Банковское обозрение

Финансовая сфера


16.05.2019 Аналитика
Оранжерея для заемщика

По очевидным причинам средний, малый и тем более микробизнес не приносят таких доходов, как индустриальные гиганты, но именно на их потребностях сейчас в значительной мере сфокусировано внимание банков. а с этого года началась гонка за симпатии «почти что предпринимателей» — самозанятых граждан



Прошедший 2018 год стал переломным в отношении банков к клиентам из категорий малого и среднего бизнеса (МСБ). В первую очередь это выражается в том, что российские банки меняют подходы к РКО. Появление тарифов без платы за открытие и ведение счета дает предпринимателям, в первую очередь — из сегмента микробизнеса, ощутимую экономию.

Как правило, в предыдущие годы кредитные организации при весьма дорогом обслуживании еще и не баловали клиентов из сегментов МСБ, особенно малый и микробизнес, «встроенными» в пакет дополнительными сервисами.

«Несколько лет назад бизнес-модели и подходы большинства банков были основаны только на предоставлении минимального пакета услуг: мы думали, что малому бизнесу не нужно ничего, кроме кредитования, — заявил «Б.О» Денис Скоков, начальник управления по работе с малым бизнесом Райффайзенбанка. — На самом деле это очень ограниченный взгляд. Сейчас банки меняют свое отношение».

Сервис «под давлением»

Банки «сдавались» постепенно и неохотно: к примеру, Альфа-Банк на протяжении 2018 года неоднократно менял «стартовые» тарифы РКО — вначале плату стали взимать только за те месяцы, когда совершались проводки по счету, затем вдвое снизили, а в декабре появился пакет без абонентской платы — 1% суммы поступлений. Причем отмена платы по времени практически совпала с моментом, когда Сбербанк начал предлагать аналогичные условия, переманивая клиентов у «частников».

Опрошенные «Б.О» банкиры в основном предпочли обойти молчанием вопрос о том, каково это: конкурировать с госбанками, имеющими доступ к дешевому фондированию. «Любые “бесплатные” тарифы или акции учитываются в финансовых моделях и имеют ограниченный ресурс. Сегодня нельзя говорить о том, что какие-то банки демпингуют или рушат рынок», — считает генеральный директор банка для малого бизнеса «Сфера» Дмитрий Костенко.

Однако вице-президент Ассоциации «Россия» Алексей Войлуков не отрицает очевидного: «Сейчас конкуренция в банковской среде как никогда высока, тем более с учетом значительной доли государственных банков, которые в силу масштаба своей деятельности задают ориентир по стоимости банковских услуг остальным участникам рынка». Растет доля крупнейших банков в обслуживании, в том числе в кредитовании сегмента МСП, подчеркивает он. «Думаю, отчасти “выровнять” условия конкуренции возможно только в рамках продвижения государственных мер по поддержке субъектов МСП, снижения административной нагрузки на банки и создания условий для развития современных цифровых технологий», — считает Алексей Войлуков.

«Круто» — значит дорого

Редакция опросила представителей кредитных организаций разных размеров и форм собственности, о том, что изменилось в обслуживании МСБ в 2018 году с точки зрения РКО и сервиса, а также чего клиентам ждать в 2019-м. Лейтмотив большинства ответов: качественный сервис дешевым не бывает.

«Абонентской платы за РКО скоро вообще не будет — так же, как ее нет в банковском обслуживании физлиц. Она останется только в сервисе повышенного класса, — считает Андрей Завадских, CEO банка для предпринимателей «Точка».

«Скорее можно говорить о том, что банки вводят ограниченные пакеты услуг без абонентской платы. В таких пакетах банки предлагают минимальный набор услуг, а все, что превышает лимиты тарифа, обходится клиентам дорого, — не соглашается Дмитрий Костенко. — В “Сфере” тоже есть тариф без абонентской платы, который подходит начинающим предпринимателям». Банкир напоминает, что в качестве приманки многие банки устраивают маркетинговые акции, например бесплатные первые месяцы РКО после открытия счета.

Ожидания банкиров основаны на том, что со временем часть самозанятых пополнят ряды зарегистрированных предпринимателей. Для этого их готовы учить и опекать

«У нас тоже открытие счета бесплатное с середины прошлого года, — говорит Максим Лукьянович, директор департамента малого бизнеса Росбанка. — Нет как таковой платы за ведение счета: платят за пакет услуг, включающий определенное количество платежных поручений, интернет-банк и ряд других услуг в зависимости от пакета. На пакеты у нас действует акция — для новых клиентов два месяца бесплатно».

