Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Российский LegalTech, в отличие от мирового, направлен в первую очередь на клиента
16.05.2019 Аналитика
Российский LegalTech, в отличие от мирового, направлен в первую очередь на клиента

Андрей Голощапов, генеральный директор Европейской Юридической Службы, рассказал о развитии LegalTech в России, сравнил его с западным и познакомил читателей с разработками компании в этом направлении


Андрей Голощапов
Генеральный директор Европейской Юридической Службы
Павел Самиев
Генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром», председатель комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам, заместитель директора Ассоциации развития финансовой грамотности (АРФГ)

Андрей Голощапов, ЕЮС. Фото: Елена Сычева / «Б.О» — Андрей, можно ли говорить о том, что рынок юридических услуг поддерживает общий тренд на диджитализацию? В каком состоянии находится сегодня российский рынок LegalTech?

— Если говорить о глобальном тренде на диджитализацию, то российский рынок LegalTech давно встал на этот путь. Разработка продуктов идет по двум направлениям: для внешнего клиента и для внутреннего.

Первое направление — сервисы, позволяющие автоматизировать однотипные, несложные процессы, которые помогут клиенту решать вопросы самостоятельно, без участия «живых» юристов, или с минимальным их привлечением. Это прежде всего различные чат-боты и конструкторы разного рода документов, продукты на основе анализа большого массива данных и другие.

Общемировая сумма инвестиций в LegalTech в 2018 году составила 1 млрд долларов. За два месяца 2019 года было инвестировано 250 млн долларов

Второе направление разрабатывается для юридических департаментов компаний. Тут у нас даже есть свои достижения: в 2018 году мы получили первую премию на LEGALTECH LEADER 2018 — церемонии, проводимой Фондом «Сколково» и компанией ПРАВО.РУ, за лучший результат по автоматизации юридической деятельности среди юридических компаний. Это был наш собственный продукт, направленный на оптимизацию бизнес-процессов в компании. Мы добились и роста производительности юристов, и снижения издержек на обслуживание одного клиента, что позволило помогать в решении вопросов обратившихся в Службу более эффективно.

— По вашим оценкам (или на примере ЕЮС), основные инвестиции сегодня поступают в сферу внутреннего или внешнего LegalTech? То есть компаниям в первую очередь необходимо перестроить, оптимизировать бизнес-процессы или заниматься разработкой клиентских сервисов?

— Это зависит от сложностей, с которыми сталкивается компания, что в рабочем процессе является основным источником головной боли. Если компания тратит много времени и сил на обработку однотипных клиентских запросов, то ей необходимо уделить внимание внешним сервисам. Если же у компании есть проблемы во взаимодействии подразделений, которые мешают обслуживанию клиентов, то очевидно, что это ее слабое звено, и возникает потребность в LegalTech внутри самой компании для оптимизации бизнес-процессов.

— Понятно, что у каждой компании — своя ситуация. Кому-то больше нужен вешний LegalTech, кому-то — внутренний. Но если смотреть в целом на рынок, какое направление сегодня больше востребовано?

— Здесь можно привести в пример статистику рынка. Общемировая сумма инвестиций в LegalTech в 2018 году составила 1 млрд долларов. Но из них сразу 500 млн долларов досталось компании LegalZoom, у которой модель обслуживания клиентов очень схожа с нашей. За два месяца 2019 года в LegalTech было инвестировано 250 млн долларов. Из них 200 млн долларов было вложено в проект американской компании Onit, которая занимается разработками в сфере оптимизации бизнес-процессов внутри юридических департаментов.

— Сумма инвестиций 1 млрд долларов не сильно впечатляет, учитывая, что речь идет о мировом рынке. А как с этим обстоят дела в России, какие направления LegalTech активнее развиваются здесь?

— Западный рынок отличается от российского тем, что у них основное внимание нацелено на разработку LegalTech-сервисов для компаний, у нас же эти разработки направлены в большей степени на клиента, на внешнего потребителя.

Импульсивное развитие LegalTech сдерживается недостаточной развитостью рынка юридических услуг в стране

Разумеется, относительно мирового рынку наша доля еще очень мала. Но те результаты, которые достигнуты, те продукты, которые уже разработаны, позволяют делать смелые прогнозы на будущее и утверждать, что российский LegalTech движется в правильном направлении.

