 2) действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании


Сейчас на главной