В банке «Точка» явно прослеживаются параллели между услугами для предпринимателей и услугами для частных клиентов. «В банкинге для физлиц уже давно стандартная Visa Classic бесплатна, но если карта копит мили, то она уже может быть платной, а если она вдобавок с Priority Pass, то точно будет стоить дорого. “Крутой” сервис с большими возможностями не может быть бесплатным, и люди будут готовы платить или за повышенный сервис или за очевидную ценность, — поясняет Андрей Завадских. — Все банки уже это поняли, вопрос в качестве реализации, технологиях и наличии гена любовь к клиенту».

ДБО: бессменный тренд в развитии

По мнению банкиров, основными определяющими факторами в принятии клиентом решения об открытии РКО сейчас являются качество, скорость обслуживания, удобство дистанционной работы с банком, дополнительные нефинансовые сервисы. «Бесплатный сыр — только в мышеловке», не бывает качественного продукта за ноль рублей. Мы начали работать только 18 сентября 2018 года. В наш банк уже обратились более 25 тыс. предпринимателей, желающих открыть расчетный счет», — заявил руководитель банка «Сфера».

Важность ДБО отмечают и в Росбанке. «В середине года на рынок выйдет полностью новая платформа дистанционного банковского обслуживания», — обещает Максим Лукьянович.

«Финансовый сектор начал понимать, что главное для предпринимателя — его бизнес, а не общение с банком. Наша задача — чтобы все вопросы банковского обслуживания решались быстро и просто, чтобы максимальное количество операций можно было совершить удаленно, — говорит Денис Скоков. — В 2018 году Райффайзенбанк начал предоставлять удаленное обслуживание предпринимателям в 90 городах России, на данный момент — уже в 100 (в том числе в 88 городах — без отделений). Все больше клиентов предпочитают взаимодействовать с Банком через мобильное приложение».

«Уже несколько лет все банки двигаются в сторону диджитализации, строят свой сервис вокруг экосистем. Стараются предложить клиенту максимум небанковских услуг, чтобы оптимизировать работу предпринимателя в целом: электронный документооборот, бухгалтерия, валютное сопровождение, отправка отчетности и т.д., — перечисляет Андрей Завадских. — И это даже не тренд 2018 года, это тренд еще из 2017 года, и кажется, что в 2019-м ничего не изменится: просто какие-то банки находятся наверху этой цепочки, а кто-то отстает».

I love but leave мой банк

Многие банки «отчитываются» по году о росте клиентской базы, но очевидно, что с отменой абонентской платы у юридических лиц возникает соблазн «опробовать» сервисы в разных банках, а финансовые ограничения их от этого больше не удерживают. Поэтому факт наличия РКО конкретного клиента не гарантирует банку прибыль. Теперь мало заманить взыскательного бизнесмена — стоит задача его удержать: по статистике, чуть ли не треть клиентов меняют банк в течение года.

В бизнес-моделях кредитные организации это явно учитывают. Так, Максим Лукьянович сообщил, что в Росбанке появились пакеты «Белый» и «Красный» для стартапов и (что характерно) для запасных счетов. Тренд на развитие нефинансовых сервисов и их доступность для разных категорий клиентов во многом определяет сейчас успех в работе с клиентами. Именно в данном направлении развития наблюдается все более острая конкуренция между государственными и крупнейшими частными банками, а также остальными их «соперниками».

Конкуренция заставляет кредитные организации внедрять новые технологии. Активно развиваются биометрия, предоставление клиентам МСБ бесплатной ЭЦП. Пока в «Сфере» говорят о том, что «клиенты предпочитают банк, который возьмет на себя часть его рутинных обязанностей по бизнесу», в Сбербанке даже микропредпринимателям предлагают в онлайне учиться, вести электронную запись и находить клиентов и партнеров. А новая команда Банка «Открытие» строит love-бренд, основанный на эмпатии и новейших технологических разработках: в Банке анонсировали создание голосового чат-бота для клиентов. Подобные технологии работают в самых технологически «продвинутых» банках Европы и Азии, но когда их внедряют, они становятся доступны и клиентам МСБ.

