Банковское обозрение

Финансовая сфера

24.05.2019 Аналитика
Снять блок

Как решить проблему «черных списков» предпринимателей



Власти предложили очередной вариант решения проблемы с блокировками счетов предпринимателей. Насколько действенным оно окажется?

Минфин разработал поправки в законодательство о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма (115-ФЗ), меняющие критерии, по которым банки могут отказать клиенту в проведении операции. Согласно поправкам, блокировать операции можно будет лишь в случае одновременного выполнения двух условий. Первое — клиенту должен быть присвоен наивысший уровень риска в правилах внутреннего контроля либо банк в течение года неоднократно подозревал клиента в совершении сомнительных операций и направлял информацию о них в Росфинмониторинг. Второе условие — наличие данных, дающих основание подозревать, что операция с деньгами или иным имуществом проводятся в целях отмывания доходов или финансирования терроризма.

Отмечу, что ключевое здесь — наличие именно данных, а не подозрений, как в текущей версии документа. Кроме того, банкам могут запретить присваивать клиенту наивысший уровень риска только из-за того, что клиент находится в черном списке ЦБ, а также могут обязать их в течение пяти рабочих дней ответить на письменный запрос клиента, попавшего в число отказников, о причинах такого решения.

Сегодня Закон № 115-ФЗ и черные списки могут быть использованы банками в своих целях. Нередки случаи, когда счет предпринимателя блокируется, а от клиента требуют заплатить комиссию за разблокировку. Понять логику банков очень сложно. Сами они заявляют о намерении сделать жизнь «обнальщикам» и прочим «легализаторам» невыносимой, для чего, дескать, и устанавливаются заградительные комиссии. Но давайте зададимся простым вопросом: счет заблокирован в соответствии с Законом № 115-ФЗ? Да. Тогда почему, заплатив банку комиссию в размере 10-20-30% остатка денег на счете (зависит от аппетитов кредитной организации), предприниматель может его разблокировать? Что, уплата комиссии автоматически «обеляет» сомнительную операцию? Отсюда-то и появляются регулярные претензии в том, что банки используют «антиотмывочное» законодательство и черные списки как возможность прессинга на бизнес. Разумеется, в целях обогащения (вряд ли понятие «прибыль» тут уместно употреблять).

Достаточно обратиться к соответствующей судебной практике, чтобы обнаружить, что такие случаи вовсе не единичны. Хотя, разумеется, одни банки используют блокировки счетов гораздо чаще других, применяя при этом только им ведомые критерии для определения подозрительности операций. Кстати, некоторые банки, ранее «отличавшиеся» на этой ниве, внезапно одумались — в их клиентских подразделениях появились новые KPI, согласно которым важнее удержать клиента на обслуживании даже в случае появления к нему претензий, чем получить разовую комиссию, распрощавшись с ним. Но случаи эти пока редки.

Банкам могут запретить присваивать клиенту наивысший уровень риска только из-за того, что клиент находится в черном списке ЦБ

В лучшую сторону на эту ситуацию мог бы повлиять рост числа судебных разбирательств с банками, однако в марте этого года Верховный Суд РФ фактически узаконил практику взимания подобных комиссий. Рассматривая спор банка и предпринимателя, суд решил, что комиссия, в размере 10% остатка по счету за снятие средств при отказе клиенту в обслуживании правомерна, поскольку прямо прописана в тарифах банка, с которыми согласился клиент.

Как итог легко спрогнозировать дальнейший рост масштабов этой проблемы. О чем тут можно говорить, если даже Михаил Задорнов, глава банка «Открытие», прямо заявил, что из-за наличия черных списков банки отсекают от 30 до 50% всех поступающих заявок бизнеса на открытие новых счетов. Причем, очевидно, что вновь образованная компания вряд ли может иметь давние проблемы с «антиотмывочным» законодательством. Очевидно, что эти отказы — удел как раз тех компаний (или конкретных их собственников), кому уже было отказано в банковском обслуживании, кто попал в пресловутые списки. То есть от трети (в лучшем случае) до половины всех российских компаний кажутся банкам подозрительными.

Эти действия банков представляют собой явную угрозу для малого и среднего бизнеса, ущерб которому, а следовательно, и экономике страны, идет уже не на десятки, а на сотни миллиардов рублей. Причем регуляторы не спешат раскрывать информацию о том, сколько компаний столкнулось с проблемой и о каких суммах идет речь. Но только к концу 2017 года (когда вступили в силу эти черные списки), по данным Росфинмониторинга, в «отказники» попали более 500 тыс. предпринимателей, а заблокированные суммы превысили 180 млрд рублей. В начале этого года ЦБ сообщил, что из черных списков удалены 17 тыс. клиентов. А сколько новых добавилось за целый 2018 год? Да и 17 тыс. на фоне полумиллиона (если даже предположить, что списки не пополнялись) выглядит очень слабым показателем «обеления».

Конечно, новые инициативы Минфина — это хороший сигнал, что власти признают наличие проблемы, следят за происходящим. Однако эти попытки повлиять на ситуацию выглядят очень робкими, учитывая потенциальный доход банков от существования черных списков, с возможностью взимать комиссии за разблокировку счетов.

В ближайшее время «ОПОРА РОССИИ» подготовит для предпринимателей подробные инструкции о том, как избежать блокировки счетов, а также о порядке действий в том случае, если она все же произошла. Пока в наших руках лишь один действенный инструмент — публичность, широкое освещение этой проблемы.




Присоединяйся к нам в телеграмм