Финансовая сфера

Банковское обозрение


30.07.2021 FinRegulationFinRetailАналитика
Путь к сердцу самозанятого лежит через платформу

Как банки и агрегаторы делят рынок самозанятых, которых в России уже 2,4 млн человек, а через три года может стать втрое больше


По мнению аналитиков, эксперимент в виде специального налогового режима, установленного два года назад до 2028 года, можно считать успешным. Он позволил вывести из тени некоторое количество людей. Во многом это произошло благодаря тому, что самозанятые (СЗ), в отличие от ИП не должны предоставлять никакой отчетности, а зарегистрироваться в новом статусе можно за несколько минут. По данным ФНС, в начале июня 2021 года в России насчитывалось 2,4 млн зарегистрированных СЗ. Их количество приближается к числу ИП, которых в нашей стране около 3,5 млн.

«Синие воротнички» и работники интеллектуальной сферы

Самозанятых трудно назвать предпринимателями в привычном смысле слова. Сегодня большинство из них — «синие воротнички»: строители, разнорабочие, таксисты и курьеры, по данным исследования компании Frank RG. Однако среди плательщиков налога на профессиональный доход (НПД) есть и работники умственного труда — преподаватели, гиды, маркетологи, блогеры, программисты. Часть арендодателей тоже предпочли зарегистрироваться в качестве СЗ. Кроме того, режим налога на профессиональный доход создает возможность легального трудоустройства для несовершеннолетних и инвалидов, которых немногие компании готовы принять в штат. Так, по данным платформы для работы с самозанятыми «Рокет Ворк», из 2,4 млн зарегистрированных СЗ 25 тыс. — несовершеннолетние.

Как рассказала старший проектный лидер Frank RG Анастасия Чувило 23 июня на митапе «Самозанятые: от экспериментов к реальности», участников налогового эксперимента можно разделить на три большие группы: 

  • «подрабатывающие» СЗ (имеют постоянный доход, но в свободное время пекут торты, вяжут варежки, дают уроки английского по скайпу и т.д.);
  • «наемные» СЗ (работают на одного работодателя);
  • «самостоятельные» СЗ (владеют микробизнесом, выбрали для себя наиболее выгодный и удобный налоговый режим).

По оценке Frank RG, под критерии самозанятости в России попадают около 15 млн человек. Число официально зарегистрированных среди них стремительно растет и к 2024 году достигнет 8,4 млн, полагают в компании. Совокупный годовой доход этой группы людей составит предположительно 2,9 трлн рублей. Драйвером для «выхода из тени» послужит цифровизация экономики: люди, получающие много электронных платежей от физлиц и юрлиц, испытывают потребность их «обелить», чтобы не иметь проблем с налоговой. Еще один стимул для развития специального налогового режима — сокращение рабочих мест (по данным компании «ФинЭкспертиза», в 2020 году каждая шестая компания в стране прекратила существование). Нельзя сбрасывать со счетов и желание бизнеса оптимизировать налогообложение. «Некоторым компаниям удобнее работать с СЗ, так как это внештатные сотрудники, за счет которых оптимизируется фонд оплаты труда», — пояснила Анастасия Чувило. Помимо прочего режим НПД — палочка-выручалочка в условиях неопределенности и ограничений, связанных с пандемией, считают эксперты. В ситуации, когда сегодня работники нужны, а завтра нет, институт СЗ облегчает задачу найма.

И хочется, и колется

Отношение банков к сегменту СЗ можно описать словами «и хочется, и колется». Из 40 банков, опрошенных Frank RG, 35 заявили, что обслуживают СЗ, но только 30% разрабатывают для них специальные предложения. Например, создают внутри мобильных приложений возможность регистрироваться в качестве СЗ и формировать закрывающие документы — чеки. В МТС Банке запустили бизнес-карту и сервис поиска клиентов для СЗ, рассказал на митапе руководитель сегмента «Самозанятые» банка Роман Гусейнов. «Сбер» пошел по пути развития дополнительных сервисов — юридические консультации, помощь в создании сайтов и т.д.

Однако часто в банковских продуктах для СЗ помимо названия нет ничего специфического. «Ниша пока настолько узка, что многие банки не видят смысла разрабатывать действительно уникальные продукты, — рассказала Анастасия Чувило. — К тому же НПД — это пока всего лишь эксперимент, что затрудняет возможность долгосрочного планирования». «В банках продвинутые платежные решения, но есть барьеры для запуска специальных продуктов для СЗ, связанные в том числе с комплаенсом», — считает директор продукта «Мои самозанятые» компании APIBank Илья Норин.

С кредитованием СЗ пока не все гладко — отсутствие ретроспективных данных и специфические справки о доходах не позволяют банкам построить эффективные скоринговые модели. В результате СЗ все же получают кредиты, но не на таких привлекательных условиях, как физлица с постоянным местом работы (например, некоторые крупные банки готовы выдавать им ипотеку с первоначальным взносом от 30% вместо 15%). И уж тем более речь не идет о льготном кредитовании, на которое может рассчитывать МСБ. А между тем именно выгодные кредитные условия могли бы послужить для многих «серых» СЗ стимулом для выхода из тени.