Резерв из самозанятых

Бесконечно переманивать друг у друга клиентов — путь бесперспективный, а вложения в технологические новинки нужны значительные, поэтому банки, активно работающие с сегментом МСБ, заинтересованы в успехе стартовавшего в январе 2019 года эксперимента по налогу на профессиональный доход. Начало получилось скомканным — поскольку по состоянию на 1 января банковских сервисов для самозанятых не существовало (первым в феврале его презентовал Альфа-Банк, в апреле заработал сервис в Сбербанке, «Открытие» только планирует запустить его во второй половине года), были зафиксированы массовые блокировки счетов физлиц, пожелавших немедленно вывести доходы «из тени».

Заработать на самозанятых банки не могут: услуги для них бесплатны. Более того, такие клиенты имеют право не вносить средства на счета, а только их декларировать и отправлять через банк платежки в ФНС. Ожидания банкиров основаны на том, что со временем часть из них пополнят ряды зарегистрированных предпринимателей и будут лояльны к «своему» банку. Для этого их готовы учить и опекать.

На этом пути есть ряд препятствий. Во-первых, программа экспериментальная, и доступна жителям только четырех регионов. Во-вторых, после шумихи вокруг блокировок счетов многие граждане испугались. В-третьих, несмотря на уверения, что в ближайшие 10 лет условия для самозанятых пересматриваться не будут, многие «подпольные» репетиторы, няни и тем более рантье декларировать доходы не торопятся.

Алексей Трегубов, директор по развитию продуктов ДелоБанка, признал: чтобы программа заработала, необходимы дополнительные усилия властей. «Конечно же гражданам нужны гарантии, что их деятельность с принятием статуса самозанятого стала уже полностью легитимной, а не вызывает дополнительных, неизвестных рисков ограничений заработанных средств. Здесь свое слово должно сказать государство. Но и банки должны оптимизировать свои процедуры и регламенты под новую, перспективную категорию предпринимателей», — заявил он «Б.О».

Кредит — ловушка для банкира?

Пока, за неимением доходов, вложения в новые сервисы для самозанятых некоторые банкиры трактуют чуть ли не как «миссию». Но все же и они признают, что для банка работа с новой категорией плательщиков налога на профессиональный доход — задел «на перспективу». Задекларировав свои доходы, такие клиенты получат возможность брать кредиты (в том числе ипотеку, автокредиты), а банки — дополнительный доход. На тот же результат нацелены и все усилия банкиров в сегментах МСБ.

«В настоящее время наблюдается серьезная конкурентная борьба банков в сфере нефинансовых услуг малому бизнесу, — признает Алексей Войлуков. — Финансовое положение кредитных организаций во многом является производной от финансового положения их клиентов, так что помощь им в целях управления собственным принимаемым риском — нормальный предпринимательский интерес. Опыт, накопленный в ходе работы с заемщиками на разных этапах жизненного и кредитного цикла, а также полученный в процессе выполнения возложенных государством на банки контрольных функций, — база для “выращивания»” эффективных субъектов МСП».

Пока же львиная доля предпринимателей о кредитовании либо вовсе не задумываются, либо не могут себе позволить такую роскошь — с учетом текущих условий и ставок. Многие банкиры откровенно признают, что акселерация (одна из целей нацпроекта «МСП и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», стартовавшего 1 января текущего года) — не всегда во благо бизнесу. Здравая оценка собственных возможностей и отказ от банковского финансирования зачастую предпочтительнее, чем крах компании, переоценившей свои возможности.

Но для микробизнеса проблема получения заемных средств стоит особенно остро. «Наименьшие из субъектов МСП (а это категория микропредприятий с выручкой до 120 млн рублей) вынуждены привлекать средства небанковских финансовых организаций, друзей и родственников или же получают банковский кредит не как МСП, а как физические лица. — говорит Алексей Войлуков. — Согласно последнему исследованию Промсвязьбанка (индекс RSBI — Индекс МСБ), в четвертом квартале 2018 года только 8% микропредприятий подали заявку в банк и смогли получить кредит. Остальные или не смогли получить, или не пытались».

Программа с отложенным стартом

Для тех субъектов МСБ, кто все же решился обратиться за финансированием, банки предлагают «приманку» в виде предодобренных кредитов и овердрафтов, либо — в качестве альтернативы предпринимательским кредитам — индивидуалам действительно предлагают кредитование как физическим лицам. В основном это также предодобренные предложения от банков, и конкуренция за клиента в этом сегменте также весьма высока.

