Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Российский LegalTech, в отличие от мирового, направлен в первую очередь на клиента
16.05.2019 Аналитика
Российский LegalTech, в отличие от мирового, направлен в первую очередь на клиента

Андрей Голощапов, генеральный директор Европейской Юридической Службы, рассказал о развитии LegalTech в России, сравнил его с западным и познакомил читателей с разработками компании в этом направлении



Андрей Голощапов, ЕЮС. Фото: Елена Сычева / «Б.О» — Андрей, можно ли говорить о том, что рынок юридических услуг поддерживает общий тренд на диджитализацию? В каком состоянии находится сегодня российский рынок LegalTech?

— Если говорить о глобальном тренде на диджитализацию, то российский рынок LegalTech давно встал на этот путь. Разработка продуктов идет по двум направлениям: для внешнего клиента и для внутреннего.

Первое направление — сервисы, позволяющие автоматизировать однотипные, несложные процессы, которые помогут клиенту решать вопросы самостоятельно, без участия «живых» юристов, или с минимальным их привлечением. Это прежде всего различные чат-боты и конструкторы разного рода документов, продукты на основе анализа большого массива данных и другие.

Общемировая сумма инвестиций в LegalTech в 2018 году составила 1 млрд долларов. За два месяца 2019 года было инвестировано 250 млн долларов

Второе направление разрабатывается для юридических департаментов компаний. Тут у нас даже есть свои достижения: в 2018 году мы получили первую премию на LEGALTECH LEADER 2018 — церемонии, проводимой Фондом «Сколково» и компанией ПРАВО.РУ, за лучший результат по автоматизации юридической деятельности среди юридических компаний. Это был наш собственный продукт, направленный на оптимизацию бизнес-процессов в компании. Мы добились и роста производительности юристов, и снижения издержек на обслуживание одного клиента, что позволило помогать в решении вопросов обратившихся в Службу более эффективно.

— По вашим оценкам (или на примере ЕЮС), основные инвестиции сегодня поступают в сферу внутреннего или внешнего LegalTech? То есть компаниям в первую очередь необходимо перестроить, оптимизировать бизнес-процессы или заниматься разработкой клиентских сервисов?

— Это зависит от сложностей, с которыми сталкивается компания, что в рабочем процессе является основным источником головной боли. Если компания тратит много времени и сил на обработку однотипных клиентских запросов, то ей необходимо уделить внимание внешним сервисам. Если же у компании есть проблемы во взаимодействии подразделений, которые мешают обслуживанию клиентов, то очевидно, что это ее слабое звено, и возникает потребность в LegalTech внутри самой компании для оптимизации бизнес-процессов.

— Понятно, что у каждой компании — своя ситуация. Кому-то больше нужен вешний LegalTech, кому-то — внутренний. Но если смотреть в целом на рынок, какое направление сегодня больше востребовано?

— Здесь можно привести в пример статистику рынка. Общемировая сумма инвестиций в LegalTech в 2018 году составила 1 млрд долларов. Но из них сразу 500 млн долларов досталось компании LegalZoom, у которой модель обслуживания клиентов очень схожа с нашей. За два месяца 2019 года в LegalTech было инвестировано 250 млн долларов. Из них 200 млн долларов было вложено в проект американской компании Onit, которая занимается разработками в сфере оптимизации бизнес-процессов внутри юридических департаментов.

— Сумма инвестиций 1 млрд долларов не сильно впечатляет, учитывая, что речь идет о мировом рынке. А как с этим обстоят дела в России, какие направления LegalTech активнее развиваются здесь?

— Западный рынок отличается от российского тем, что у них основное внимание нацелено на разработку LegalTech-сервисов для компаний, у нас же эти разработки направлены в большей степени на клиента, на внешнего потребителя.

Импульсивное развитие LegalTech сдерживается недостаточной развитостью рынка юридических услуг в стране

Разумеется, относительно мирового рынку наша доля еще очень мала. Но те результаты, которые достигнуты, те продукты, которые уже разработаны, позволяют делать смелые прогнозы на будущее и утверждать, что российский LegalTech движется в правильном направлении.

— Что сдерживает развитие этого рынка в России?

— Импульсивное развитие LegalTech сдерживается недостаточной развитостью рынка юридических услуг в стране. Емкость рынка США, например, составляет 437 млрд долларов, в России же — всего 1,5 млрд долларов. Второй «стоп-фактор», который влияет на проникновение технологий, это стоимость юристов на рынке. Чем она выше, тем больше инвестиций делается в разработку соответствующих сервисов.

— Существуют различные возможности для разработки и внедрения новых технологий в компании: от собственной разработки до аутсорсинга или поглощения технологических стартапов. По какому пути движется ЕЮС? Чем обусловлен ее выбор стратегии развития?

— Мы используем комбинированный подход. Есть продукты и решения, которые разрабатываются только внутренним департаментом, есть проекты, на которые мы привлекаем аутсорсеров (но это проекты, не связанные с риском возникновения необходимости доработки продукта), а есть кейсы приобретения стартапов, которые в своей структуре уже имеют LegalTech-продукты. Например, в прошлом году мы приобрели такие сервисы и продукты, как «Честный бизнес», «LegalBox» и «Налогия».

Мы стараемся реально оценивать любые разработки. Если понимаем, что по определенным критериям наша собственная разработка уступает сторонней, то рассматриваем вопрос о ее покупке. Например, та же «Налогия» к моменту приобретения нами этого сервиса уже заняла свою нишу на рынке, ее продукт был ближе к клиенту, понятнее и удобнее, чем тот, который разрабатывали мы.

— Тем не менее вы создали собственную Лабораторию ЕЮС, которая и занимается LegalTech. Зачем? Все-таки собственным разработкам вы отдаете предпочтение?

— Лаборатории ЕЮС — это инновационная структура на базе материнской компании, занимающаяся разработкой собственных технологичных проектов в области LegalTech. Направления деятельности: искусственный интеллект, распознавание голоса, распознавание документа, парсинг данных, предиктивная аналитика.

Деятельность компании направлена на разработку высокотехнологичных решений в области LegalTech, она занимается анализом и приобретением интересных стартапов, в которых видит потенциал. При этом, понимая, что у Лаборатории должна быть своя история развития, мы выделили ее в отдельное юридическое лицо.

На сегодняшний день в Лаборатории ЕЮС проходит экспертизу около десяти проектов. Один из них — разработка автоматизированной платформы для оказания юридических консультаций «Legal Cloud», сервис «Робот-юрист». Платформа основана на 4 млн реальных юридических кейсов и предназначена для оказания правовых услуг без участия «живых» юристов. Разработка платформы осуществляется на базе последних достижений в области NLP, а также технологий распознавания речи и нейросетей. В начале марта наш проект «Legal Cloud» стал резидентом Фонда «Сколково». Причем это внутренняя разработка, поэтому непосредственно «техникой» также занимается Лаборатория ЕЮС.

Среди других сервисов, находящихся в Лаборатории, можно отметить «Нострадамус» и «Тезаурус», которые перерождаются, становясь более удобными и функциональными, новый проект «Социальный помощник» и другие LegalTech-сервисы.

— Есть ли у вас планы по продаже собственных разработок на внешний рынок?

— Если мы говорим о LegalTech-сервисах для клиентов, то они уже давно доступны им в личном кабинете или в мобильном приложении. А вот продавать решения для внутренних юридических департаментов мы пока не планируем, поскольку они разработаны с учетом специфики и под запросы именно ЕЮС.