«Основная ошибка банков при работе с СЗ — в 2019 году, когда все начиналось, одни “положили” их в малый бизнес, другие — в розницу. В реальности же это зарплатный проект, — уверен основатель и СЕО APIBank Алексей Петров. — СЗ нужен не банк, им нужны работа и деньги, чтобы кормить семью». Банком для СЗ становится приложение, в котором он работает и через которое получает моментальные выводы на карту, добавил директор по инновациям «Альфа Банка» Денис Додон. В связи с этим основным вызовом для банков становится моментальный цифровой онбординг клиентов из любого стороннего приложения, добавил эксперт.

Помимо банков с СЗ активно работают платформы — компании, которые помогают им находить заказы, обеспечивают электронный документооборот и даже уплачивают за них налоги. За свои услуги такие сервисы, как правило, взимают комиссию и с исполнителя, и с заказчика. Существует и «усеченный» вариант платформ — маркетплейсы, специализирующиеся на проведении безопасных сделок. Всем этим банки в массе своей пока не занимаются, и нет уверенности, что будут. Потому, как заметил генеральный директор Frank RG Юрий Грибанов, «путь к сердцу самозанятого лежит через платформу».

Чистые электронные взаимоотношения

По мнению аналитиков, услуги платформ требуются не столько СЗ, сколько юрлицам, работающих с ними. Нередко исполнители забывают прислать закрывающие документы или делают в них ошибки. «Если я вам испекла тортик и не прислала чек — ничего страшного. Но если я написала код и исчезла, то это проблема», — привела пример на митапе генеральный директор «Рокет Ворк» Анастасия Ускова. Если вдруг выяснится, что СЗ не был зарегистрирован в этом статусе на момент оплаты его услуг, это чревато для компании большой головной болью и пересчетом налоговых платежей по другой ставке. Кроме того, по словам Анастасии Усковой, для многих работодателей важно убедиться, что СЗ впоследствии действительно уплатил налоги. Заказчиков беспокоит и вероятность блокировки счетов по 115-ФЗ, увеличивающаяся при работе с этой категорией специалистов (выплаты физлицам, которые не включаются в зарплатный проект, повышают риски). Поэтому различного рода платформы и сервисы берут на себя верификацию статуса СЗ и истребование у них закрывающих документов. Некоторые из них обязуются компенсировать заказчику убытки, произошедшие по вине исполнителя. В свою очередь, финтехи — провайдеры платежей — помогают платформам и компаниям осуществлять денежные переводы. Платформы для работы с СЗ представляют собой на 80% классический HRTech и на 20% — FinTech, считает Денис Додон.

«Я верю в историю с СЗ, потому что она уже вывела большое количество людей в белые, чистые электронные взаимоотношения», — призналась Анастасия Ускова. У агрегаторов большое будущее — рынок массового подбора исполнителей в России еще не сформирован, считает генеральный директор сервиса «Наймикс» Виктор Емец.

В перспективе вокруг СЗ и их заказчиков может сформироваться много сервисов, подобно тому, как новый рынок возник вокруг онлайн-касс после принятия 54-ФЗ, полагают аналитики. И банки претендуют на немалый кусок этого пирога. «У банков есть преимущество — мы можем ставить СЗ на учет, а платформы — нет, — заметила руководитель сервиса «Выплаты самозанятым» компании «Тинькофф Бизнес» Любовь Павлова. По ее словам, с помощью банка человек может за 15 минут стать самозянятым и получить номер счета — банк выпустит для него виртуальную карту.

«Мы хотим предоставлять экосистемный подход, — рассказал Роман Гусейнов. — Сегодня наш клиент — “физик”, мы его апгрейдим до СЗ, а в дальнейшем ему помогаем вести полноценный бизнес». В то же время платформы могут сотрудничать с несколькими банками и стать для них своего рода маркетплейсом, а самозанятым могут оказывать помощь в получении кредитов, предоставлять услуги обучения и закрывать другие потребности.

По словам сопредседателя Союза самозанятых России Дмитрия Панова, тенденции мирового рынка труда указывают на то, что уже в текущем столетии трудовые отношения в привычном для нас виде, со всеми социальными бонусами, перестанут существовать. В пользу этой точки зрения говорят и международные исследования. Так, по данным исследования PwC, объем мирового рынка фриланса к 2025 году за счет прироста вольнонаемных, сезонных и временных работников вырастет почти в два раза и составит 13,8 трлн долларов. При этом Россия по объему рынка фриланса в денежном выражении (41 млрд долларов в 2020 году) входит в десятку крупнейших стран, а по темпам роста рынка уступает лишь США.

Аналитики считают, что квалификация самозанятых со временем будет расти и к 2024 году среди условных 8 млн СЗ будут превалировать не таксисты и курьеры, а «белые воротнички» и творческие работники.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