Факт наличия РКО конкретного клиента не гарантирует банку прибыль

На стадии работы над нацпроектом «МСП и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» предполагалось, что в течение шести лет его реализации доступ к дешевому кредитованию получит не только средний, но и микро- и малый бизнес. Для этих категорий специально выделены квоты в рамках программы расширения доступа МСБ к финансовой поддержке. Только на 2019 год на эти цели государство обещало выделить 1 трлн рублей, а к 2024 году сумма должна возрасти до 10 трлн. Из них 10% — квоты для микробизнеса.

Всем МСП обещаны кредиты через уполномоченные банки по ставке 8,5% годовых. Минэкономразвития в конце 2018 года утвердило 70 банков-агентов. Для самих кредитных организаций ставка будет субсидирована на уровне 2,5% годовых.

Можно констатировать: по состоянию на 1 мая программа не работает. В конце марта Павел Сигал, зампред правления Автоградбанка, в рамках обсуждения хода реализации нацпроекта поделился инсайдом: деньги не выделяются из-за разногласий между Минэкономразвития и Минфином, а план по «раздаче» 1 трлн рублей кредитов на 2019 год невыполним.

Алексей Войлуков сообщил «Б.О», что, по оценкам Ассоциации «Россия», участники программы в 2019 году готовы выдать чуть более четверти обещанной государством на поддержку МСБ суммы. Павел Сигал настроен более скептически: по его мнению, из-за всех «вшитых» в программу ограничений даже выдача 125 млрд рублей будет хорошим результатом.

Претензии к процентам

У банкиров есть четкое понимание: выдавать кредиты по программе 8,5% микробизнесу невозможно — слишком высоки риски невозвратов. К тому же в программе заложено множество ограничений по видам деятельности. Все это делает ее невыполнимой.

«С 2016 года Росбанк был участником стимулирования предприятий малого и среднего бизнеса, и программы были достаточно востребованы. Кредитование в рамках новой программы 8,5% в связи с большим количеством ограничений возможно только для клиентов среднего бизнеса, им Росбанк планирует выдать установленный лимит в 1,2 млрд рублей, — поделился планами Максим Лукьянович.

«Ассоциацией «Россия» представлены предложения по изменению программы. Ставку в 11% кредитные организации могут предложить ограниченному кругу субъектов МСП. Со стороны кредитных организаций высказывались предложения по повышению размера субсидии до 3,5%», — говорит Алексей Войлуков.

Дмитрий Костенко убежден, что процент субсидирования надо увеличить до 4-5%. По его мнению, для МСП будет интересна и ставка в 9–10% годовых, а для многих банков, учитывая высокий уровень дефолтов в данном сегменте, ставки ниже 15% годовых нерентабельны.

В Райффайзенбанке на 2019 год выдачи по новой программе запланированы на уровне 3,5 млрд рублей, или около 15% общих выдач малому бизнесу, сообщил Денис Скоков. «Не все заемщики могут воспользоваться преимуществами программы, так как в ней есть ограничения по отраслям и целям финансирования. Ограничения могут создать требования по равному предоставлению финансирования на оборотные и инвестиционные цели, отсутствие финансирования такой приоритетной для банка отрасли, как сдача недвижимости в аренду, невозможность выдавать кредиты на рефинансирование, — говорит он. — Новые риски для банка — ограничение доходности, в случае роста просрочки такие сделки могут оказаться ниже точки безубыточности».

Алексей Войлуков также обращает внимание на то, что для малых предприятий и для среднего бизнеса не предусмотрено никаких различий по количеству заполняемых форм отчетности. «Банкам выгоднее освоить лимит, выдав кредиты нескольким организациям крупными траншами, а не нести существенные операционные издержки на документооборот по микрокредитам. Без дифференцированного подхода к документообороту программа вызывает обоснованную критику», — убежден представитель Ассоциации.

В Росбанке согласны: для реализации программы необходимо сформировать понятный и легкий способ взаимодействия с Минэкономразвития через упрощение и уменьшение количества отчетных форм и предоставляемых документов. «Важно также упростить требования к банкам относительно предоставляемых кредитов (в настоящее время предусмотрены ограничения по суммам проектов на один регион, по объему заключенных договоров и выданных кредитов на контрольные даты и т.д.). Такое планирование на определенные даты представляется затруднительным с учетом того, что факт заключения кредитного договора и выдачи кредитных средств зависит не только от банка, но и в значительной степени от заемщиков», — поясняет Максим Лукьянович.