— Что сдерживает развитие этого рынка в России?

— Импульсивное развитие LegalTech сдерживается недостаточной развитостью рынка юридических услуг в стране. Емкость рынка США, например, составляет 437 млрд долларов, в России же — всего 1,5 млрд долларов. Второй «стоп-фактор», который влияет на проникновение технологий, это стоимость юристов на рынке. Чем она выше, тем больше инвестиций делается в разработку соответствующих сервисов.

— Существуют различные возможности для разработки и внедрения новых технологий в компании: от собственной разработки до аутсорсинга или поглощения технологических стартапов. По какому пути движется ЕЮС? Чем обусловлен ее выбор стратегии развития?

— Мы используем комбинированный подход. Есть продукты и решения, которые разрабатываются только внутренним департаментом, есть проекты, на которые мы привлекаем аутсорсеров (но это проекты, не связанные с риском возникновения необходимости доработки продукта), а есть кейсы приобретения стартапов, которые в своей структуре уже имеют LegalTech-продукты. Например, в прошлом году мы приобрели такие сервисы и продукты, как «Честный бизнес», «LegalBox» и «Налогия».

Мы стараемся реально оценивать любые разработки. Если понимаем, что по определенным критериям наша собственная разработка уступает сторонней, то рассматриваем вопрос о ее покупке. Например, та же «Налогия» к моменту приобретения нами этого сервиса уже заняла свою нишу на рынке, ее продукт был ближе к клиенту, понятнее и удобнее, чем тот, который разрабатывали мы.

— Тем не менее вы создали собственную Лабораторию ЕЮС, которая и занимается LegalTech. Зачем? Все-таки собственным разработкам вы отдаете предпочтение?

— Лаборатории ЕЮС — это инновационная структура на базе материнской компании, занимающаяся разработкой собственных технологичных проектов в области LegalTech. Направления деятельности: искусственный интеллект, распознавание голоса, распознавание документа, парсинг данных, предиктивная аналитика.

Деятельность компании направлена на разработку высокотехнологичных решений в области LegalTech, она занимается анализом и приобретением интересных стартапов, в которых видит потенциал. При этом, понимая, что у Лаборатории должна быть своя история развития, мы выделили ее в отдельное юридическое лицо.

На сегодняшний день в Лаборатории ЕЮС проходит экспертизу около десяти проектов. Один из них — разработка автоматизированной платформы для оказания юридических консультаций «Legal Cloud», сервис «Робот-юрист». Платформа основана на 4 млн реальных юридических кейсов и предназначена для оказания правовых услуг без участия «живых» юристов. Разработка платформы осуществляется на базе последних достижений в области NLP, а также технологий распознавания речи и нейросетей. В начале марта наш проект «Legal Cloud» стал резидентом Фонда «Сколково». Причем это внутренняя разработка, поэтому непосредственно «техникой» также занимается Лаборатория ЕЮС.

Среди других сервисов, находящихся в Лаборатории, можно отметить «Нострадамус» и «Тезаурус», которые перерождаются, становясь более удобными и функциональными, новый проект «Социальный помощник» и другие LegalTech-сервисы.

— Есть ли у вас планы по продаже собственных разработок на внешний рынок?

— Если мы говорим о LegalTech-сервисах для клиентов, то они уже давно доступны им в личном кабинете или в мобильном приложении. А вот продавать решения для внутренних юридических департаментов мы пока не планируем, поскольку они разработаны с учетом специфики и под запросы именно ЕЮС.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной
Субсидиарная ответственность в банковской сфере FINLEGAL Субсидиарная ответственность в банковской сфере

Статистика, публикуемая Банком России1, свидетельствует о его активной работе, направленной на повышение устойчивости банковского сектора, поэтому тема ответственности менеджмента и собственников банка остается актуальной на протяжении нескольких лет. Интерес к субсидиарной ответственности подогревается еще и частотой ее применения, что вызывает обеспокоенность предпринимательского сообщества. Рассмотрим на конкретных примерах, какие нюансы возникают в судебной практике при обеспечении прав кредиторов с использованием правовых инструментов, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности, в каких случаях риск применения данной ответственности увеличивается, кто имеет право подать соответствующий иск, какие ошибки допускаются судами