Засекреченные ОКВЭДы

«Также к сфере государственной политики относится вопрос расширения возможности субъектов МСП, занятых в сфере торговли, для получения доступа к льготному субсидируемому кредиту. Сейчас это возможно для работающих в моногородах, на Дальнем Востоке, в СКФО, в Крыму и Севастополе, а также в случае, если кредит предоставляется на инвестиционные цели, — перечисляет Алексей Войлуков. — Эта тема тесно связана и с тем, что предприятия торговли зачастую осуществляют реализацию подакцизных товаров (например, торговля алкогольной продукцией в продуктовом магазине или моторными маслами в магазине автозапчастей), а значит, не соответствуют условиям программы».

По словам вице-президента Ассоциации «Россия», до кредитных организаций до сих пор не доведен полный перечень запрещенных ОКВЭД (наличие которых у субъектов МСП лишает возможности получения льготных кредитов). Эта проблема актуальна не только в отношении торговых предприятий. Сама концепция того, что принимается во внимание наличие кода, а не факт осуществления деятельности в рамках данного ОКВЭД, по мнению эксперта, вызывает вопросы. «Выдвигаются многочисленные предложения по настройке программы, направленные на расширение числа предприятий, которые могут быть потенциальными заемщиками, в том числе связанные с возможным изменением Федерального закона № 209-ФЗ. В частности, есть инициатива допустить в число получателей тех, кто ведет деятельность в отдельных подакцизных отраслях; относить к субъектам МСП предприятия с выручкой менее 2 млрд рублей в год и с занятыми от 250 до 1000 человек — не только в легкой промышленности, но и в иных трудоемких отраслях, — пояснил Алексей Войлуков. — Мы неоднократно направляли свои предложения Корпорации МПС и Минэкономразвития. И мы рассчитываем, что правительство, получив обратную связь от банковского сообщества, готово к совершенствованию программы, по которой на следующие пять лет планируется существенная часть выдач на рынке».

Кредиты – не главное…

Дмитрий Костенко, будучи руководителем недавно образованного банка, увидел в программе еще одну «прореху». «Сегодня, чтобы стать участником программы, надо иметь портфель кредитов МСП, в том числе закрытых. Вопрос о том, как нарастить вышеуказанный портфель с учетом конкурирующих предложений банков, уже участвующих в программе льготного кредитования, остается открытым и решается каждым банком индивидуально», — недоумевает банкир. По его мнению, надо сократить перечень требований к банкам, претендующим на участие в программе субсидированного кредитования МСП.

Зато Павел Сигал твердо убежден, что правительство не заинтересовано в расширении перечня уполномоченных банков. «Я задал министру Орешкину (главе Минэкономразвития. — Ред.) вопрос: почему доступ к ресурсам получили не все 480 банков? Они все находятся под контролем ЦБ, имеют лицензию, — публично заявил банкир на обсуждении нацпроекта. — Министр сказал: “Зачем эти банки нужны? У нас есть Сбербанк, он хорошо выдает”. Вопрос возник после того, как Автоградбанк, который Павел Сигал представляет, не попал в программу. Впрочем, в перечне нет и многих банков, занимающих лидирующие позиции по работе с МСБ, в том числе банка “УРАЛСИБ”».

«Программа, безусловно, дает преимущества как банку (возможность предлагать клиентам более выгодные условия), так и заемщикам (возможность получить кредитные средства по ставке, незначительно превышающей ключевую), — подытоживает дискуссию Денис Скоков. — Насколько эффективно она будет работать, станет понятно через несколько месяцев после запуска».

Алексей Трегубов рассуждает о перспективах реализации нацпроекта с точки зрения клиентоориентированного подхода, который выходит за рамки кредитования и в целом отношений «банк — клиент». «ДелоБанк заинтересован в такой программе, если условия ее предоставления, требуемый пакет документов интересны нашим клиентам, — говорит банкир. – Но сегодня расти — как количественно, так и качественно, малому бизнесу может помочь не только, а возможно, и не столько кредитование. Больше проблем наши клиенты видят для себя в действиях регуляторов, коррупции, высокой налоговой нагрузке, доступе к рынкам. Решая эти проблемы или снижая комплексно их последствия, можно добиться и привлекательности предпринимательства, и его эффективности. Рост себя ждать не заставит».




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также